Ужас в дар от Прометея.

Ужас в дар от Прометея.

Огонь стал древнейшим оружием человека. Простой факел можно было обрушить на голову противника - или сжечь им его хижину.

Огнеметное оружие было изобретено раньше огнестрельного, но оно сохранилось до наших дней благодаря способности обращать противника в бегство одним своим видом.

Все сухопутные животные, за исключением бездумно пикирующих в пламя насекомых, панически боятся огня. Величайший страх перед лесным пожаром испытывали и человекообразные существа: с криками бросая свои примитивные орудия труда, они искали спасения от испепеляющего жара и удушливого дыма. Пока однажды один из них не набрался смелости и не приблизился к тлеющим головням. С этого, по замечанию Фридриха Энгельса (Freidrich Engels, 1820–1895), и началась история человечества.

Этот храбрый поступок позволил сделать массу открытий. С помощью огня можно было освещать темные пещеры и выжить в суровых условиях ледникового периода, обороняться от свирепых хищников и загонять в ловушки крупную дичь, готовить пищу, изготавливать посуду, орудия труда, строительные материалы. Даже наступление медного, а затем бронзового и железного веков был бы немыслим без огня — на котором плавили металлы.

Одновременно с этим огонь стал и древнейшим оружием человека. Простой факел можно было обрушить на голову противника — или сжечь им его хижину. А умело устроенный пожар мог остановить целую армию: так, в 1687 году татары, запалив степь, сорвали Крымский поход 100-тысячного русского войска во главе с князем Василием Голицыным (1643–1714).

С появлением лука появляется и первое огнеметное оружие — задача которого в самом прямом смысле состоит в том, чтобы метнуть в противника поражающий его огонь. В отличие от огнестрельного, в котором реакция горения используется только для разгона снаряда в стволе.

Возле наконечников зажигательных стрел наматывали паклю, полоски ветоши или комки хлопка, которые либо медленно тлели, либо пропитывались зажигательным составом (животный жир, масло, смола, сырая нефть), горячим даже в полете. Весьма эффективными были появившиеся в Средние века фитили, пропитанные раствором селитры (и высушенные), а позднее — прилепляемые к стрелам мешочки или тростниковые трубочки с черным порохом. Вонзаясь в тростниковую или соломенную крышу, в корабельный парус, в сухую деревянную стену, такие стрелы вызывали пожар. При этом они имели и психологический эффект: огненный град, обрушивающийся на строй противника, вызывал смятение и панику.

Эффект усиливался от зажигательных снарядов, пущенных метательными машинами. Пока стрелы поджигали деревянные крепостные стены — пусть и плохо горящие — внутри города начинался уже настоящий пожар.

Одно из самых известных средневековых изображений «греческого огня» дается на миниатюре в так называемой Мадридской рукописи Иоанна Скилицы (Ioannes Skylitzes, XI в.)
Одно из самых известных средневековых изображений «греческого огня» дается на миниатюре в так называемой Мадридской рукописи Иоанна Скилицы (Ioannes Skylitzes, XI в.)
Такие снаряды, использовавшиеся со времен Античности до самого позднего Средневековья, обычно делились на две категории. Во-первых, это были хрупкие керамические сосуды, наполненные жидкой горючей смесью. Её состав бывал разным, в зависимости от изобретательности авторов и доступности ингредиентов. Например, на Ближнем Востоке в основном использовали нефть и её производные, а в Европе — растительные и животные жиры, хвойную смолу. При ударе сосуд разбивался, жидкость разливалась и воспламенялась от фитиля (намотанной на сосуд тлеющей тряпки или веревки). Вторым видом огненных снарядов были сплетенные из прутьев и наполненные соломой или тряпками шары, пропитанные такой же смесью. Они поджигались при запуске и летели на врага словно метеориты из голливудских фильмов.

В зажигательные смеси иногда добавляли серу — не столько для придания им дополнительной «горючести», сколько потому, что её дым (сернистый ангидрид) очень едок и, по сути, является химическим оружием. Не менее эффективно огнем пользовались и осажденные. Они поджигали осадные башни и тараны нападавших, а также обрушивали огонь на приближающихся солдат. Иногда пожары разгорались настолько сильно, что нападающие просто не могли войти в уже павший город.

Огонь и воды.

Самые грандиозные огненные дуэли разворачивались на море. До появления артиллерии борьба с кораблем противника осуществлялась тремя способами: его брали на абордаж, уничтожая команду в рукопашной схватке, его топили, пробивая борт тараном, или же сжигали. Последний способ позволял уничтожать врага на расстояния, избегая непосредственного контакта с ним — а значит, не подвергая опасности свой корабль и свою команду.

Помимо зажигательных стрел и снарядов, античные флоты использовали такое оригинальное оружие, как сифон. Это было полое бревно, в которое закладывали пару лопат горящих углей, а затем выдували их с помощью мехов. Но дальность выстрела из него была небольшая, угли можно было легко погасить, а само бревно быстро прогорало — так что устройство решили модернизировать. Процесс это растянулся на века, но зато результат превзошел все ожидания и стал легендой.

Речь идет о так называемом «греческом огне», самом страшном оружии раннего Средневековья. В хрониках Феофана Исповедника (Theophanes Confessor, ок. 760–818)) его изобретение приписывается архитектору из Гелиополя (Баальбека) Каллинику (Kallinikos). В соответствии с ними, Каллиник изобрел свое оружие незадолго до прибытия в Византию в 642 году, где он нашел пристанище после захвата Ливии мусульманами, и использовал его при обороне Константинополя. Впрочем, никакие другие источники эту историю не подтверждают.

Осадная машина забрасывает замок бочками с греческим огнём, XIII век. Гравюра из «Harper’s Magazine», 1869 год.
Осадная машина забрасывает замок бочками с греческим огнём, XIII век. Гравюра из «Harper’s Magazine», 1869 год.
По заверениям более поздних авторов, зажигательная смесь «греческого огня», выпущенная из бронзовых сифонов или метаемая в керамических сосудах, горела с необычно высокой температурой. При этом её якобы было невозможно погасить водой, и даже более того — попытки залить её будто бы лишь усиливали горение, что повергало противника в ужас. Так как рецепт «греческого огня» давно утрачен, сегодня относительно него можно только строить догадки. Например, что туда входила негашеная известь и нефть: при контакте с водой первая нагревалась, вызывая интенсивное испарение легких нефтяных фракций — которые, как известно, обладают высокой горючестью.

С помощью своего «греческого огня» Византия одержала несколько блистательных побед на море, смогла в 718 году отбить осаду Константинополя арабами, а в 764 году — болгарами. Досталось от него и русичам — в 941 году греки сожгли флот князя Игоря.

«Против закона Божьего и человеческого».

Секрет «греческого огня» был утрачен не позднее взятия Константинополя турками в 1453 году. Однако не было конца попыткам воссоздать его рецепт. Причем не столько ради его разрушающего действия, сколько в целях использования его психологического эффекта. Дело в том, что солдаты XVIII–XIX веков были куда более храбрыми, чем их правнуки XX века — и могли бодро шагать в атаку, держа строй, под градом ядер и пуль. Обратить их в бегство и гарантировать победу могло только нечто ужасающее.

Во время Гражданской войны в США (1861–1864) в боях были испытаны сифоны, выбрасывающие струи горящего керосина, а также оригинальную самовоспламеняющуюся смесь сероуглерода и фосфора. Впрочем, последние были отвергнуты после нескольких несчастных случаев. Зато «пламемёты», заряженные жидким топливом на основе производных нефти, получили дальнейшее развитие.

Усовершенствование сифонов шло по пути придания им максимальной компактности и дальнобойности. Интересно, что тут впереди всех оказались русские умельцы: в 1893 году капитан русской армии Зигер-Корн предложил военному министерству переносную модель «греческого огня». Длинная тонкая трубка-сифон (похожая на обычное ружье) соединялась гибким шлангом с небольшим топливным резервуарам и баллоном сжатого газа — выталкивающим горючую жидкость (нефть плюс бензин) вместо традиционных мехов (насоса). Оба баллона носились на спине, как солдатский ранец, благодаря чему изобретение впоследствии получило название ранцевый струйный огнемет. Однако оно было отвергнуто военными чиновниками по разным соображениям — как моральным, так и техническим.

Зато германское военное командование сразу высоко оценило аналогичное изобретение Рихарда Фидлера (Richard Fiedler), представленное им в 1901 году и спустя пять лет начавшего поступать в войска. К началу Первой мировой войны в распоряжении германской армии были три модели огнеметов: легкого ранцевого (носимого одним человеком), среднего (ранец носил один солдат, а огонь вел второй) и тяжелого, огромные баллоны которого перевозили на тележке.

Дебют немецких огнеметов состоялся 30 июля 1915 года на Западном фронте близ Хоге (Hooge Crater). Хотя от их огня погибло всего несколько британцев, психологических эффект был так велик, что все остальные в панике разбежались. 9 ноября того же года огнеметы применили против русской армии в районе Барановичей. Интересно, что по причине дефицита нефти, Германия тогда использовала огнесмесь на основе каменноугольной смолы и её производных — бензола и толуола.

В хронике военных действий того времени русский журнал «Нива» опубликовал фото германского ранцевого огнемета с подписью «Против закона Божьего и человеческого: аппарат для выбрасывания горящей жидкости». Однако проявлять благородство и дальше было невозможно — стало ясно, что на этой войне ему не место. Всего через несколько месяцев русская армия пополнилась огнеметами нескольких моделей, в том числе и фугасным огнеметом СПС, созданным инженерами Странденом, Поварниным и Столицей.

Если легкий ранцевый огнемет мог делать короткие (2–3 секунды) выбросы огнесмеси, то фугасный одним выстрелом расходовал весь свой запас, превращая его в мощнейшую испепеляющую струю. А конструкция СПС выгодно отличалась тем, что огнесмесь в нем выталкивал не сжатый газ, а поршень, приводимый в движение зарядом пороховой шашки. Это создавало большее давление, а следовательно и увеличивало дальностью выброса струи — и впоследствии «пороховые» конструкции вытеснили газобаллонные во всех огнеметах, кроме легких ранцевых.

Огнеметы оказались весьма эффективным оружием, прошедшим обе мировые войны. Его струя за пару секунд могла поразить цепь приближающегося противника или уничтожить засевшего в траншее — при этом сам вид пылающих, мечущихся людей приводил остальных в ужас. Особенно удачным было использование огнемета против укрепленных огневых точек: они сразу подавлялись струей, метко направленной в амбразуру или оконный проем.

Не случайно огнеметчиков люто ненавидели по обе стороны фронтов и уничтожали безжалостно: как правило, выстрел в висевший за спиной баллоны превращал в живой факел самого огнеметчика. Поэтому к началу Второй мировой войны огнеметы решили прикрыть броней: так появились огнеметные танки, каждый из которых можно было сравнить со спустившимся на землю Змеем Горынычем.

  Но все же дальность действия струйных огнеметов, в зависимости от конструкции, составляла всего от 25 до 180 м. И зачастую они уничтожались раньше, чем могли приблизиться на расстояние выстрела. Поэтому во второй половине XX века они постепенно снимались с вооружения, уступая место более дальнобойным средствам испепеления противника. Некоторое количество легких ранцевых огнеметов остались на вооружении лишь отдельных специальных подразделений — например, групп биологической защиты, использующих огонь как самое надежное средство дезинфекции.

От «коктейля Молотова» до «Буратино».

Бутылки с коктейлем Молотова в Музее танков в Бовингтоне (Великобритания).
Бутылки с коктейлем Молотова в Музее танков в Бовингтоне (Великобритания).
Фото: Simon Quinton
flickr.com/simononly
 Знаменитый «коктейль Молотова» получил свое название от финнов, на головы которых бутылки с зажигательной смесью сбрасывали наши летчики — однако честь этого изобретения принадлежит повстанцам Парижской Коммуны. В 1941 году в СССР их решили использовать в качестве противотанкового оружия, и развернули массовое производство. Одни бутылки поджигались с помощью специальных спичек, другие — химическими запалами (кислотными или фосфорными). Однако метнуть бутылку так, чтобы горящая жидкость (бензин или керосин, загущенные специальными добавками) попала в моторное отделение танка, мог далеко не каждый. А разлившись по бортовой или лобовой броне, она быстро сгорала, не причиняя ни машине, ни экипажу никакого вреда. Хотя это нехитрое оружие было очень эффективным против немецких бронетранспортеров, не имевших крыши, а также широко использовалось в уличных боях.

Сегодня «коктейль Молотова» — популярное оружие партизан стран третьего мира, а также уличных буянов Европы, поджигающих ими автомобили и магазины.

В столкновениях с полицией и правительственными войсками, в Ирландии XIX века, родилось гораздо более страшным изобретение — фосфорные боеприпасы. Это ручные гранаты (в том числе самодельные), снаряды и авиационные бомбы, чья начинка состоит из разбрасываемого при взрыве белого фосфора, имеющего свойство самовоспламеняться при контакте с воздухом. Попав на тело человека, он прожигает его одежду, а затем начинает прожигать его тело, оставляя чудовищные раны. При этом погасить белый фосфор очень тяжело — его можно лишь залить водой, но как только вода стечет или испарится, он вспыхнет вновь. И если для военных — это высокоэффективное оружие, то мировая общественность рассматривает его как варварское и требует его повсеместного запрещения.

Но гореть, как известно, может даже металл — и это тоже было взято на вооружение в XX веке. Термитная смесь (алюминий и окись железа) дает столь высокую температуру, что может прожечь даже легкую броню. Не был оставлен без внимания и магний, с которым были хорошо знакомы все фотографы прошлого. В итоге появились комбинированные зажигательные боеприпасы (гранаты и бомбы), в которых сначала загорался термитный заряд, а затем от него ярко вспыхивал корпус из магниевого сплава. Такие бомбы, прозванные «зажигалками», фашисты сотнями тысяч сбрасывали на города СССР.
 
Однако довольно часто военным необходимо немедленно устроить море бушующего пламени там, где поджигать почти нечего. И тут им не обойтись без такого пользующегося недоброй славой вещества, как напалм.

Он появился в 1942 году в ходе попыток американских химиков загустить бензин, использовавшегося как горючее в струйных огнеметах. Испробовав для этого алюминиевые соли нафтеновой и пальмитиновой кислот, они получили смесь, которая в зависимости от концентрации загустителя могла быть вязкой жидкостью или трясущимся студнем, отлично прилипала к любой поверхности, и неспешно горела жарким пламенем (до 1100 °C). В дальнейшем были созданы новые варианты напалма, в том числе с добавлением магния и селитры, температура горениях которых достигала 1600 °C, а также воспламеняющийся от контакта с водой напалм с добавлением щелочных металлов. Словом, самый настоящий «греческий огонь» в американском исполнении!

Американцы же нашли огненной смеси напалма новые способы применения. Они устраивали напалмовые мины, взрывая их под ногами наступающего противника, использовали напалмовый студень, разбрызгиваемый при подрыве, в зажигательных бомбах, а также применяли сбрасываемые с самолетов напалмовые бомбы и баки для уничтожения укреплений, скоплений живой силы и техники, строений. Так, при взрыве напалмового бака емкостью 624 л пламя покрывало территорию в 2000 м².

Возможно, что именно напалмовые бомбы навели на мысль о создании нового вида огненного оружия — термобарических боеприпасов, известных также под названием боеприпасов объемного взрыва (БОВ). Суть их состоит в том, что горючее вещество распыляется в виде облака аэрозоля, которое через секунду воспламеняется, поднимаясь вверх огненным шаром. При этом все, что попадает в область взрыва, подвергается воздействию не только высокой температуры, но и возникающему давлению раскаленных газов — отсюда и название этого оружия.

Ну и последним шагом стало скрещение современных зажигательных боеприпасов с современными средствами доставки. В частности, так на свет появился отечественный ручной пехотный огнемет РПО-А, именуемый также «Шмель», принятый на вооружение в середине 80-х годов. Он представляет собой типичный реактивный гранатомет (типа «базуки»), снаряд которого несет термобарическую боеголовку. Как говорится, всё гениальное просто! При этом прицельная дальность выстрела составляет до 600 м, а сам снаряд может пролететь до 1000 м — что в несколько раз дальше, чем у самых мощных струйных огнеметов!
 
Но термобарическими, а также термитными и фосфорными боеголовками снабжены и ракеты систем залпового огня, которые могут поражать противника за десятки километров — например, РСЗО «Смерч». А вот странная на вид боевая машина ТОС-1 («тяжелая огнеметная система»), имеющая не менее странное прозвище «Буратино», предназначена для поражения целей на дистанции от 400 до 6000 м. Огромный, закрытый броней пакет из тридцати реактивных стволов установлен на шасси танка Т-72, что позволяет машине не опасаться вражеских пуль и осколков — а значит «работать» вблизи передовой.

Увлечение огнем дорого обходится человечеству. Путь, проделанный огнеметным оружием со времен Античности до наших дней, максимально приблизил его к гражданскому населению. «Греческий огонь» лился на головы пиратов и чужеземных захватчиков, а напалмом поливают деревни мирных крестьян. Тут есть повод задуматься: если Энгельс прав и своим рождением человечество обязано умением обращаться с огнем, то не станет ли злоупотребление этим умением причиной его гибели…

Автор: Сергей Кутовой Вокруг Света
29 4.1 1 1 1 1 1 (29)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи