Особенности спецподразделения «Альфа»

Основная работа сотрудников отряда «Альфа» — осуществление специальных силовых операций по предотвращению террористических актов, поиску, обезвреживанию или ликвидации террористов, освобождению заложников.
Об истории и современной боевой деятельности группы «Альфа» Центра специального назначения ФСБ РФ журналу «Национальная оборона» рассказал Сергей ГОНЧАРОВ, 15 лет верой и правдой прослуживший в рядах этого легендарного антитеррористического подразделения.

— Сергей Алексеевич, каковы были причины создания группы «Альфа»? И почему для группы антитеррора было выбрано именно такое название? Может, потому, что «альфа» – первая буква греческого алфавита, и группа, носящая такое название, всегда должна быть первой в борьбе с террором?

— Группу «Альфа» создали в далеком 1974 году. Это был период расцвета Советского Союза и в то же время в 1970-х начали проявляться определенные проблемы с террором и с обеспечением общественной безопасности в нашей стране. Первой проблемой, послужившей причиной создания спецподразделения «Альфа», стало диссидентсво. Многие диссиденты в то время совершали из ряда вон выходящие поступки. Вторая причина – страны вероятного противника, такие как Германия, Великобритания, США, Франция, уже имели подобные подразделения. Третья причина – Олимпиада в Мюнхене в 1972 году показала, что группа вооруженных террористов может захватить и уничтожить заложников, нанеся удар по престижу государства. Мы готовились к Олимпиаде-80 и понимали, что необходимо обеспечить безопасность этого масштабного мероприятия. Эти три причины подтолкнули председателя КГБ СССР Юрия Владимировича Андропова подписать 29 июля 1974 года приказ о создании группы «А». Изначально в ее состав вошли всего 50 человек – только офицеры КГБ СССР с безупречной репутацией.

А что касается названия, то руководство КГБ СССР действительно считало, что мы должны быть первыми. Проблема терроризма уже беспокоила нашу страну, и «Альфа» должна была стать брендом, реальной силой, которая успешно решает антитеррористические задачи. И она делает это результативно уже 41 год.

— Как в 1970-е годы происходило накапливание знаний по борьбе с терроризмом? Был ли для этого организован аналитический центр? Приходилось ли руководству группы «Альфа» и вам лично начинать с нуля или были сотрудники, которые уже обладали определенными знаниями из области антитеррора, получив их в Погранвойсках или в зарубежных командировках?

— Изначально работали методом «тыка», определяли, чем заниматься и что изучать, изучали предметное поле. Подняли все документы относительно событий террора и антитеррора, которые имели место в Европе и США. ПГУ КГБ также посодействовало нам в получении необходимых материалов по борьбе с террором. В Москве мы изучили все аэропорты и вокзалы. Определили исходящие угрозы пассажирам и самолетам. Мы отработали штурм всех видов самолетов, которые летали в СССР. Все было отработано досконально на практике и в планах.

За рубежом наши сотрудники действительно проходили обучение, но сведения на этот счет составляют гостайну. Кроме того, к нам приезжали сотрудники спецподразделений из стран Варшавского договора или из стран, лояльных к СССР, и обучали нас. Например, рукопашному бою нас обучали кубинцы.

Что касается аналитического центра, то в «Альфе» он был и существует сейчас, имеет обширный опыт сбора и анализа информации относительно террора и антитеррора.

— Каковы были и есть критерии отбора кандидатов в группу «Альфа»?

— Первое условие – быть офицером КГБ СССР, а сейчас – желательно быть офицером ФСБ или офицером армейского спецподразделения с боевым опытом. Второе – готовность пройти отбор в соответствии с тем физическим нормативом, который был разработан для приема в подразделение. Было требование иметь первый разряд по какому-либо прикладному виду спорту, например, рукопашному бою, стрельбе и т.д. Были люди, которые имели предварительную подготовку и навыки боевых пловцов. Высокие требования предъявлялись к морально-волевым качествам – преодолению чувства страха и способности работать в коллективе. Мы все проходили парашютную подготовку, обкатку танками, тренировки и тесты, которые позволяют понять, может ли офицер бороться со своим страхом и выполнять боевую задачу. Изначально мы набирали в основном оперативных сотрудников КГБ. В 1980-е годы стали набирать кандидатов на поступление в подразделение из десантных частей и пограничных войск, поскольку они были ближе к нам по подготовке.

Желающих служить в нашем спецподразделении много, скамейка запасных у нас большая. Отбор идет по очень многим критериям. Из десяти кандидатов проходят отбор один-два человека.

Особенности спецподразделения «Альфа»
С момента создания в группе «Альфа» серьезное внимание уделяется парашютно-десантной подготовке.

— Как выглядит подготовка в группе «Альфа»? На развитие каких навыков и боевых качеств у бойцов в «Альфе» делается ставка?

— Подготовка – это боевое дежурство, на которое заступают наши офицеры. Сотрудники нашего спецподразделения находятся в постоянной боевой готовности к вылету в любую точку России. С момента создания группы «А» страна не остается без антитеррористического зонтика – разработанных нашим подразделением методов прикрытия. Мы всегда находимся на боевом дежурстве. День начинается с физической подготовки, затем следует стрельба и изучение тех ситуаций, которые были в истории антитеррора и спецопераций. Эти события прорабатываются в учебных классах и на практике, разбираются подробно, рассматриваются ошибки, а затем берутся на вооружение сотрудниками группы «А».

У нас есть специализация, и нет такого сотрудника, который мог бы делать все. Есть снайперы, боевые пловцы, минеры, переговорщики, штурмовая группа. Кстати, в «Альфе» много времени уделяется горной подготовке. Ставка делается на развитие выносливости, упорства, ловкости, сообразительности, навыков работе в команде. Ведь успех в борьбе с террором зависит от слаженных действий всей оперативно-боевой группы, которая принимает участие в спецоперации.

— С бойцами «Альфы» проводится психологическая работа, направленная на то, чтобы подготовить думающего бойца, или «альфовец» – это, прежде всего, результат длительных физических тренировок?

— Подготовка офицера спецназа занимает пять-шесть лет. Тренировки осуществляются системно, и ставка делается как на четкое выполнение приказа, так и на развитие оперативно-тактической смекалки. Боец «Альфы» не робот, это творчески думающий воин, готовый подстраиваться под условия выполнения боевой задачи, принимать решения в ходе боевой операции с учетом приказов командования.

— Кстати, сотрудник «Альфы» называется «боец» или «оперативник»? И на что в «Альфе» делается упор в боевой подготовке: на работу в команде или на одиночную подготовку?

— Сотрудник «Альфы» называется «боец», а не «оперативник». И в этом есть нечто героическое. Сотрудники «Альфы» гордятся этим названием.

Что касается подготовки, то снайперы готовятся действовать в одиночку и с помощником. Успешные действия этого сотрудника – залог успеха всей операции. Штурмовые группы готовятся действовать слаженно, в составе одной команды – как единое целое.

— Офицеры «Альфы» прыгают с парашютом? В группе уделяется внимание парашютно-десантной подготовке?

— Офицеры «Альфы» постоянно прыгают с парашютом. Только в период начальной парашютной подготовки делается по десять прыжков. «Альфа» способна десантироваться на любой территории в полной боевой экипировке и выполнить боевую задачу по приземлении.

— Осуществляет ли «Альфа» сопровождение высокопоставленных лиц, как немецкая GSG 9 или американская Delta?

— Мы осуществляли контроль за безопасностью нашей делегации на Кубе летом 1978 года на случай террористических действий. «Альфа» обеспечивала и обеспечивает по указанию руководства страны безопасность первых лиц государства. После 1991 года группа «Альфа» была передана в Главное управление охраны. И тогда «Альфа» обеспечивала безопасность двух президентов – Михаила Горбачева и Бориса Ельцина.

— Много ли времени тратится на подготовку снайпера «Альфы»? В чем особенность снайперской подготовки? Или, учитывая то значительное время, которое в группе уделяется огневой подготовке, можно сказать, что все «альфовцы» – снайперы? Есть ли в «Альфе» специальные снайперские группы, как в спецназе ВДВ, или снайперы работают в составе оперативно-боевых групп? Осуществляла ли «Альфа» успешные операции по освобождению заложников с применением снайперов?

— Мастерство снайпера «Альфы» находится на высоком уровне, так как он должен поразить террориста и не попасть в заложника. В международных соревнованиях мы занимаем первые места по снайперской подготовке. Не все «альфовцы» являются снайперами, но при этом стреляют высококлассно из всех видов оружия. Особенность снайперской подготовки «Альфы» заключается в упоре на антитеррор, работу в городских условиях, когда противник прикрывается заложниками. Снайпер «Альфы» должен лежать на позиции столько времени, сколько потребуется для успешного решения операции. Снайперы работают как самостоятельно, так и в составе оперативных групп.

Успешную операцию с применением снайпера «Альфа» осуществила на Васильевском спуске в Москве в 1995 году, когда преступник захватил автобус с 25 южнокорейскими туристами. Снайпер определил ход операции и ликвидировал преступника.

— Использует ли «Альфа» в оперативно-боевой деятельности технические средства антитеррора и ведения разведки? Например, беспилотники?

— Беспилотники давно вошли в употребление как в армейских частях спецназначения, так и в спецслужбах. Теперь от них зависит качественный сбор разведданных. «Альфа» – современное спецподразделение и использует беспилотники в процессе тренировок. В целом техническому оснащению группы придается высокое значение.

— Взрывные устройства являются основным оружием террористов. Приходилось ли вам сталкиваться с этим видом терроризма? Достаточное ли внимание уделяется в «Альфе» минной подготовке?

— В период первой и второй чеченских войн в ходе борьбы с незаконными вооруженными формированиями «Альфа» столкнулась с боевым применением мин, фугасов и самодельных взрывных устройств (СВУ). В «Альфе» достаточно много времени уделяется минному антитеррору, изучается предшествующий отечественный и зарубежный опыт. Есть группа специальных подрывников, работающих как на противодействие СВУ и разминирование, так и на проведение подрывных работ в ходе штурма здания. Успешные операции такого типа проводились в Афганистане, Чечне, Северном Кавказе, в ходе спецопераций.

— Как выглядит структура «Альфы»? Известно, что британская SАS и германская GSG 9 сформированы по принципу сферы действий: суша, море, воздух. В SАS также есть горный эскадрон. «Альфа» устроена также?

— При создании «Альфы» не копировались организационно-штатные структуры западных спецслужб, но были учтены. У нас есть профессиональные боевые пловцы, снайперы высокого уровня, высококлассные специалисты по горной подготовке. Группа формируется в зависимости от конкретной боевой задачи. Из более чем сотни наших операций не было двух одинаковых, каждый раз мы получали новые вводные. Это заставляет каждый раз набираться опыта. Например, одно дело провести операцию по освобождению заложников в Беслане или «Норд-Осте». Там потребовались усилия снайперов и штурмовых групп. Другое дело – обеспечить безопасность крупного спортивного мероприятия, такого, например, как недавняя Олимпиада. Понятно, что для обеспечения безопасности в таком городе, как Сочи, который расположен в прибрежной горной местности, требуются специалисты с горной и подводной подготовкой.

— Штурм дворца Амина в Афганистане в 1979 году показал, что «Альфа» принимает участие в наступательных операциях. Говоря языком спецназа ГРУ, это был классический налет с последующим штурмом. Занимается ли «Альфа» сейчас отработкой подобных операций? Были ли другие успешные операции такого характера?

— Штурм дворца Амина вошел в историю спецподразделений как лучшая спецоперация тем составом, который был в то время. Это была операция храбрых и бесстрашных людей, которые шли на явную смерть. И они понимали, на что они идут.

Уникальность той операции была в ее трудновыполнимости. В огневом контакте пришлось столкнуться с подготовленными воинскими подразделениям и структурами личной охраны. «Альфа» – антитеррористическая группа, но в ходе той операции вместе с другими группами выступала как ударное штурмовое подразделение. Необходимо было, рискуя жизнью, преодолеть линию огня, нейтрализовать вооруженного противника. По итогам этой операции мы сделали вывод, что наши офицеры способны успешно выполнять наступательные операции и действовать в сложной оперативной обстановке.

Сейчас «Альфа» уделяет достаточно времени отработке прошлых операций, ибо сама по себе каждая операция уникальна, но ее элементы могут повториться. Подобных операций у «Альфы» больше не было, но элементы штурма проявились в Беслане и «Норд-Осте», когда пришлось штурмовать забаррикадированные здания, прикрытые снайперами противника.

— Вы были заместителем командира группы «Альфа». Какие обязанности лежали именно на вас?

— Нас было несколько заместителей, и мы выполняли приказы командира группы «Альфа». Не было четкого определения, какой заместитель за что отвечает – все зависело от конкретной задачи. Заместитель командира группы мог, например, возглавить операцию или одну из штурмовых групп, или войти в состав штаба по разработке операции, или руководить группой переговорщиков.

— За время вашей службы в «Альфе» группа провела десятки успешных операций. Какая из них была наиболее успешной? Кто из ваших офицеров отличился?

— В Сарапуле 17 декабря 1981 года солдаты срочной службы захватили в качестве заложников 25 учеников

10-го класса на территории школы. «Альфа» была переброшена по воздуху и немедленно приступила к штурму. В ходе совместных действий с местным 7-м управлением КГБ сотрудники группы «А» умело и профессионально осуществили нейтрализацию, разоружили и захватили преступников без единого выстрела. Профессионализм «Альфы» заключался в тонком оперативном расчете и знании психологии террористов.

Еще одна известная операция по освобождении заложников от банды Якшиянца была проведена в Минеральных Водах 1-3 декабря 1988 года. И хотя руководство КГБ СССР приняло решение пойти на временные уступки террористам и отменило штурм, сотрудники нашего спецподразделения были готовы к действию. В ходе этой акции наши бойцы сопровождали автобус с захваченными детьми, принимали участие в переговорах. Здесь отличился офицер Валерий Бочков, который, рискуя жизнью, носил террористам мешки с деньгами, чтобы обменять их на захваченных детей. После выдачи террористов правительством государства Израиль группа «А» вылетела в эту страну для конвоирования преступников. Умелые действия группы «А», хладнокровие сотрудников обеспечили успешное освобождение заложников и последующую выдачу террористов.

— В Сухуми вы проводили спецоперацию по освобождению заложников повышенной сложности вместе со спецподразделением внутренних войск «Витязь». Какова была роль в этой операции группы «А»?

— «Альфа» проводила операцию по освобождению заложников в Сухумском следственном изоляторе 15 августа 1990 года. Специфика места, подготовленность главарей – матерых уголовников и их помощников, вооруженных, в том числе, автоматическим оружием, значительное число захваченных заложников усложняли операцию. Спецподразделением командовал Герой Советского Союза полковник Виктор Федорович Карпухин. С ним в Сухуми прибыло 22 бойца. Кроме того, прибыло 27 бойцов из спецподразделения ВВ «Витязь» во главе с командиром полковником Сергеем Ивановичем Лысюком. Бандиты, захватившие ИВС, требовали машину и вертолет. В процессе подготовки операции «альфовцы» заминировали автомобиль, предназначенный для террористов, и вместе с «Витязем» сформировали три штурмовые группы. Первая группа во главе с Михаилом Картофельниковым штурмовала автобус. Вторая группа во главе с майором Михаилом Максимовым и штурмовой группой «Витязя» атаковала бандитов на этажах. Первая группа поставила точку в операции, ведь в автомобиле находились главари бандитов, которых убили в ходе захвата. Немаловажную роль сыграла вторая штурмовая группа и «Витязь». Благодаря их профессионализму был освобожден изолятор. «Альфа» показала свое мастерство как при освобождении заложников, так и в использовании подрывных зарядов, которые позволили ей шокировать преступников и взломать закрытые помещения.

— Операция в селе Первомайское 18 января 1996 года была антитеррористической или контрпартизанской? Какой была роль «Альфы» в этой операции? Вообще «Альфу» часто привлекают к борьбе с незаконными вооруженными формированиями?

— В Первомайском был общевойсковой бой. У «Альфы» была ведущая роль. Но использование «Альфы» в качестве общевойскового подразделения в открытом поле было неправильным, и это послужило причиной гибели наших офицеров. Одновременно «Альфу» использовали в качестве штурмовой группы для освобождения заложников.

В ходе Афганской и Чеченской кампаний «Альфа» была ударной силой по борьбе с незаконными вооруженными формированиями.

— Каким образом боевые операции в Чечне обогатили опыт «Альфы»? Там противник имел значительный опыт партизанской войны и действий малыми группами. Насколько тяжело давалась победа над таким противником?

— Боевые действия на территории Чечни, а их смело можно назвать войной, дали нашим офицерам колоссальный военный опыт. Это был опыт борьбы как с малыми подразделениями, вооруженными стрелковым оружием, так и с крупными бандформированиями с тяжелым вооружением. Противник использовал партизанскую тактику, налеты, засады, встречные столкновения. «Альфа» училась воевать как армейское спецподразделение. Наибольшую сложность представляли бои в «зеленке».

— Насколько грамотно отработала группа «А» по освобождению заложников в «Норд-Осте»? Какие факторы позволили ей достичь успеха? Почему были потери среди заложников?

— «Альфа» осуществляла штурм здания и свою задачу по освобождению более тысячи заложников и уничтожению 38 бандитов выполнила. Успех обеспечили слаженные действия штурмовой группы, группы разведки и группы прикрытия. Наша задача была огневая и штурмовая. В ходе тех событий была осуществлена и специальная задача. И потери относятся именно к этому мероприятию. Но это специальное мероприятие реализовывалось не группой «Альфа».

— «Альфа» делает выводы из современной войны с террором, которая ведется по всему миру? Каким образом это влияет на ее подготовку?

— Мы серьезно анализируем действия наших западных и турецких партнеров по борьбе с ИГ в Сирии и Ираке. Ведь ИГ представляет опасность для всего мира.

— Известно, что зарубежные антитеррористические команды поддерживают друг с другом партнерские отношения. В частности, французская GIGN сотрудничает с британской SАS. SАS сотрудничает и обменивается опытом с американской Delta. А «Альфа» поддерживает партнерские отношения по обмену опытом? И если да, то с кем?

— Мы поддерживаем партнерские отношения с белорусской и с казахской «Альфой», но не такие глубокие, как наши западные партнеры.

— Назовите наиболее выдающихся офицеров «Альфы», их успешные операции.

— Особо хочется отметить Героя Советского Союза Геннадия Николаевича Зайцева, он дольше всех руководил подразделением, провел десятки операций по освобождению заложников, воспитал целую плеяду героев-бойцов группы «А». Хочется упомянуть и командира управления «А» в 2003-2014 годах Владимира Николаевича Винокурова. Он был во главе подразделения во вторую чеченскую кампанию, продолжил боевые традиции, заложенные первыми командирами «Альфы», и хорошо проявил себя в ходе антитеррористических операций. В частности, он командовал боевыми действиями нашего спецподразделения в Беслане в 2004 году. Пример замечательного подвига продемонстрировал боец нашего спецподразделения майор Александр Валентинович Перов, удостоенный звания Героя России, который закрыл своим телом женщину и ребенка и спас их ценой своей жизни.



Автор Тимур Ахметов nationaldefense
22 4.2 1 1 1 1 1 (22)
Комментарии
Leo
 -0 +0 #1 Leo 14.09.2016 15:59
Особенности спецподразделения «Альфа»
Крутые ребята
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи