Технология индивидуалиста от Павла Дурова

Павел Дуров оставил определенный след и каждый, кто живет в пост-Сноуденскую эру должен последовать за ним. Немного об технологиях, интернете, стартапах, инновациях и безопасности.
В 2006 году, когда Павел Дуров создал российский аналог Facebook — Вконтакте — он оказался в нужном месте и в нужное время. Страна была не только в шаге от бума социальных сетей, который тогда уже произошел по всему миру, но и находилась в практически не регулируемом интернет-пространстве — это было настоящей мечтой для разработчиков.

«В таких условиях можно было создать действительно многое. Правительство игнорировало Интернет. И это безразличие, наверное, одна из самых недооцененных функций правительств по всему миру», — делится Павел в письме журналисту Dazed.

Дуров оставил определенный след и каждый, кто живет в пост-Сноуденскую эру должен последовать за ним. И этот след ведет в Берлин, к новому мессенджеру, который может кардинально поменять рынок.

Приложение называется Telegram, и оно обещает вернуть приватность в наши ежедневные переписки. Как и WhatsApp, Telegram предлагает личные и групповые диалоги, а также обмен файлами. Главным отличием является то, что сообщения проходят серьезную систему шифрования, у приложения открытый API и некоммерческая направленность. В мире, где Facebook банально выкупает потенциальных конкурентов, — возьмем, к примеру, покупку WhatsApp за 22 миллиарда долларов — тот факт, что Telegram не продается, придает ему определенный шарм. Это, и конечно же, стикеры с историческими личностями. Популярность Telegram неуклонно растет (только в Великобритании за день было отправлено 8 миллионов сообщений; по всему миру больше 50 миллионов людей пользуются приложением), поэтому мы решили поговорить с Дуровым о том, сочтены ли дни Facebook, как русские могут бороться с произволом правительства и почему, по его мнению, страны, управляемые стартапами, это хорошая идея.

Когда вы стали интересоваться технологиями и интернетом?

Мне было 11, когда я начал делать игры под IBM PC XT. В 17 лет я создал веб-сайт для студентов моего университета. Он позволял им делиться лекциями и обсуждать экзамены — популярность быстро пришла.

Почему вы создали Вконтакте?

Я и мой бывший одноклассник решили дать студентам возможность оставаться на связи. Он был ответственным за начальное финансирование, я же занимался разработкой сайта, который стартовал в конце 2006 года.

Что поменялось в России с того момента?

Действия оппозиции в русском сегменте Интернета привели к тому, что правительство приняло законы, ограничивающие как лиц, предоставляющих услуги, так и потребителей. В результате российская техническая среда стала куда менее либеральной, потеряв свободу — одно из преимуществ над конкурентами.

Когда за время вашей работы во Вконтакте вы чувствовали себя в наибольшей опасности? В прошлых интервью вы упоминали случай с вооруженными сотрудниками ФСБ у ваших дверей…

Вооруженная полиция у моих дверей в 2011 году — это было пугающе. Но вот неожиданный — и не вполне легальный — захват 48% Вконтакте, который совпал со сфабрикованным против меня делом в апреле 2013 года, испугал меня куда сильнее.

Как, по-вашему, современная молодежь воспринимает события, происходящие сейчас в России: аресты высокопоставленных лиц, дело Pussy Riot, законы против гомосексуалистов, военное вовлечение в украинский конфликт?

Молодое поколение воспринимает это так же, как и старое поколение. Интеллектуальная элита беспокоится, а массам абсолютно плевать. Я считаю, что ключевое оружие при борьбе нового со старым — это технологии. Это касается любой индустрии и каждой страны. Такие сервисы, как Uber и Airbnb помогают избегать последников и излишней бюрократизации, а социальные сети и мессенджеры позволяют распространять правду и уличать ложь.

Facebook показал, что готов сотрудничать с государством. К примеру, недавно он закрыл страницу поддержки Алексея Навального. Что вы думаете о будущем Facebook? Могут ли такие действия привести к серьезной потере пользователей?

Facebook как сервис далек от идеала. Уже сейчас он теряет популярность среди молодого поколения, но пока им удается скупать всех серьезных конкурентов. Думаю, что не со всеми так получится. Есть компании, которые не продадутся. К примеру, Telegram.

Что отличает Telegram от других мессенджеров?

В декабре 2011 года многие российские силовые структуры обратили на меня внимание из-за того, что я отказался закрывать группы оппозиции в VK. В 2012 году мы с братом создали зашифрованный мессенджер исключительно для нашего пользования. За WhatsApp и другими приложениями следили власти, нам же хотелось безопасно обмениваться информацией между собой. После разоблачений Сноудена мы поняли, что эта проблема не уникальна, так как она существует и в других странах. Поэтому мы представили программу обмена зашифрованными сообщениями широкой общественности.

Но мы не собирались останавливаться на звании самого защищенного мессенджера. Мы создавали Telegram как самое быстрое, понятное и многофункциональное устройство. Telegram позволяет вам делать невероятно много: использовать его на нескольких устройствах сразу (включая ноутбуки и планшеты), отправлять огромные видео, проводить мгновенный поиск по всем сообщениям, устанавливать таймер удаления для сообщений, редактировать фотографии на уровне Photoshop, отвечать конкретным сообщениям в групповой беседе, устанавливать дополнительные пароли и многое, многое другое. Все это заключено в понятный, быстрый и вылизанный интерфейс. Он именно такой, каким должен был стать WhatsApp, но не смог.

На своем сайте вы написали, что Telegram не принадлежит какой-либо стране. Не могли бы вы объяснить это утверждение? Ваша идея гражданина мира вытекла из опыта жизни в России или же это отражение пренебрежения к географическим границам?

Мне не нравится любое вмешательство правительства в жизнь людей. Я недоволен чрезмерным регулированием и необычайно высокими налогами Европы так же, как я был недоволен случаями преследования оппозиции в России. По-настоящему свободных стран вообще нет: свобода слова, самовыражения и предпринимательства ограничены везде, только способы отличаются.

Почему же вы разместили Telegram в Берлине? Какова атмосфера в его технологических кругах?

История этого когда-то разделенного города сделала его уникальным. Нынешний Берлин — это точка пересечения Западной и Восточной Европы: в нем совмещены плюсы этих двух миров. Но наша команда не сидит только в Берлине, мы много путешествуем и можем уже к концу года полностью сменить нашу дислокацию.

А что вы думаете о систейдинговом движении, члены которого хотят создать плавающие города-государства, своеобразные «стартап-страны»? Один из членов этого движения, Баладжи Сринивасана, в октябре прошлого года сказал: «Мы хотим показать общество, которым управляла бы Кремневая Долина». Каковы ваши мысли по этому поводу?

Я их полностью поддерживаю. Мир отчаянно нуждается в экспериментах и инновациях, когда дело касается системы образования, налогообложения, правил миграции, системы выборов и много другого. Но все это развивается очень медленно. На сегодняшний день в социальной и прочих сферах очень мало инноваций, потому что ООН и другие государства не позволят вам просто так создать новую страну.

Сейчас во многих странах происходят важные изменения норм сетевого нейтралитета. Не могли бы вы поделиться вашей позицией по этой теме?

Естественно, несколько больших компаний стараются, чтобы весь мир отказался от сетевого нейтралитета. В результате они могут избавиться от нежелательной конкуренции. Я считаю, если мы потеряем сетевой нейтралитет, то показатели скорости инноваций и уровня конкурентоспособности в рамках интернет-индустрии значительно упадут. Наш долг как потребителей — противостоять этим инициативам.

Считаете ли вы, что ваш мессенджер и другие сервисы символизируют грядущую большую перемену в индустрии? Большинство пользователей в пост-сноуденском мире обеспокоено тем, как распоряжаются их информацией, поэтому они ищут альтернативы.

Люди больше беспокоятся о безопасности своих данных и начинают интересоваться, как же их информацией распоряжаются. К примеру, тот факт, что с момента старта Telegram не раскрыл и байта данных сторонним организациям, частично объясняет его популярность. Однако строгая конфиденциальность и сильная система шифрования не заставит людей перейти на ваш продукт. Чтобы привлечь 50 миллионов пользователей на переполненном рынке, Telegram должен быть лучшим во всех аспектах: более высокая скорость доставки сообщений, более выверенный дизайн, исключительная простота использования и еще больше нововведений в еще более частых обновлениях. Только так можно привнести в жизнь миллионов пользователей, которые упустили важность разоблачений Сноудена, усиленную безопасность и конфиденциальность.

Источник: dazeddigital.com
30 4.3 1 1 1 1 1 (30)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи