Время богатырей. Здоровье наших предков.

Время богатырей. Здоровье наших предков.

Болезни нашего времени, оказывается, были свойственны и далеким предкам – просто в те времена их не могли диагностировать.

Миф, согласно которому наши предки были людьми отменного здоровья, а мы - слабые и болезненные - им и в подметки не годимся, удивительно живуч.

"Здоровых" и "больных" эпох не бывает. Во все времена жили на свете и богатыри, которых никакая хворь не брала, и люди здоровья весьма хлипкого, причем последних всегда было больше.

Болезни нашего времени, оказывается, были свойственны и далеким предкам – просто в те времена их не могли диагностировать. А "средний показатель национального здоровья" зависел не столько от экологической обстановки, сколько от уровня жизни и материального достатка. Характерно, что природно-климатические условия тоже не имели первостепенного значения.

Аполлон Бельведерский. Идеал мужской красоты.
Аполлон Бельведерский.
Идеал мужской красоты.
Редкостным здоровьем отличались, например, жители Эллады (Древней Греции) в эпоху ее расцвета, т.е. в VII – IV веках до нашей эры. Речь идет, понятное дело, о свободных гражданах, а не о рабах.

Жители Афин, Спарты, Фив, Микен, Тиринфа и других эллинских полисов вели здоровый образ жизни по традиции. Они питались свежей пищей – мясом, рыбой, пшеничным хлебом, медом, оливками и оливковым маслом, овощами и фруктами. Пили воду из горных родников. Пили вино – только натуральное виноградное и только разбавленное водой; того, кто пил неразбавленное вино, считали сумасшедшим. Занятия спортом и военными играми входили в школьную программу и в повседневную жизнь.

Венера Милосская. Идеал женской красоты.
Венера Милосская.
Идеал женской красоты.
Свободное время посвящалось умным беседам на ученые темы и философским спорам. Эллины громкими криками восторга и одобрения приветствовали красивых женщин, вечерами выходили на городскую площадь полюбоваться звездным небом или особенно ярким закатом, обожали петь и танцевать.

Образы цветущих, здоровых, идеально сложенных эллинских мужчин и женщин были запечатлены в огромном количестве скульптур того времени – а надо помнить, что моделями скульпторам служили вовсе не особо выдающиеся люди, но простые сограждане, которые считали за честь позировать для создания произведения искусства.


Отменным здоровьем и физической силой отличались древние скандинавы VII-X веков нашей эры, жившие в вовсе уж не идеальных, а напротив, весьма суровых природных условиях. Такие же сведения в исторических источниках приводятся и о наших предках, центральноевропейских славянах IV-VI веков нашей эры: велики ростом, крепки, выносливы, необыкновенно сильны, неприхотливы в еде, бегают быстрее лошади, плавают, как рыбы…

Не жаловались на здоровье британские, ирландские и континентальные кельты, германцы, древние римляне времен Республики (VI-I века до нашей эры), китайцы классического периода их истории (VIII век до нашей эры – X век нашей эры), индейцы Северной Америки (до появления европейцев). То есть люди эпохи, которую можно назвать детством человечества.

Значительное ухудшение "среднего показателя национального здоровья" во всей Европе, от Гибралтара до Урала, произошло в эпоху Средневековья. Экологические показатели не ухудшились – Европа была по-прежнему девственно чиста. Зато резко упал материальный уровень жизни, полуголодное существование стало привычным, увеличились военные опасности и связанная с ними психологическая тревожность, резко снизились защитные силы человеческих организмов. В VI и XIV веках эпидемии чумы унесли от половины до трети всего населения континента.

В доспехи "могучего непобедимого рыцаря" той эпохи сегодня с трудом может влезть 12-13-летний подросток.
Andreas Groll (photographer, 1812–1872).
К VIII веку заметно изменился даже физический тип среднего европейца. Сравнительно с древним кельтом, эллином и германцем он в основной массе выглядел довольно убого – низкорослый, слабосильный, тщедушный, кривоногий, жидковолосый. В доспехи "могучего непобедимого рыцаря" той эпохи сегодня с трудом может влезть 12-13-летний подросток. Средняя продолжительность жизни людей того времени составляла 24-26 лет.

Полуголодная жизнь делала мечты о еде и сытости навязчивыми. Образ счастливого обжоры – популярная фигура средневековой литературы. Правда, обжора этот на наш взгляд мелковат. Во французской стихотворной повести XI века герой съедает жареную курицу, пяток яиц, десять слив, выпивает три кружки молока - и окружающие ахают: как все это в него влезло? Согласимся, на легкий завтрак не похоже, но и не так уж много.

Характерно, что именно в Средневековье образ здорового и красивого человека стал настоящим объектом поклонения. Здоровых и красивых было так мало, что их почитали как святых или осененных Божьей благодатью, а слабых, некрасивых и недужных - так много, что с того времени в Западной Европе выработалось отношение к бедным и больным, как к проклятым, которых не следует, конечно, оскорблять и унижать, но следует всячески избегать и сторониться.

Примерно через эти же исторические ступени прошла и Россия. Наши предки IX-XIII веков были и вправду сильны, здоровы и крепки – как былинные герои Илья Муромец и Микула Селянинович.
Андрей Рябушкин. Микула Селянинович. 1895.
Андрей Рябушкин. Микула Селянинович. 1895.
С монгольского завоевания и вплоть до конца XVIII века качество русской жизни в основной массе населения прогрессивно снижалось. Возрастал государственный гнет, забывались и вырождались традиции народного быта, ухудшалось питание, падал гигиенический уровень, росла заболеваемость. Изменения к лучшему в жизни русского народа, прежде веками предоставленного самому себе, начались только в середине XIX века, после падения крепостного права, когда государство в лице власти и общества стало уделять народному благосостоянию и здравоохранению хоть какое-то внимание и какие-то средства.

Принято с восторгом говорить: раньше в русских семьях было много детей – вот какие чадолюбивые и заботливые предки! Не то, что нынешние – один ребенок, редко два, и уже стонут… Но ведь многодетность была не следствием чадолюбия, а следствием чудовищной детской смертности!

Не имея точных медико-статистических данных, следуя общей склонности приукрашивать прошлое, подгоняя под одно представление совершенно разные времена, не оценивая реальных условий очень нелегкой жизни наших предков, абсолютизируя отдельные факты индивидуального здоровья и долгожительства, мы травим и травмируем самих себя сусальными картинками былой райской жизни среди молочных рек и кисельных берегов. Нелепо завидуем предкам – вместо того, чтобы просто благодарить их за наше собственное существование. И в этой зависти забываем позаботиться о себе.

Зачем? Зависть – чувство бесплодное.

Автор:  Андрей Кротков superstyle.ru
61 4.7 1 1 1 1 1 (61)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи