Что испытывают космонавты по возвращении на Землю

Некоторые космонавты называют момент возвращения на Землю «вторым рождением». Как долгий срок непрерывного пребывания на МКС влияет на космонавта? Что испытывают космонавты по возвращении на Землю и как сказываются космические привычки?
Некоторые космонавты называют момент возвращения на Землю «вторым рождением»: после посадки им нужно время, чтобы привыкнуть к хождению по твердой поверхности и восстановиться физически. Одним для этого нужны часы, другим — сутки.

Российские космонавты Михаил Корниенко и Сергей Волков, а также астронавт НАСА Скотт Келли утром 2 марта вернулись на Землю с Международной космической станции (МКС). В полете они побили несколько рекордов. Русская служба Би-би-си поинтересовалась у ветеранов космонавтики, что сейчас, вероятно, испытывают их коллеги.

Корниенко и Келли пробыли на орбите 340 суток — это самый долгий срок непрерывного пребывания на МКС. Келли также побил рекорд НАСА по «суммарному налету» — 552 дня. Волков пробыл на МКС 182 дня.

Как сообщили в «Роскосмосе», сразу после посадки экипаж отправили в медицинскую палатку для тестирования. Эти тесты необходимы для «отработки задачи по соблюдению условий посадки на другую планету».

С планируемым пилотируемым полетом на Марс связан и эксперимент по самостоятельному выходу космонавтов из спускаемого аппарата после приземления, правда, в этот раз он не удался — экипажу помогли выбраться.

С прицелом на Марс космонавты провели и больше, чем обычно, времени в открытом космосе. Корниенко и вернувшийся на Землю в сентябре 2015 года Геннадий Падалка находились за пределами станции 5 часов 34 минуты, Волков и продолжающий полет Юрий Маленченко — 4 часа 43 минуты.

Несмотря на рекорды нынешней миссии, самым долгим в истории остается полет россиянина Валерия Полякова: в 1994-95 годах он провел на станции «Мир» 437 суток.

Тошнит, ломает, кружит

Некоторые космонавты называют момент возвращения на Землю «вторым рождением»: после посадки им нужно время, чтобы привыкнуть к хождению по твердой поверхности и восстановиться физически. Одним для этого нужны часы, другим — сутки.

«Самое сложное при посадке — это даже не момент соприкосновения с Землей, а вхождение в плотные слои атмосферы, когда космонавт испытывает перегрузки торможения, то есть отрицательного ускорения, — рассказывает Сергей Крикалев, проведший на орбите 803 дня в 1980-2000-е годы. — После возвращения все космонавты испытывают тяжесть в организме, у кого-то она проходит быстро, у других задерживается».

У Александра Лазуткина, который пробыл на «Мире» 184 дня в 1997 году, иной опыт: «Для меня самой неприятной была встреча с Землей, сам удар. У нас элементы мягкой посадки не сработали, поэтому мы очень сильно ударились. После приземления у меня появились вестибулярные расстройства, когда головой качаешь, а тебя тошнит. Потом это быстро проходит — день, два, и все. К Земле привыкаешь быстро».

По возвращении на Землю покорителям космоса нужно соблюдать меры предосторожности.

«Нельзя резких движений делать, нельзя шнурки завязывать, потому что упадешь тут же, — продолжает Лазуткин. — В космосе из костей выходит кальций, они становятся слабыми, хрупкими. У нас был случай, когда один член экипажа палец сломал, просто задев им стол».

Не бросать, а передавать

Недавно вернувшимся космонавтам можно есть все продукты, но в меру, говорят ветераны. Бокал шампанского возможен, по мнению Лазуткина, а по мнению Крикалева — недопустим.

«Миссия космонавта не заканчивается сразу после приземления, — говорит Сергей Крикалев. — В течение нескольких дней он проходит медицинские тесты, результаты которых обобщаются и учитываются в будущих полетах. Бокал шампанского может “смазать” эту картину».

Космические привычки на Земле быстро забываются.

«Скажем, в невесомости можно предмет не передавать из рук в руки, а бросить его — он направится по назначению. Эта же реакция в первые дни сохраняется на Земле, у тебя что-то просят — ты бросаешь. Но после второго раза восстанавливаются земные привычки», — объясняет Лазуткин.

Особое чувство — первый по возвращении сон в земной постели.

«Первую ночь, даже две чувствуешь себя странно из-за того, что приходится перекладывать руки, ноги… В невесомости этого нет. Но все равно засыпаешь быстрее, чем в космосе», — делится Крикалев.

«Космос лично мне не снился, — вспоминает его коллега Лазуткин. — Все земное, не за что зацепиться».

При этом оба космонавта утверждают: несмотря на то, что в полете космонавты находятся в крайне тесном кругу своих коллег, по возвращении они не прекращают общаться — ни через день, ни через годы.

Сейчас на борту МКС находятся россиянин Юрий Маленченко, американец Тим Копра и британец Тим Пик. Возвращение экипажа предварительно намечено на 5 июня 2016 года.

Источник: Русская служба BBC, Великобритания
8 4.8 1 1 1 1 1 (8)
Темы космос
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи