Вдумчивый подход к созданию оружия

Надежный, безотказный, неприхотливый и дешевый в производстве. Что мы знаем об отечественном оружии, кроме положительных моментов? Некоторая обзорная критика отечественного вооружения.
Спроси россиянина, что он может сказать про автомат Калашникова, немедленным ответом будут слова «надежный», «безотказный» и «неприхотливый» в той или иной последовательности. Вторым ответом, после малого раздумья, «простой и удобный в обращении». И третьим, если гражданин слегка начитан, «дешевый в производстве».

Объективная реальность

Все сказанное – абсолютная правда. Но не вся. Перечисленные качества оружия ограничиваются фазой производства выстрела – то есть моментом выхода пули из ствола. Но для оружия этой характеристики мало, так как выпущенная пуля должна еще поразить цель. А в этой фазе у автомата Калашникова, как говорится, есть проблемы.

Ключевых – две. Во-первых, пуля, выпущенная из автомата Калашникова, обладает относительно слабым поражающим (пробивным) действием. Во-вторых, у автомата Калашникова плохая кучность, из него практически невозможна прицельная стрельба очередями (ствол «ведет» по диагонали вправо вверх, дульный компенсатор не спасает), поэтому предел прицельной автоматической стрельбы не превышает 200–300 м.

Первый из недостатков обусловлен маломощным (малоимпульсным) табельным патроном 7,62х39 мм. Для сравнения – табельный патрон НАТО аналогичного калибра имеет длину гильзы 51 мм и соответственно банально вмещает больше пороха.

Здесь необходимо сделать небольшое пояснение. Вообще наш патрон теоретически относится к так называемым промежуточным, а указанный патрон НАТО – к винтовочным. Советским классическим винтовочным патроном считается патрон 7,62х54 мм, с которым вроде бы и следует сравнивать натовский. Но по жизни, к сожалению, большую часть второй половины ХХ века советскому бойцу с АК противостоял вражеский солдат, вооруженный автоматическими винтовками М14, FN FAL и G3 именно с патроном 7,62х51 мм, так что именно такое сравнение представляется уместным.

Итак, слабый патрон 7,62х39 мм, да еще сравнительно короткий ствол обусловливают низкую дульную энергию АК около 2000 Дж, тогда как основные западные аналоги в том же калибре – штурмовые винтовки FN FAL и M14 - имеют энергию 3000-3400 Дж. То есть на открытой местности вооруженные последними солдаты могут первыми начать выкашивать оснащенных легендарным калашниковым бойцов без особого для себя риска. К слову, даже после перехода на промежуточные патроны меньшего калибра, 5,45 мм у нас и 5,56 мм у них, последний имеет гильзу на 15% длиннее – 45 мм. Плюс более длинный ствол – 500 мм у М16 против 415 мм у АК-74, и пожалуйста: дульная энергия у первого 1748 Дж, у второго 1317 Дж.

Более того, и в укороченной версии М16 (автоматический карабин М4) с длиной ствола 368 мм за счет более мощного патрона дульная энергия все равно выше – 1510 Дж. В нашей же укороченной версии АК-74У со стволом 205 мм (уж резать, так резать!) дульная энергия составляет 918 Дж. А ведь ценность высокой дульной энергии стрелкового оружия в современном бою сильно возросла. Наш реальный противник – террористические группировки – в открытый бой не вступают и действуют из укрытий, а противник «потенциальный» (как ни печально, им до сих пор считается НАТО) давно оснастил свою пехоту бронежилетами. Факт, что малокалиберное оружие теряет актуальность, подтверждает активная разработка западными фирмами перспективных образцов автоматических винтовок в калибре 6,5–6,8 мм.

Второй недостаток обусловлен невысоким темпом стрельбы (600 выстрелов в минуту) и не лучшей геометрией оружия – ось канала ствола АК расположена выше плечевого упора приклада. В результате отдачи при выстреле создается момент сил, задирающих ствол вверх, да еще и по спирали вправо – по направлению вращения пули в стволе. Низкий же темп стрельбы резонирует с естественной мышечной реакцией стрелка – отдача от очередного выстрела приходится в максимально расслабленное плечо, начавшее, но не завершившее свою реакцию на предыдущий выстрел. Образно говоря, автомат «пляшет» в руках при автоматической стрельбе.

Однако речь идет не об оценке отдельных преимуществ и недостатков автомата. Не нужно обладать большой прозорливостью, чтобы понять, что все плюсы и минусы АК как-то взаимосвязаны. Уточню свою мысль. Среди конструкторов бытует фраза, что создание любого технического объекта есть результат компромисса между взаимоисключающими требованиями. Это значит, что конструктор изначально оказывается в ситуации выбора, когда определяет, чем пожертвовать и чему отдать предпочтение.

В самом деле, конструктивная основа автоматического оружия создана в конце XIX – начале XX века (Манлихер, Шмидт-Рубин, Маузер, Крик, Штек, Симонов), а все дальнейшее творчество заключалось в улучшении каких-то одних характеристик оружия за счет, естественно, других. Автомат Калашникова – не исключение. Суть конструктивного решения АК состоит в улучшении качеств оружия, проявляющихся до момента выстрела, относимых преимущественно к эксплуатационным, за счет снижения качеств, проявляющихся после выстрела и относимых к боевым.

Судите сами. В полтора раза менее мощный патрон – это и соответственно меньшие динамические нагрузки на элементы конструкции оружия при стрельбе. Отсюда и надежность. Низкий темп стрельбы – результат применения схемы запирания ствола АК с поворотом затвора, которая более инерционна по отношению к используемой зарубежными аналогами схеме с перекосом затвора (за счет большего количества движения, совершаемого затвором при запирании). Зато такая схема объективно более герметична, что, естественно, повышает надежность и безотказность АК. Кроме того, чем ниже темп стрельбы, тем меньше износ движущихся частей оружия – а это опять же надежность, безотказность, а заодно и долговечность АК.

Что же касается легкости и простоты АК в обращении, так это, при внимательном рассмотрении, вещь весьма неблагодарная. Дело в том, что процесс эксплуатации оружия всего на 1–2% состоит собственно из стрельбы. А оставшиеся проценты – это сохранность и уход за ним для подготовки к бою. И в этом плане легкость и простота в обращении оборачиваются порочным свойством производить разборку и сборку оружия и осуществлять уход за ним с минимумом дополнительного инструмента, а то и вовсе без последнего. Но это, как ни крути, всегда технология более грубого, громоздкого и массивного исполнения с глухими жесткими соединениями. Итог – АК сравнительно тяжел, зато прекрасно противостоит загрязнению, его можно кинуть под колесо, валять в луже, бить об стену, да и пользоваться им может любой. Здесь можно добавить, что грубое и массивное исполнение оружия позволяет повысить его долговечность даже при самых отвратительных условиях хранения. Ну и дешевизна АК в производстве, позволяющая штамповать его миллионами, прекрасно сочетается с отмеченной легкостью и простотой в обращении.

Однако впору задаться вопросом: почему именно таким сделал его Михаил Тимофеевич, чем руководствовался? И тут замечу, что у нас как-то странно излагается история создания оружия. Упор делается исключительно на гениальность конструктора. Дескать погладил он свою светлую голову да и выдал на-гора непревзойденный шедевр конструкторской мысли.

Это не так. Любое вооружение делается в строгом соответствии с тактико-техническим заданием (ТТЗ), которое разрабатывается и утверждается заказчиком – Министерством обороны, военными. Конструктор в процессе создания оружия обязан выполнить лишь все тактико-технические требования, заложенные в ТТЗ. Так что автомат Калашникова таким был не просто сконструирован – он был таким задан к разработке. Поэтому заданный выше вопрос правильнее формулировать так: почему к создаваемому образцу предъявлены именно такие требования? Подобная постановка вопроса вовсе не отрицает талант конструктора – от него зависит, насколько удачно предъявленные требования, порой достаточно противоречивые, будут сочетаться в создаваемом образце. Но главенствующую роль здесь все-таки играет ТТЗ.

Попробую ответить. Для этого надо сделать небольшое отступление, после чего вернемся к АК.

Третья беда России, или идеология отечественного оружия

У России кроме двух известных бед есть еще одна, имеющая прямое отношение к военному делу. Таковой, после обилия дураков и отвратительных дорог, стала огромная численность ее населения, именуемая на военный лад мобилизационным ресурсом, причем населения в своей массе не очень грамотного.

Государство размером в одну шестую часть всей суши, сформировавшееся во времена Екатерины II, имело с той поры практически неограниченный мобилизационный ресурс, то есть могло в случае войны выставить армию любой численности. И это составило и до сих пор составляет основу всего отечественного военного строительства, включая стратегию, тактику, характеристику оружия, структуру военно-промышленного комплекса и даже образ мысли военного руководства.

До начала ХХ века, конкретно до появления пулеметов и скорострельных орудий, успех сражения определял элементарный численный перевес на решающем участке, так как тактически бой сводился к поединкам. Один вооруженный боец противостоял другому, причем с аналогичным оружием. Понятно, что в таких условиях большая по численности армия имела все преимущества. Россия активно пользовалась этим преимуществом в течение двух веков, и постепенно в высоких военных умах возобладала убежденность, что мобилизационным ресурсом можно компенсировать все остальное. Помните незабвенную реплику генерал-фельдмаршала Апраксина? «Берегите лошадей. Мужиков бабы еще нарожают, а за лошадей золотом плачено».

Россия всегда рассчитывала на возможность компенсировать любое возможное организационное и технологическое отставание в военной области форсированной эксплуатацией людского потенциала. То есть военная стратегия России, а затем и СССР напрямую строилась на бесконечном, как казалось, мобилизационном ресурсе. Ну а тактика, естественно, сводилась к обеспечению таких условий ведения боя, при которых войсковой численный перевес играет решающую роль. Это по существу тактика открытого ближнего боя, причем чем ближе к противнику, тем лучше.

Теперь к оружию. Огромная армия требует огромного количества оружия. Производство огромного количества оружия и боеприпасов к нему требует соответствующих масштабов производства, пожирающего огромные ресурсы. Ну и куда ж тут уйдешь от дешевого в производстве и технологически простого, если не сказать примитивного, оружия? И чем дешевле, тем выгоднее – в случае чего потерять будет не жалко, ведь ближний бой предполагает значительные потери как живой силы, так, соответственно, и оружия. А обращению с оружием армию хотя бы по минимуму надо научить, причем обучение, по понятным экономическим причинам, должно ограничиваться вполне определенным сроком.

Но если мобилизуемый контингент огромен, да еще и малограмотен, приходится максимально сокращать и упрощать процесс обучения. А это возможно, если имеем дело с максимально простым в обращении оружием. Кроме того, произведенное оружие надо еще и должным образом хранить, а огромные склады под огромное количество оружия тоже стоят денег, которых в государстве вечно не хватает. Так что неприхотливость оружия здесь – далеко не последнее дело. Да и бережливое отношение к оружию со стороны малограмотного контингента имеет известные пределы. Весьма актуальна при такой военной стратегии долговечность оружия – процесс его накопления для огромной армии, даже при огромном производстве, все-таки весьма длителен. И тут долговечность позволяет здорово сэкономить на переобучении армии – нехай себе до седых волос воюют тем же оружием, что взяли в руки на заре юности, а боевое преимущество противника можно опять же компенсировать дополнительным воинским призывом.

Вывод очевиден. В стране, строящей свою военную доктрину на неисчерпаемости мобилизационного ресурса, будет безальтернативно востребовано в максимальной степени дешевое в производстве, простое в обращении, долговечное, надежное и неприхотливое в эксплуатации оружие, даже если оно по боевым свойствам уступает оружию противника.

А теперь продолжим рассказ об АК.

Дитя военной доктрины

Итак, что же лежит в основе тактико-технических требований, предъявленных к автомату Калашникова? А лежит там, по сути, требование быстро вооружить 10–15 миллионов человек – примерно так можно оценить пехотный мобресурс СССР. Техническая задача оружейной промышленности в этой связи – произвести соответствующее количество предельно простого, дешевого и надежного АК. Не беда, что противник будет выкашивать атакующие цепи там, где АК бессилен – тех, кто добежит и вступит в ближний бой, все равно должно хватить для достижения необходимого перевеса. А если вдруг победит противник, у нас в запасе есть партизанская война, тактика которой – налеты, засады и т.п. – опять же идеально соответствует ближнему бою. Как прав был Михаил Калашников, назвав свой автомат народным! Это оружие скорее не для профессиональной армии, а для массового народного ополчения.

Выскажусь по поводу восторженных уверений, что у АК нет аналогов. Аналогов у него действительно нет, ведь его просто не с чем сравнивать! В международной классификации стрелкового оружия вообще нет понятия «автомат». Есть, например, «легкая автоматическая винтовка» (light automatic rifle) или «автоматический карабин» (точнее – «укороченная автоматическая винтовка» – short automatic rifle), чьи характеристики близки к АК.

Американские морские пехотинцы продолжают отрабатывать приемы штыкового боя и в век высокоточного оружия. Теперь насчет «самого распространенного в мире». Действительно, самый распространенный. Но это скорее говорит о гигантском производстве АК и той неслыханной щедрости, с которой СССР раздавал его направо и налево расплодившимся «борцам с мировым империализмом». Сей печальный факт признают даже отчаянные сторонники АК, говоря о безумной расточительности, с которой наше руководство раздавало направо и налево оружие и техническую документацию. Обилие произведенных поставок поражает воображение – целые географические регионы оказались буквально перенасыщены любимым советским стрелковым оружием.

Немыслимое количество произведенных АК и его непоколебимый ярлык «лучшего в мире» на корню извели объективные попытки дальнейшего развития советского стрелкового оружия. Модернизация АК в 1959 году (АКМ) лишь слегка уменьшила его вес за счет замены некоторых деревянных деталей на пластмассовые. Переход на калибр 5,45 мм (АК-74) вообще не улучшил ни одной характеристики – даже количество патронов в магазине. Излишне говорить, что конструкция автомата при этом осталась неизменной. Интересная деталь: по недавнему контракту с Венесуэлой, которым у нас так любят гордиться, латиноамериканцы приобрели модернизированный АК-74 версии 103, то есть в более мощном калибре 7,62 мм. По сути это копия упомянутого выше АКМ.

Не могу обойти вниманием такой шедевр, как автомат Никонова АН-94, призванный в свое время наконец-то заменить АК. Основным его достоинством была провозглашена скорострельность 1800 выстрелов в минуту в режиме накопленного импульса отдачи. Но это касается только первых двух выстрелов очереди, а дальше – тот же АК. Понятно, что из-за конструктивных наворотов по части скорострельности стоимость автомата оказалась великовата, и при наличии целых гор уже наштампованных АК (17 млн!) широкого распространения АН-94 не получил.

Аналогичная участь, и по той же причине, ждет, видимо, и последнюю версию автомата Калашникова – АК-12. Открытых сведений о нем маловато, но, по опубликованным данным, его отличительная особенность – возможность стрелять как правой, так и левой рукой, он эргономичнее своих предшественников, имеет современный прицел и более качественный ствол. Каких-либо принципиальных конструктивных изменений нет – «сохранили уникальные характеристики детища Калашникова: простоту конструкции, высочайшую надежность, эксплуатационную прочность, низкую себестоимость». Хотя по представленным изображениям видно, что приклад оружия наконец-то выведен практически по оси ствола, соответственно поднят прицел. Но принципиально это тот же незабвенный классический калашников, с чем согласны даже журналисты, называя АК-12 блефом и рискованным рекламным ходом.

Жаль, но, похоже, наши оружейники однажды сами «сотворили себе кумира» и за полувековыми молитвами ему растеряли квалификацию, а свое бессилие до сих пор пытаются маскировать набившими оскомину ура-патриотическими лозунгами. В доказательство цитирую генерального конструктора ЦНИИТочмаша по носимому вооружению и боевой экипировке военнослужащих Владимира Лепина: «Наш автомат АК-74М по своим эксплуатационным характеристикам (и только-то, заметьте. – С.В.) превосходит винтовку М-16. Это включает (вот оно! – С.В.) проверку работу оружия без чистки и смазки в течение пяти дней, бросание с высоты 1,2 метра, пылестойкость, «дождевание» и т.п.». Звучит, конечно, впечатляюще, вот только куда делась основная характеристика стрелкового оружия – способность эффективно поражать противника в бою?

Итак, вывод. Автомат Калашникова разрабатывался исключительно исходя из доктрины неисчерпаемости мобилизационного людского ресурса державы. Это оружие супернадежно, простое в обращении и предельно дешевое в производстве, но при этом отстает по боевым характеристикам от зарубежных аналогов. Такое оружие скорее подходит не опытным профессионалам, а наскоро обученной массе призывников, бросаемых в ближний бой в расчете на реализацию численного перевеса. Все эти стороны доктрины и воплотил в своем детище Михаил Калашников, причем, наверное, наилучшим образом.

Ну вот, про АК, кажется, все. Однако напомню, что мне хотелось сказать не о достоинствах и недостатках АК, а о том, что его создание лишь отражало суть военной доктрины СССР, а до этого царской России – реализацию численного превосходства над противником.

Вспомним другую нашу легенду – пистолет Макарова.

Уважаемый «папаша» Макаров и другие

Итак, ПМ (пистолет Макарова образца 1952 года) – неизменный атрибут всех отечественных фильмов про советских офицеров, милиционеров и сотрудников различных спецслужб.

ПМ, как пишут, это «грубоватое и простое оружие, которое, однако, безотказно действует даже в самых плохих условиях». В целом идеология конструкции ПМ полностью соответствует вышеупомянутому АК. Маломощный патрон 9х18 мм, в полтора раза слабее табельного зарубежного 9х19 мм Parabellum (в нем помещается 0,33 грамма пороха против 0,25 грамма у патрона ПМ). Такой патрон придуман для максимального упрощения конструкции пистолета исключительно с целью повышения его надежности, простоты производства и удобства эксплуатации.

Действительно, получилось проще некуда – в разобранном виде ПМ состоит всего из трех частей (рамка, затвор, возвратная пружина) плюс магазин. В минусе все то же: помимо небольшой дальности стрельбы (сочетание слабого патрона и короткого ствола), пистолет достаточно массивен. Автоматика ПМ, действующая по принципу хода свободного затвора, не имеет демпферов отдачи, необходимых для пистолетов такого калибра. В результате даже при относительно слабом патроне у ПМ основательная и резкая отдача, быстро «забивающая» руку при интенсивной стрельбе. Пистолет «неухватистый» из-за большой толщины рукоятки – и это при однорядном расположении патронов в магазине. Еще из-за применения многофункциональной боевой пружины у ПМ довольно тугой спуск, вследствие чего при выстреле трудно выдерживать линию прицеливания в вертикальной плоскости. Добавим сюда совершенно микроскопические целик и мушку, чтобы окончательно усомниться в «высочайших» боевых качествах ПМ (добавлю, что вершину этих «прелестей» представляет уставное ношение кобуры с пистолетом на правом боку, откуда вытащить его, не оттопырив как следует локоть, невозможно; левый бок, надо полагать, ностальгически ждет возвращения сабли).

Резюме. ПМ прост в обращении, обладает высокой надежностью, небольшими для данного калибра размерами и весом. Однако уменьшение размеров стоило пистолету его боевых качеств. Укороченный ствол в сочетании с относительно маломощным патроном обусловил невысокую точность и кучность стрельбы даже на небольших дальностях.

В 90-х годах была попытка увеличить мощность патрона ПМ за счет повышения энергетики порохового заряда. Начальная скорость пули взлетела аж до 420 м/с. Повышение на четверть давления газов в стволе и сил воздействия на элементы конструкции пистолета Макарова обусловило необходимость создания его модернизированной версии – ПММ. Заодно повысили до 12 количество патронов в магазине путем их шахматного расположения. Понятно, что как при этом из ПММ стрелять, думать особо не стали – возросшая отдача при неизменившейся конструкции и автоматике со свободным затвором вполне способна вышибить оружие из рук. Так что произвести из ПММ прицельную серию выстрелов с требуемой скорострельностью 30–35 выстрелов в минуту, думаю, нереально. Кроме того, как деликатно отмечают специалисты, ресурс оружия, использующего довольно мощный боеприпас, значительно снизился по сравнению с базовой моделью. Правда, ПММ мог стрелять и старыми маломощными патронами, но тогда спрашивается, зачем весь сыр-бор? В общем, овчинка явно не стоила выделки, и, несмотря на начатое серийное производство, в войсках этот пистолет своего «папу» ПМ не заменил.

АК и ПМ как детища доктрины неисчерпаемости мобилизационного ресурса отнюдь не исключение, а проявление общего правила – ставка делается именно на предельно простое, неприхотливое и дешевое оружие. Все наши знаменитости – «трехлинейка», ППШ, ППС, ТТ – откровенно ориентированы на массовое производство, надежны, неприхотливы, просты в обращении и не требуют особого ухода и заботы. Зато по боевым качествам не превосходят, а чаще уступают аналогичному оружию противника.

Кто виноват и что нам делать

История не имеет сослагательного наклонения, поэтому виноватых искать не буду.

Что надо делать, технически понятно: следуя современным реалиям, увеличивать мощность табельного патрона перспективного стрелкового оружия, а также его калибр.

Но одной техники недостаточно, пора менять сами принципы военного строительства. Возможно, подкорректировать официально изданную военную доктрину, хотя под ней еще не высохла подпись президента, а именно среди множества потенциальных врагов выделить самых опасных, с которыми реально придется воевать (как представляется, это террористические группировки). Признать, что для защиты страны нужны профессионалы, а не призывники с годичным опытом (хотя бы из понимания, что эффективному владению современным оружием за год не научить) и на этой основе поставить логичную цель в перспективе отказаться от призыва. Сформулировать внятные цели и принципы развития оружия, в том числе стрелкового, такие, как преимущественное ведение боя на дистанции, совершенствование всех видов боевого обеспечения (прежде всего разведывательно-информационного) и т.д.

А еще неплохо бы унять ура-патриотические струи в печатных и электронных СМИ, оптом и в розницу прославляющих наши «лучшие в мире», «непревзойденные» и «не имеющие аналогов» корабли, самолеты и танки, которые неизменно «ввергают в шок», «производят фурор» и «вызывают восхищение» на всевозможных салонах и выставках. Ура-патриотизм работает как шоры, мешающие видеть очевидные вещи, и трезво оценивать достоинство и недостатки отечественных вооружений для последующей работы по их совершенствованию: эти «лучшие в мире» минимум на четверть состоят из импортных комплектующих, особенно в части радиоэлектроники. Без всего этого не то что сконструировать – задать объективные тактико-технические требования к перспективному оружию будет проблемой.

Автор: Сергей Васильев nvo.ng.ru
50 4.3 1 1 1 1 1 (50)
Комментарии
АЛС
 -0 +0 #1 АЛС 19.03.2015 15:28
Вдумчивый подход к созданию оружия
"Признать, что для защиты страны нужны профессионалы, а не призывники с годичным опытом (хотя бы из понимания, что эффективному владению современным оружием за год не научить) и на этой основе поставить логичную цель в перспективе отказаться от призыва." - это полный бред!
Процитирую отрывки из статью уважаемого А. Вассермана "«Бог на стороне больших батальонов». Армия должна быть всенародным делом"
Первая цитата: "Но историческая практика доказывает: маленькая высокопрофессиональная армия хороша против маленькой же, но низкопрофессиональной армии. Столкнувшись с большой — пусть даже не столь умелой — армией, она в конце концов стачивается об неё. А когда немногочисленные профессионалы подходят к концу, оказывается, что их просто некем заменить."
АЛС
 -0 +0 #2 АЛС 19.03.2015 15:28
Вдумчивый подход к созданию оружия
Вторая цитата: "Думаю, что и в наши дни увлечение маленькой высокопрофессиональной, хорошо оснащённой армией возможно только до тех пор, пока драться приходится с заведомо слабейшим противником, не способным противопоставить этой армии ни армию, столь же хорошо оснащённую технически, ни армию, превосходящую численно. Если же хоть одна из этих возможностей появится, то маленькая высокопрофессиональная армия будет рано или поздно, легко или с большими потерями, но разбита."
Кому надо, тот найдёт статью в интернете и прочитает полностью.
Итак, армия должна быть всенародным делом. Особенно если учесть, что наш враг - НАТО, а "друг" - Китай.
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи