Психотехники спецназа

В будущих войнах роль психотехники может стать решающей, особенно, когда речь идет о бойцах, выполняющих особо важные боевые задачи. Какие методики используют в специальных войсках, а также проследим историю их появления.
Психотехники спецназа - тема, которая освещается крайне редко. В первую очередь - из-за секретности. Тем интереснее узнать, какие методики используют в специальных войсках, а также проследить историю их появления. 29 мая 1946 года легендарный советский спецназовец полковник Яков Серебрянский завершил свою военную карьеру. Он считал своей важнейшей задачей психологическую подготовку своих сотрудников, которые выполняли особо сложные задачи за рубежом. В частности, его внимание привлекали труды психиатра В.С. Дерябина «Задачи и возможности психотехники в военном деле». О том, что это такое и как влияет на деятельность специальных подразделений, мы и расскажем.

Всё началось с вагоновожатых

Основы психотехники были заложены в начале ХХ века в Германии психотерапевтом А. Шаквитцем, который описал методику психологической устойчивости вагоновожатых, включающую в себя, в частности, отсортировку тех, кто априори был не способен к этой профессии. В 1919 году в Берлине эту разработку опробовал инженер К. Трамм, что принесло казне доход в сумме 1 350 000 марок по сравнению с годом предшествующем. Эти успехи были незамедлительно замечены военными. Вскоре методика А. Шаквитца была внедрена в Баварскую школу летчиков.

В итоге число аварий и несчастных случаев во время полетов снизилось на 53%. Базой для психотехнической школы Шаквитца стали тесты справедливой оценки способностей соискателей, применительно к конкретной профессии.

Здоровый – не значит, воин

Опытом немцев заинтересовались и в России. Первым из наших ученых, кто, опираясь на учение Шаквитца, занялся вопросами военной психотехники, был физиолог и психиатр В.С. Дерябин. Он доказал, что физические способности не всегда отражают потенциал солдат. «Во время войны (первой Мировой) на моих глазах два солдата, служившие нестроевыми, попали в команду разведчиков, - писал Дерябин. – Один оказался очень дельным на новом месте, а другой – выдающимся, до дерзости предприимчивым». И это сразу же изменило обстановку на данном участке фронта. Ученый-психиатр сделал вывод, что в будущих войнах роль психотехники может стать решающей, особенно, когда речь идет о бойцах, выполняющих особо важные боевые задачи.

Психотехники спецназа

Родом из Ahnenerbe

В конце Второй мировой войны американцам досталась значительная часть архива фашистской организации Ahnenerbe, известной, в том числе, и чудовищными опытами над узниками концлагерей. На основании этих материалов в секретных лабораториях ЦРУ в 60-х годах прошлого века начались работы по контролю и коррекции психики людей. Вначале речь шла о влиянии эмоционального состояния человека на железы внутренней и внешней секреции. Имеющаяся взаимосвязь позволила создать детекторы лжи.

Параллельно с этим осуществлялась и другая работа над тем, как использовать обратную связь, и уже через эти железы медикаментозно воздействовать на страх, тревогу, наблюдательность и внимательность военнослужащих. Так, ведущий эксперт Пентагона по безопасности Джон Уоттс утверждает, что медицина США располагает лекарством, резко увеличивающим IQ солдат. Впрочем, по его словам, эти препараты имеют побочное действие – риск в виде болезни Альцгеймера. Массово, конечно, такие препараты не используются, но при подготовке спецагентов все средства хороши.

По закону Джемса-Ланге

Юлиан Семенов, который был дружен с сотрудниками КГБ, в романе «Противостояние» описал следующий случай: «До войны Николай Кротов страдал заиканием, однако в Германии был направлен на принудительное лечение электротоком, и от недуга избавился». Эта история и в самом деле могла случиться, так как имеет под собой научное обоснование в виде теории Джемса-Ланге. Суть её сводится к тому, что всё в человеческом организме взаимосвязано: эмоции, нервные раздражители и физиология.

Например, после десятикилометрового марш-броска физиология сигнализирует нервной системе о нехватке кислорода и питательных веществ в мускулах, так как имеющийся ресурс уже исчерпан. Нервная система в свою очередь формирует эмоции «я устал, я не могу идти». На основании их человек принимает решение сделать привал. Между тем, понимание того, что физиология имеет скрытую возможность активизировать подачу кислорода и питательных веществ в мускулы, может подсказать солдату иное решение – «идти вперед».

Программа «устойчивости потенциала»

Профессор психологии Мартин Селигман из Университета Пенсильвании разработал и апробировал программу «устойчивости потенциала» солдат специальных подразделений. Цель – стать жестоким, не поддаваться искушениям, усиливать внимание и концентрировать физическую силу в критических ситуациях. «Мы укрепляем умственные мускулы морпехов так, чтобы после тяжелейших невзгод они становились крепче, - поясняет Мартин Селигман. – Испытания для солдат начинаются еще на пункте сбора новобранцев корпуса Морской Пехоты на Пэррис-Айленд (Южная Каролина)».

Главная роль отводится сержантам, которые непосредственно командуют морпехами. Все они проходят специальные курсы по психотехнике, чтобы иметь ранжированное представление о способностях каждого своего бойца. Да и сержанты тоже могут быть подвергнуты серьезным жизненным тестам, например, когда получают информацию о том, что «ушла жена». Офицеру важно знать, как поведет человек в этой ситуации, чтобы сделать вывод о его дальнейшей карьере.

Психотехника «Альфа»

Российские спецслужбы обязательно проходят психологические тренинги, причем офицеры обучаются по программам «Психология оперативно-боевой деятельности». «Переговорный процесс в экстремальных условиях» и «Гипнология». Большинство психотехнических приемов, к примеру, спецгруппы «А» являют собой ноу-хау и засекречены, так как позволяют манипулировать как поведением агрессивной толпы, так и сознанием отдельных личностей.

18 декабря 1976 года четырем альфовцам из управления «Антитеррор» удалось стабилизировать крайне нервную обстановку во время обмена в Цюрихе Владимира Буковского на генерального секретаря коммунистической партии Чили Корвалана. Известно, что диссидента встречала группа вооруженных швейцарских полицейских, по некоторым данным – переодетых американцев. После того, как Корвалан поднялся на самолет, Буковский категорически отказался спуститься вниз. Он заподозрил, что его депортируют в Америку, а не оставят в Швейцарии, как было заранее договорено. Ситуация могла закончиться штурмом самолета, настолько агрессивно вели себя так называемые «швейцарские полицейские». Сотрудники «А» смогли успокоить вооруженную команду и внушить Буковскому, чтобы тот покинул самолет. На Западе было отмечено, что наши сотрудники проявили себя как профессиональные психологи.
50 4.2 1 1 1 1 1 (50)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи