Брать языка – прошлый век

За последние годы в техническом оснащении войсковой разведки, ее методах – как у нас, так и в армиях блока НАТО – произошли изменения, которые, по известным причинам, весьма скупо афишируются.
В современных операциях свыше 85 процентов разведданных добывает техника.

Несколько слов о том, что сегодня структурно представляет собой войсковая разведка Сухопутных войск ВС РФ, какие задачи она решает. «Это четко выстроенная система, включающая воинские части анализа и обработки данных, информационного воздействия, соединения и подразделения специального и особого назначения, – объясняет офицер Сухопутных войск. – У каждого свои задачи, но основная – исключение внезапности действий вероятного противника или, как сейчас принято говорить, наших контрпартнеров. Для того мы и существуем».

Подслеповатая «Буря»

Основные задачи, стоящие перед войсковой разведкой, – установление местонахождения и характера действий противника, выяснение его сил и состава, нумераций частей и подразделений, боеспособности и намерений. Выявление средств массового поражения и высокоточного оружия считается первостепенным. На это направляются основные усилия. Проще говоря, командиров всех уровней прежде всего интересует, где противник, что он делает, каковы его сильные и слабые места, планы.

В последнее время в локальных конфликтах широко применяются средства радиоэлектронной борьбы. Исходя из этого возникла задача выявления районов развертывания РЭБ. Кстати, именно конфликты обнаруживают то, что обычно тщательно скрывается всеми армиями мира, – новинки боевой техники, которые знаменуют новый этап развития вооруженной борьбы.

К примеру, успех операции «Буря в пустыне» оказался предопределен современными средствами разведки и грамотной ее организацией в сложных условиях. Иракская сторона много внимания уделяла мероприятиям по оперативной и тактической маскировке, применяя наряду с традиционными средствами новые: надувные макеты самолетов, танков, пусковых установок, покрытых металлизированной краской и снабженных термоизлучателями. Использовались особенности местности, различных сооружений (тоннелей, мостов, путепроводов и др.), табельных маскировочных покрытий, возводились ложные позиции и окопы. Это существенно осложнило коалиции сбор разведданных. Вопреки распространенному мнению Ираку удалось скрыть местоположение средств ПВО не только от спутников США, но и от разведывательной авиации, командование которой вынуждено было впоследствии признать, что до 50 процентов ударов по объектам ПВО пришлось на ложные цели.

Тем не менее военному руководству коалиции удалось получить достаточно полные данные о замыслах, составе группировок войск, построении обороны и характере ее инженерного оборудования, установить местоположение огневых средств, пусковых установок и объектов тыла противника. Это стало осуществимым благодаря комплексному использованию всех видов разведки и обеспечило эффективность огневых ударов и наступательных действий. А результаты боевого применения новейшего высокоточного оружия и средств РЭБ по результатам разведки оказались настолько впечатляющими, что позволили сделать заключение о возможности достижения оперативных и стратегических задач без вторжения сухопутных войск.

Однако наши заокеанские коллеги показали не только свои возможности, но и слабые стороны. Мы внимательно наблюдали за их действиями и сделали соответствующие выводы.

Не все использовавшиеся средства разведки в зоне Персидского залива позволили эффективно решать поставленные задачи. Приходилось вносить коррективы уже в ходе боевых действий. В этом отношении показателен опыт использования американской системы обнаружения пусков баллистических ракет. Первоначально она предназначалась для предварительного оповещения пунктов управления ЗРК «Пэтриот» и целеуказания ударным авиационным группам о местах пусков. Но этого оказалось недостаточно для нанесения своевременных ударов по иракским подвижным ракетным комплексам, успевавшим покидать стартовые позиции до появления ударных групп.

Оперативное внесение изменений в порядок приема и обработки системой получаемой информации значительно повысило своевременность, а следовательно, и эффективность целеуказания для авиации. Подобные задачи ставились и раньше, причем нередко считались основными, например для средств разведки ракетных войск и артиллерии наших СВ. Более того, именно они определяли необходимость вертикальной интеграции, когда каждое войсковое формирование наделялось собственными разведывательными возможностями, что наряду с определенной тактической самостоятельностью позволяло существенно сокращать время передачи информации до средств поражения.

Но здесь возникали и отрицательные моменты. Дело в том, что при разработке учитывались, как правило, только потребности того вида вооруженных сил, в чьих интересах соответствующие средства создавались. Это приводило к неоправданному распылению финансов, удорожанию разработок и производства вооружения. Имелись недостатки и при использовании разведывательных сведений, когда из общего их объема в расчет принимались только те, которые определялись потребностями соответствующего вида ВС, при этом часть сведений могла быть утрачена или поступать в штабы слишком поздно.

В случае перекрытия зон ответственности часть данных, полученных разведывательными средствами различных формирований, дублировала друг друга, а важные объекты могли оказаться невскрытыми. Все это подтверждается опытом применения разнородных средств поражения в том же Персидском заливе, когда было немало накладок, что отмечалось в докладе Пентагона конгрессу США. К примеру, авиация наносила удары по уже пораженным целям.

Войсковая разведка Сухопутных войск

Интеграция и автоматизация

Налицо важная закономерность: чем выше поражающая мощь и самостоятельность подразделения в решении огневых задач, тем в большей степени эффективность применения зависит от своевременности, достоверности, точности и полноты разведданных.

Тем не менее за рубежом даже при создании разведывательно-ударных комплексов первоначально предполагалось строить разработки на основе вертикальной интеграции. Например, первый образец «Ассолт Брейкер» был ориентирован на собственное средство разведки и целеуказания – радиолокационную станцию «Пейв Мувер», размещенную на воздушном носителе. В перспективном «Джисак», разрабатываемом США в двух вариантах (для сухопутных войск и ВВС), также планируется иметь самостоятельные средства разведки. В сухопутных войсках в качестве носителя РЛС бокового обзора предполагалось использовать самолет ОУ-Ш «Мохаук», а в ВВС – ТК-1 и С-18.

В дальнейшем было принято решение о применении в обоих вариантах разведывательно-управляемого комплекса (РУК) радиолокационной системы «Джистарс». Это означало если не отказ от традиционной формы вертикальной интеграции средств разведки и поражения, то по крайней мере переход к созданию систем в интересах нескольких видов вооруженных сил. Сочетание в «Джистарс» разведывательных и ударных возможностей способствовало улучшению управления разнородными средствами поражения.

Новая концепция использования системы «Джистарс» предусматривает ее применение не только в интересах РУК, но и при планировании огневого поражения в армейских корпусах и дивизиях. Война в зоне Персидского залива подтвердила, что горизонтальная интеграция разведывательных и ударных средств наряду с вертикальной значительно повышает эффективность использования полученной информации и вооружений.

Так как большинство наиболее важных целей (пусковых установок, батарей САУ, РСЗО и др.) являются мобильными, их гарантированное поражение возможно лишь в том случае, если оно осуществляется немедленно после обнаружения. Примером является автоматизированная система обработки и анализа разведывательных данных воздушной армии (армейского корпуса, дивизии) АСАС. Наиболее глубокая интеграция достигнута в дивизионном звене.

В ЦУБД полученные данные обрабатываются и сводятся в единую общую картину объектовой обстановки с распознаванием подразделений, частей и соединений. Конечная информация выдается в виде электронной карты текущей объектовой обстановки, что облегчает ее оперативно-тактическую оценку, вскрытие замысла противника, выработку рекомендаций по огневому поражению. Сопоставление разведывательной информации, полученной от различных источников, позволяет значительно повысить ее достоверность, а следовательно, и эффективность средств поражения.

По расчетам военных специалистов США, средства разведки, которыми в перспективе должны быть оснащены дивизии и армейские корпуса, в наиболее напряженные периоды боевых действий будут способны создавать потоки сведений (каждое по десяткам тысяч целей) с интенсивностью около 80–110 сообщений в минуту. Поэтому они справедливо считают, что своевременная обработка информации возможна только в автоматическом или полуавтоматическом режиме. Именно так обеспечивается безынерционность разведки, сведение всех данных в общую картину.

Заметим: образуя масштабные горизонтальные структуры, АСУ не исключают уже сложившейся вертикальной их интеграции. Будучи структурированными в такие формирования, как РУК, РОК, части и подразделения полевой артиллерии, средства разведки, как и раньше, сопровождают их боевую деятельность. Вместе с тем их интегрирование повышает достоверность сведений, поступающих в инстанции управления, где осуществляется непосредственное планирование огневого поражения, обеспечивающее четкую координацию действий различных средств.

Свой горизонтальный путь

Войсковая разведка сегодня – составная часть большой информационной системы, объединенная в единый контур управления и поражения, позволяющая осуществлять сбор и анализ данных от различных источников.

Отечественная промышленность снабжает войска принципиально новыми техническими устройствами и вооружением разведки, которые интегрируются со средствами поражения. Задача получения информации, достоверность, своевременность и точность которой обеспечивает возможность ее использования в реальном времени, рассматривается как главная.

Расчеты показывают: в современных операциях свыше 85 процентов сведений добывается техническими средствами (оптическими, радиоэлектронными), размещенными на различных носителях. Именно они должны обеспечить получение данных в интересах огневого поражения. Опыт последних локальных войн еще раз подтвердил, что победа в вооруженной борьбе в современных условиях возможна только при высокой степени осведомленности о намерениях и действиях противника, которая может быть достигнута лишь при оснащении войск высокоэффективными средствами разведки, их умелом и комплексном использовании.

Весьма перспективным в этом отношении, особенно при дефиците ассигнований на создание ВВТ, представляется тенденция горизонтальной интеграции средств разведки. Наряду с существенным повышением оперативности, достоверности добываемых данных и точности определения координат поражаемых объектов это сулит значительное сокращение финансовых и временных затрат на новую технику. Кроме того, разработка и внедрение автоматизированных систем облегчают создание единых центров управления разведкой, РЭБ и огневым поражением.

Автор Федор Валентинов
15 4.8 1 1 1 1 1 (15)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи