Частные военные компании – наемники XXI века

Военные наемники для самой грязной работы в боевых действиях. Частная организация с укомплектованная высококлассными специалистами, которые не только умеют, но и любят воевать. Военные наемники из частных компаний, которые принимают участие во всех горячих точках планеты.
По данным агентства IRIN, занимающегося освещением ситуаций в проблемных регионах, в последние годы в мире продолжаются около 40 вооруженных конфликтов. Многие длятся долгие годы, некоторые – десятилетия. Количество жертв таких конфликтов переваливает за десятки тысяч человек. За долгое время кровопролития участники начинают забывать, кто, с кем и почему воюет, а ряды участников пополняются различными добровольцами: какая-то часть из них – действующие военные под прикрытием, какая-то – искренне верящие в свою правоту идеалисты, но все чаще появляются наемники. Порой они преподносят себя как идеалистов, но многие действуют по договору, как наемные военные спецы. Они – это представители так называемых частных военных компаний (ЧВК).

ЧВК — это частная коммерческая структура, укомплектованная высококлассными техническими специалистами, контролируемая государством и работающая в интересах государства. В этом ее, по идее, коренное отличие от классических отрядов наемников и террористов. Но порой ЧВК больше напоминают последних.

Основным документом, регламентирующим деятельность частных военных компаний, является так называемый «Документ Монтрё», согласованный ООН 17 сентября 2008 года. Согласно документу, «ЧВК – это частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги, независимо от того, как они себя характеризуют. Военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например, транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников». В том же документе указано, что государства имеют право заключать договор с любыми ЧВК, однако, в этом случае они (государства-контрагенты) несут ответственность за действия нанятых ими структур, в том числе за нарушения международного права.

История появления «частников»

Одна из хронологий развития ЧВК предполагает три условных периода: 1940-1970-е; 1980-1990-е годы и с 1990-х годов по сей день. Границы, разумеется, весьма условны в силу того, что очень трудно определить жесткие временные рамки перехода от одного состояния к другому.

Возникновение современного наемников замечено после Вторую мировую войну, когда тысячи людей, внутренне опустошенных, но профессионально обученных убивать, остались невостребованными. На этих профессионалов появился спрос. Впервые коммерческие отряды продемонстрировали себя как единая и грозная сила во время подавления волны национально-освободительных движений в Африке. Результатом стал запрет наемнической деятельности на уровне ООН. Этот запрет был заключен в Дополнительном протоколе I к Женевской конвенции о защите жертв войны 1949 г. Однако часть стран так и не ратифицировала его – в частности США.

Оставшиеся наемники переквалифицировались в охранные структуры. Они занимались охраной как отдельных компаний, так и целых правительств. Частные охранные компании постепенно стали серьезной силой для исполнения «грязной работы», в том числе по заказу спецслужб и террористических организаций.

С начала 90-х резко увеличивается роль уже полноценных структур ЧВК в локальных и региональных конфликтах. Этому способствует массовые сокращения военнослужащих как в западных странах в 1980-е, так и на постсоветском пространстве после развала СССР. С тех пор ЧВК только наращивали влияние и боевую мощь, участвуя в военных и миротворческих операциях наряду с родами и видами вооруженных сил.

Если в начале 1990-х годов на 50 кадровых военных приходился лишь один «частник», то к 2012 году это соотношение сократилось до 10:1 и имеет тенденцию к дальнейшему сокращению. Только в Афганистане и Ираке работают несколько сот частных военных и охранных компаний, в которых числятся более 265 тысяч частных контрактников.

На 2012 год в мире было зарегистрировано более 450 частных военных компаний по всем направлениям деятельности, относящиеся к определенным типам частных компаний.

Постепенно государства стали переходить к практике аутсорсинга, то есть проведения военных и разведывательных операций силами сотрудников ЧВК. К ним переходит часть функций армии и полиции. В современных международных миротворческих операциях они являются равноправным правовым субъектом наряду с родами и видами вооруженных сил.

Существуют три категории частных военных подрядчиков (другое название ЧВК): «поставщики» – их действия (по крайней мере, по уставу) сугубо оборонительные, они обеспечивают подготовку кадров и частные охранные услуги в зоне конфликтов; «консалтинговые» фирмы – они предоставляют консультации отставных старших офицеров, обладающих административными способностями; компании материально-технической поддержки – обеспечивают снабжение, тыловые функции и логистику с помощью нанятых гражданских строителей и инженеров с опытом работы в зоне боевых действий. В связи с развитием пиратства в Аденском заливе для ЧВК появилось новое направление деятельности, морское – борьба с пиратством, сопровождение кораблей, ведение переговоров по передаче выкупов и захваченных судов и экипажей.

При этом, как еще в 2008 году отмечала российский политолог Вероника Крашенинникова на страницах журнала «Россия в глобальной политике», профессиональный уровень коммерческих военных компаний говорит о их высоком статусе:

Военные подрядчики мало похожи на лихих наемников, процветавших в 1980–1990-е в Африке. Их компании становятся объектом инвестиций самых богатых корпораций из списка Fortune-500. Они хорошо интегрированы в истеблишмент, а руководящие должности в них занимают бывшие высокопоставленные госслужащие.

Что говорить, если уже в 1992 году сам министр обороны США Ричард Чейни поручил компании Brown and Root (сегодня – Kellogg, Brown and Root) изучить ситуацию с использованием частных военных подрядчиков в зонах конфликтов. А в 1995-м Чейни возглавил материнскую компанию Hаlliburton, которой руководил до возвращения на госслужбу в 2000 году.

Крупнейшие западные ЧВК

Из более чем 400 частных компаний, зарабатывающих деньги на войне, широко известны лишь некоторые. Перечислим несколько самых известных ЧВК:

Частные военные компании – наемники XXI века

Academi (США)

Компания основана отставным офицером спецназа ВМС США Эриком Принсом. Имеет в своем распоряжении современный полигон, вертолеты, катера и сторожевые корабли, которые используются береговой охраной США. Строит тренировочные комплексы для обучения собственных сотрудников, а также работает по контракту с ВС США и спецслужбами, обучая их личный состав.

Бывшая Blackwater стала широко известна после инцидента в иракском городе Фаллуджа в апреле 2003 года, когда ее сотрудники вступили в противодействие с местным населением, спровоцировавшим открытие огня. В результате боестолкновения 4 сотрудника компании были захвачены экстремистами и зверски убиты. В ответ войска объединенной коалиции предприняли штурм города, который привел к многочисленным жертвам среди мирного населения. Только в 2007 году получила от американского правительства более 1 млрд долл. за выполнение специальных заданий на иракской территории. Имеет представительство в Ташкенте.

Kellog, Brown and Root (США)

Является структурным подразделением компании бывшего вице- президента США Дика Чейни Hаlliburton, активно участвовала в югославском конфликте – как логистическая компания и как основная структура по подготовке кадров для местной полиции. Занимается также охраной нефтяных месторождений и промышленных объектов в Ираке.

Groupe-EHC (Франция)

Создана в 1999 году бывшими офицерами французской армии. Первая французская военная компания, представленная в США. Компания работает в регионах с высокой степенью риска, прежде всего в бывших французских колониях и африканских странах. Имеет опыт работы в Ираке, Пакистане, Афганистане, Индонезии, Польше.

MPRI International (Military Professional Resources) Inc. (США)

Предоставляет широкий спектр комплексных услуг для вооруженных сил США и иностранных правительств более чем в 40 странах. Компания предоставляет обучающие и поддерживающие программы для сотрудников спецподразделений, программы по стабилизации конфликтных ситуаций в различных регионах, услуги по обучению и подготовке по вопросам управления личным составом государственных военных структур, аналитическую поддержку специальным операциям и т.д. Ведет программы по безопасности в Афганистане, Кувейте, Боснии, Экваториальной Гвинее.

Помимо основных функций MPRI International оказывает содействие государственным органам в разработке стратегий эффективного анализа информации, поддержку при проведении исследований и оценки общественного мнения. А также программу по борьбе с коррупцией, которая включает в себя создание и функционирование специального института генеральных инспекторов в каждом министерстве и ведомстве для выявления коррупционных проявлений, как в стабильных, так и в нестабильных условиях.

На настоящий момент управление компанией осуществляют генерал К. Вуоно, бывший начальник штаба экспедиционных войск Вооруженных Сил США во время операций в Панаме и «Буря в пустыне», и генерал Э.Сойстер, бывший глава РУМО – военной разведки США.

Участие в конфликтах

ЧВК участвовали практически во всех современных глобальных конфликтах. В феврале 1994 года президенты боснийских мусульман Алия Изетбегович и Хорватии Франьо Туджман были вынуждены под давлением США подписать договор о прекращении боевых действий между хорватами и мусульманами в Боснии и Герцеговине (война 1993-94 годов), при этом взяв на себя обязательства военного противодействия сербам. За реализацией положений этого соглашения следила частной военной компании MPRI по поручению Госдепа США.

ЧВК, состоящая из американских офицеров в отставке, сумела в кратчайшие сроки подготовить военных высшего звена армий Хорватии и Боснии. Разумеется, достаточно высокая доля военного успеха наступательных операций, проведенных хорватскими и боснийскими войсками весной-осенью 1995 года (так называемый «Балканский блицкриг») против сербов в Хорватии, Боснии и Герцеговине – это заслуга специалистов частных военных компаний, непосредственно участвовавших в конфликте. Другая, не менее известная ЧВК DYNCORP Inc. активно участвовала в полицейских операциях в Боснии и Герцеговине, Косово.

Во время югославского конфликта в 1994 году MPRI International организовывала подготовку высшего командного звена вооруженных формирований Хорватии и Боснии, разработала и внедрила эффективную систему оперативной связи между штабами и восками НАТО.

MPRI играла ключевую роль в организации кровавой операции хорватской армии «Storm» в Сербской Краине весной и осенью 1995 года.

После окончания активной фазы конфликта компания продолжила работу с ОАК (Освободительной армией Косово), затем проводила работу с албанскими вооруженными формированиями в Македонии в 2000-2001 годах, правительственными войсками в Либерии и Колумбии.

Таким образом, США, не вмешиваясь в политический процесс официально, добились впечатляющих результатов. По программе подготовки офицеров резерва сотрудники MPRI работают в военных учебных заведениях как преподаватели и администраторы. Специалистами компании подготовлены методические пособия для Пентагона по взаимодействию с ЧВК при проведении военных операций. Специалисты компании занимаются подбором вооружения и его закупкой (в т.ч. подготовка и реализация контрактов), реформированием ВС Грузии по бригадному образцу, принятому в большинстве стран НАТО, подготовкой солдат и унтер- офицеров (в т.ч. и на базе «Camp Yankee» в Кувейте перед переброской в Ирак в качестве участников коалиционных войск), подготовка офицеров штабов, разработка грузинской военной доктрины, учебных пособий и программ подготовки военнослужащих, проведение военных учений, разработка планов военных операций в отношении независимых Южной Осетии и Абхазии.

Настоящим Клондайком для ЧВК стали войны НАТО в Афганистане и в Ираке. Основным доходом для ЧВК являлось тыловое обеспечение, а на тыловое обеспечение военной компании в Ираке было потрачено порядка 138 миллиардов долларов.

К 2008 году численность американского воинского контингента в Ираке составляла 160 тыс. человек, а сотрудников ЧВК насчитывалось около 180 тыс.

Множество раз ЧВК критиковали за излишнюю жестокость по отношению к мирному населению. Один из самых известных инцидентов с участием наемников произошел 16 сентября 2007 года в Багдаде. Тогда сотрудники компании Blackwater находились в составе конвоя с дипломатами Государственного департамента США. Внезапно началась перестрелка (точнее будет сказать – расстрел), в результате которой погибло 17 мирных жителей.

Существует несколько версий причин ситуации. Разумеется, сотрудники компании оправдываются тем, что рядом с ними было применено взрывное устройство и огонь был открыт в целях самообороны. По утверждениям иракцев, никакого нападения на конвой не было, и у провожатых банально сдали нервы после того, как проезжавшая мимо конвоя машина отказалась остановиться по требованию иракского полицейского.

Результатом бойни послужило лишение компании лицензии аж на целую неделю. Расследование не нашло подтверждения атаке на конвой. Иракское правительство инициировало вывод сотрудников Blackwater из страны, затем, через некоторое время, контракт был возобновлен. Впоследствии, компания была расформирована, чтобы восстановиться под другим именем. Сейчас компания Blackwater известна под именем Academi и продолжает успешно осуществлять свою деятельность по всему миру

Бесчеловечное отношение к мирным жителям – далеко не единственное обвинение, которое предъявлялось к ЧВК: структуры также подозревались в отмывании денег, контрабанде оружия, не говоря уже о выполнении секретных незаконных заданий от спецслужб.

С отмыванием денег все достаточно просто: средства, попадающие в распоряжение компаний, колоссальные, отследить на месте, куда направляется тот или иной денежный поток крайне трудно. Деньги непосредственно «на земле» можно списать куда угодно: невозвратные потери, вышедшее из строя вооружение, медицинские нужды и тд и тп. Список можно продолжать до бесконечности.

Одним из самых ярких специалистов по мастерскому отмыванию денег стал бывший министр обороны США Дик Чейни. Из длинного списка обвинений к нему (ни одно из которых, разумеется, не было доказано) упомянем лишь одно: аудиторская проверка компании Kellog Brown & Root, являющейся дочерней компанией нефтяной сервисной корпорации Halliburton Дика Чейни, выявила завышение на 67 млн долл в проекте создания в Ираке сети кафетериев для американских военных.

ЧВК на войне в Донбассе

Начиная с государственного переворота на Украине 2013 года, страна закономерно стала ареной скрытого противостояния западных государств во главе с США и России. На протяжении всей гражданской войны на Украине в прессе постоянно всплывают слухи об участии в конфликте западных ЧВК. Главным оружием Запада в этой войне стали именно ЧВК. И хотя доказательств непосредственного участия в боевых действиях сотрудников ЧВК нет, основания для подозрения их в заинтересованности определенного исхода существуют.

Украина давно привлекала подобные компании в силу своих особенностей, в частности, в силу географического положения. Например, Одесса стала одним из крупнейших перевалочных пунктов для базирования частных лиц, участвующих в военных действиях. В связи с этим иностранные ЧВК вели здесь активную деятельность вплоть до открытия собственных представительств. Но с начала событий 2013-2014 годов Украина перестала быть просто перевалочным пунктом, превратившись в непаханое поле многочисленных заказов как от западных структур, так и от местных политических и экономических элит, преследующих собственные интересы.

Интересный слух прошел в середине апреля 2014 года, когда отряды ополчения на Юго-Востоке одержали ряд военных успехов: тогда, по неподтвержденным данным, в Донбассе было задержано 20 граждан США.

Разумеется, речь шла не об американских добровольцах, поверивших в светлые идеалы майдана, а о профессионалах из ЧВК. Неофициально сообщалось, что возвращение американцев стало одной из тем визита главы ЦРУ Джона Бреннан.

Наем сотрудников ЧВК зачастую упоминается вместе с именем одиозного украинского олигарха Игоря Коломойского. На фоне имеющихся данных о его фактически личных армиях было неудивительно услышать и о наеме им сотрудников западных ЧВК. В открытых источниках упоминается наем порядка 300 специалистах из Academi и аффилированной с ней Greystone Limited. Главным источником информации упоминался некий контакт из СБУ, так что достоверность информации проверить крайне затруднительно. Однако показателен тот факт, что вскоре вышло разоблачение «утки» от самого честного и беспристрастного СМИ на свете – «Радио Свобода». Выдвигаемые контраргументы сопровождались битыми ссылками и высмеивающей манерой повествования. Зачем надо было опровергать и без того ничем не подтвержденную информацию – непонятно.

Среди ЧВК, которым приписывают деятельность на Украине, также упоминается ЧВК под руководством поляка Ежи Джевульского. По имеющимся данным, он прошел подготовку по борьбе с терроризмом в США и Израиле. По слухам, именно его сотрудники участвовали в подготовке операции по окружению и проведению полицейской миссии в районах Славянска.

В конце 2014 года в СМИ прошла информация о возможной подготовке украинских солдат специалистами из западной ЧВК. Указывалось даже конкретное место, где планируется осуществлять подготовку, – Яворовский учебный центр ВСУ (Львовская область).

Через некоторое время данная информация подтвердилась благодаря добытым группой «КиберБеркут» документам, касающихся контактов Киева с американской ЧВК Green Group, однако на данный момент документы изъяты из публичного доступа.

Важно отметить, что помимо иностранных ЧВК, имеющих контракты с государственными или частными структурами, на Украине существуют официально зарегистрированные национальные ЧВК. Согласно международным документам, таковых четыре. Вместе с тем, на сегодняшний день достоверно известно об участии в вооружённом конфликте в Донбассе компании Omega Consulting, которой руководит Андрей Кебкало. Весной 2014 года компания открывала вакансии «консультанта», которую планировалось закрыть к 1 мая 2014 года. Одним из предъявляемых к кандидатам требований являлось наличие Донецкой, Харьковской или Луганской прописки. Официально компания признала своё участие в операциях по «экстренному выводу персонала Заказчика из Автономной Республики Крым и Донбасса». В настоящий момент отдел по связям с общественностью признаёт наличие контрактов, связанных с действиями в регионах Донецка и Луганска, однако утверждается, что правительственных заказов не поступал – все договоры заключены с частными лицами или предприятиями.

По имеющимся данным можно констатировать, что западные ЧВК активно действовали на территории Украины в последние 3 года. Однако выяснить какие-либо достоверные данные без помощи очередного Сноудена фактически невозможно.

Это, собственно, и есть самый главный плюс ЧВК – полная анонимность, скрытность и недоказуемость связи с заказчиком. Остается только предполагать о том, как успешно США продвигает свои национальные интересы за счет наемных спецов.

Даже если кто-то поймает такого «частника», доказать его принадлежность к ЧВК практически невозможно: на «работу» они выходят, как правило, без опознавательных знаков или под прикрытием, как сотрудники неизвестных гражданских фирм, зарегистрированных по всему миру. Нередко они прикидываются добровольцами-энтузиастами. Официально зарубежные ЧВК оказывают только такие услуги, как консультация и сопровождение работ по совершенствованию ВСУ, Национальной гвардии и других силовых структур Украины.

Война на аутсорсинге

Аутсорсинг военных функций государства частным компаниями создает совершенно новые параметры военно-гражданских отношений и условия в конфликтных регионах. Возникает множество вопросов и непонятных нюансов: как оценивать те или иные военные отряды ЧВК – как вспомогательные отряды вооруженных сил или независимые и никому неподконтрольные группировки? Как их контролировать? Кто может привлечь их к ответственности за военные преступления и беспредел? Где гарантии, что они будут действовать в интересах законных правительств и не будут перехвачены частными лицами, крупным капиталом?

Вовлечение частных компаний в принятие военно-силовых решений заставляет задуматься не только над правовыми вопросами, но и над моральными – насколько таким компаниям позволительно участвовать в ситуации, где на чаше весов жизни граждан государства? Ведь «частники», по сути, выступают как некие нейтральные фигуры, которые не несут ответственность ни перед кем.

Вероника Крашенинникова откровенно называет главную опасность и одновременно преимущество использования ЧВК в военных конфликтах:

Помимо экономии на прямых расходах, приватизация военных функций позволяет избежать ответственности за ошибки и политические издержки: в случае неудачи провал будет списан на компанию. Стреляющий без разбору солдат регулярных войск может спровоцировать международный конфликт и навлечь волну возмущения на страну. Подрядчик же просто будет уволен и раскритикован, его компания рискует потерять контракт, но этим ее неприятности ограничатся. «Аутсорсинг вины», предоставляемый военным подрядом, – это очень полезный для государства ресурс.

Война на аутсорсинге, позволяющая перенести вину за военные преступления с официальных вооруженных сил на «частников», – чрезвычайно удобная и в то же время рискованная вещь. При определенном злоупотреблении можно через некоторое время получить ситуацию, когда в военных конфликтах будет участвовать каша военных группировок, неподконтрольных по-настоящему ни государствам, ни международным структурам.

Автор: Артем Добровольский
14 4.4 1 1 1 1 1 (14)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи