В Петербурге даже мода — интеллигентная.

В Петербурге даже мода — интеллигентная.

Сергей Луковский является признанным авторитетом в мире моды - человеком, создавшим принципиально новый подход к проведению модных дефиле.

Модный Петербург в последнее время получил новую жизнь. Режиссеру-постановщику дефиле и владельцу модельного агентства Сергею Луковскому удалось преобразить показы нестандартными лицами и новаторскими ходами.

На протяжении последних 10 лет Сергей Луковский является признанным авторитетом в мире моды — человеком, создавшим принципиально новый подход к проведению модных показов, умеющим превращать дефиле в по-настоящему яркое событие.

Сергею недавно исполнилось 39. Он родился в Шлиссельбурге и еще пять лет назад был солистом Санкт-Петербургского Государственного мужского балета Валерия Михайловского, куда пришел без специального образования.

Сейчас Луковский целиком и полностью посвятил себя моде. При этом в России он один из немногих, кто занимается этим: он — режиссер-постановщик fashion-show. На счету Сергея 14 сезонов «Дефиле на Неве», где он являлся главным режиссером проекта, почти все сезоны «Модного десанта», показ «Опиум» в Кадетском Корпусе, показ Sela на концерте Мумий-Тролля, создание программы Fashion School на MTV, собственного модельного агентства, постановка шоу компаниям Estel и Elegance, показов дизайнера практически всех дизайнеров одежды Петербурга, British Fashion Days и многое другое.

Сергей Луковский и Александр Нагорный, фото: LMA
Сергей Луковский и Александр Нагорный, фото: LMA

- Это правда, что никто в Петербурге больше не занимается тем, чем занимаетесь вы, и вы единственный в своем роде?

- На самом деле, не только в Петербурге. Многие дизайнеры из-за границы, приезжая сюда, тоже не понимают, кто я такой и в чем суть моей работы. Например, когда приезжал Филипп Трейси, великий лондонский дизайнер, который делает головные уборы для всей королевской семьи, ему представили всю команду, которая работала над показом, и он стал выражать свои пожелания каждому в отдельности. А ребята ему отвечают: «Нет-нет,  говори вот с ним» и показывают на меня. Трейси побагровел, безумно разнервничался и стал распрашивать, кто же такой я, что ему только со мной надо разговаривать по всем вопросам организации шоу...

В итоге Трейси так и не понял, почему я за все отвечаю. Также он не понял, почему я занимаюсь и хореографией, и кастингом, и всем-всем-всем. Действительно, нет названия моей профессии. Ее невозможно как-то обозвать. Это может быть и директор проекта, потому что я занимаюсь всеми организационными вопросами. Это может быть и кастинг-директор, потому что я зачастую занимаюсь отбором моделей. Это может быть и хореограф, потому что я работаю с девчонками на подиуме. Так получилось, что занимаюсь абсолютно всем, и вся моя жизнь – это случайность.

Я и в балет попал совершенно случайно. У меня нет образования, но тем не менее я стал солистом балета и 15 лет оттанцевал, ездил с гастролями. Были номера с Волочковой, солистами Мариинки. Также случайно я занялся хореографией для фигуристов, стал ставить отдельные номера. Работал с Москвиной, Антоном Сихрулидзе и Еленой Бережной, когда они еще катались. Естественно, модой занялся тоже абсолютно случайно. Когда-то в каком-то салоне 20 лет назад мне предложили сделать какое-то шоу. Это был единственный салон «Люкс» в то время. Я сделал одно шоу, потом меня пригласили вести хореографию в модельную школу... Так это все и закрутилось.

- В чем заключаются инновации в вашей работе?

- Это на самом деле очень интересный и очень неблагодарный труд. А почему? Вот возьмем какой-то театр, спектакль, который репетируется на протяжении сезона, года. Все готовится очень долго: декорации, световая партитура, актеры долго готовятся к выходу. Потом, когда спектакль встает в репертуар, он может идти, год, два, три. У нас же все происходит по-другому — только один раз, и в этом своя специфика. Никто не имеет права на ошибку. И почему? Если в театре идет какая-то накладка, то в следующий показ ее можно исправить. У нас такой возможности нет.

Я никогда не забуду Таню Котегову, когда мы делали ей шоу, которое называлось «Балтийский берег». Весь манеж был затянут километрами холщевой ткани. Было привезено 4 тонны песка, в который закопали пни, выложены дощатые мостки, установлены деревянные лодки, под потолок я повесил бревна на цепях. То есть было полное ощущение Балтийского берега с его природой. После окончания шоу Таня буквально плакала, когда увидела, что начался демонтаж декораций. Потому что все — оп — и прошло, и больше никогда не повториться! Больше никогда и нигде мы этого не покажем! Только здесь и только сейчас.

Каждый раз я должен быть другим, иначе не буду востребован. Я занимаюсь этим делом, потому что каждый раз я должен превзойти сам себя. Если я этого не сделаю, то буду никому не нужен.
 
- Считаете ли вы себя знаковой личностью Петербурга?

- Я не знаю. Наверное, да. Действительно, очень много людей меня знает. Еще тогда, когда я танцевал, у нашей труппы были спектакли в октябрьском зале, у меня были какие-то поклонники. Но и сейчас, если взять проекты «Дефиле на Неве», шоу Эстель, в зале бывает до полутора тысяч человек. Эти зрители, наверное, меня знают. Опять же, у нас есть модельное агентство, сейчас это около 240 человек. Плюс бывшие модели. И, наверное, эти люди тоже меня знают, помнят, любят (улыбается).

- Как Вы пришли от балета к собственному модельному агентству?
 
- Нам 4 года, но у нас идет год за два. Отработать сезон — это огромная нагрузка. Создание агентства было естественным шагом, все говорили: «Луковский, давай. Луковский, почему нет?» Мы долго к этому шли. Сейчас я рад, что наши модели востребованы за границей. Они рекламируют TopShop, Valentinо, открывают мужской показ Versace. Наших моделей утверждала сама Донателла Версаче.

- Каково ваше отношение к молодым дизайнерам, обращаются ли они к вам?

- Да. Конечно, не столько ко мне, а в мое агентство, им нужны модели. Но мне жаль, я не могу отметить ни одного имени. Да, у нас есть «тряпка», есть «муха», но чему там учат…Когда ребята уезжают учиться в Лондон, Милан, они приезжают с багажом. Опять же, у нас, чтобы развиваться в этой области, нужны деньги. А кто их будет вкладывать?  Никто. Государство у нас молодых дизайнеров не поддерживает. Нет никаких государственных программ, поэтому и нет молодых дизайнеров. У нас есть идея проекта поддержки молодых дизайнеров, скоро мы его сделаем. Это будет ежемесячное мероприятие, после которого, надеюсь, смогу назвать новые имена. В конце апреля будет первая презентация молодых ребят kazimov_gracheva.

Сергей Луковский и Александр Нагорный, фото: LMA
Сергей Луковский и Александр Нагорный, фото: LMA

- Скоро начнется «Дефиле на Неве». Можно ли каким-то образом назвать его и вашим детищем?


- Скорее я принимал участие в его развитии. Но больше я там не работаю. Так сложились обстоятельства. В «Дефиле на Неве» отказались от должности главного режиссера проекта. Теперь каждый дизайнер сам будет выбирать себе режиссера… Но, конечно, 90% дизайнеров меня уже выбрали. На «Дефиле» я работал порядка 14 сезонов. Вложено было очень много, я очень благодарен Ире Ашкенадзе (организатор проекта «Дефиле на Неве» — главной петербургской недели моды, — прим. ред.), что она позволила мне работать там, доверилась мне. Но всегда надо начинать что-то новое…

- Пропагандируете ли вы в своем творчестве Петербург?


- Дело в том, что Питер — это потрясающий город. Это организм, который живет сам по себе. Отдельно от государства, от столицы. То, что происходит в Питере, такого нет нигде. Я не хочу сказать, что я делаю что-то потрясающие. Но когда люди приезжают из-за границы, когда они видят то, что сделано в Петербурге, они бывают в шоке. Есть такая компания Elegance, я давно с ними работаю. И как-то директор по развитию компании приехала и увидела наш обычный рядовой показ. Представляете? Она пришла в гримерку в слезах. Она плакала и благодарила. Также она сказала, что у них в Германии никогда нет такого уровня и нет такого морального насыщения. Люди из-за границы приезжают сюда и видят то, чего они не могли даже представить. Питер живет своей жизнью. Это по-другому. Это очень интеллектуально, интеллигентно. Я потрясен Таней Котеговой, которая работает десятилетия. Такой стиль может быть только в Петербурге. И вот для меня лицо нашего города – это Таня. Она делает безумно интеллигентную одежду.

- Что по-вашему Петербург будущего?

- Трудно сказать, у меня иногда сердце кровью обливается, когда я вижу какие-то новые здания в центре. Мне это не близко. Мне не нравятся новации в архитектуре. Питер должен оставаться Питером. Питер, будь Питером! Мне нравятся грязные страшные потрепанные стены домов. Мне нравится наше серое болото, тяжелые тучи. Опять же нигде, я в свое время облетел весь мир, нигде нет такого тяжелого неба. Таких низких облаков нет больше нигде. Только у нас самолет выныривает из облаков сразу на взлетную площадку. Мне нравятся наши бабушки, наша грязная Гороховая... У меня иногда складывается ощущение, что Петербург всегда был таким грязным. И это наш колорит. Да, у нас тяжело, но этим и притягивает.

Фото Сергея Луковского

Автор: Алена Куготова rosbalt.ru
51 5 1 1 1 1 1 (51)
Добавить комментарий


Защитный код