Исповедь дорогой шлюхи

Шлюха о жизни элитной девушки по вызову, которой платят пять тысяч долларов за ночь. Секреты успеха, советы начинающим девушкам по вызову, скандальные откровения. Исповедь дорогой проститутки, которую обвиняют в вымогательстве 400 тысяч долларов у экс-губернатора Нью-Йорка.
Россиянка, которую обвиняют в вымогательстве 400 тысяч долларов у экс-губернатора Нью-Йорка, перед задержанием спешно удалила все свои страницы в соцсетях. Однако свои откровения о работе элитной проституткой в США она удалить не успела.

Напомним, власти Нью-Йорка предъявили официальное обвинение гражданке РФ Светлане Захаровой, ранее арестованной в местном аэропорту. Захарову обвиняют в вымогательстве 400 тысяч долларов у бывшего губернатора Нью-Йорка Элиота Спитцера.

В феврале этого года Светлана Захарова обвинила бывшего губернатора штата Нью-Йорк Элиота Спитцера в насилии. Это дело закрыли за недостатком улик. Позже было возбуждено новое уголовное дело, но уже в отношении самой Захаровой. Спитцер обвинил ее в вымогательстве крупной суммы денежных средств.

О самой Светлане было известно немного. Писали, что она будто бы переехала в Америку из Екатеринбурга и что, помаявшись в поисках работы, занялась проституцией. Полиции Светлана рассказала, что одним из ее клиентов оказался бывший губернатор Нью-Йорка, который задолго до этого уже прославился на всю Америку своими похождениями и связями с девушками легкого поведения, из-за чего ему и пришлось с позором уйти в отставку.

Перед арестом Светлана успела удалить все свои аккаунты и записи в соцсетях. Кроме одной, но самой откровенной. Два года назад на электронных страницах малоизвестного американского сайта для молодежи появилась исповедь русской проститутки Светланы З. И уже с первых страниц повествования становится ясно, что автор — Светлана Захарова.

О своей жизни элитной девушки по вызову, которой платят пять тысяч долларов за ночь, она почему-то хотела не только всем рассказать, но и показать. Десять страниц текста — секреты успеха, советы начинающим девушкам по вызову, скандальные откровения.

Исповедь дорогой шлюхи. Светлана Захарова Трэвис


Секс — это секс. Деньги — это деньги

Добро пожаловать в новую экономику древнейшей профессии

Светлана З., 24 года, живет в Нью–Йорке, бывшая проститутка. Сотрудницы эскорт–сервисов берут 100 $ (4000 руб.) за то, чтобы удовлетворить клиента рукой. Света зарабатывала по 5000 $ (200 000 руб.) за ночь. Речь здесь идет, в первую очередь, о бизнесе и подходе к нему, а также о качестве принимаемых деловых решений.

Его сын не поступил в Дартмутский колледж, и это его печалит, потому что он любит своего сына и знает, насколько тот требователен к самому себе. Я понимаю.

Его жена больше не позволяет ему поздним вечером есть мятное мороженое с шоколадной крошкой и ворчит по поводу того, что после обеда в воскресенье он любит смотреть гольф по телевизору. Я хмурюсь.

Его доктор говорит, что ему надо получать больше витамина D, и, возможно, стоит рассмотреть возможность приема антидепрессантов, но он уверен, что если пациенту удастся найти какой–то смысл в жизни, он будет чувствовать себя лучше. Я тихонько прицокиваю и широко открываю глаза. Я чуть не плачу.

Я говорю ему, как прекрасно, что он так хорошо понимает своего сына. Я говорю ему, что если бы была с ним, то разрешала бы ему есть сколько угодно мороженого, а после обеда по воскресеньям мы вместе смотрели бы гольф, потому что зачем запрещать людям делать то, что их радует? Затем я говорю ему, что не знаю, насчет витамина D и антидепрессантов (и это самая правдивая моя фраза за эту неделю), но он выглядит вполне здоровым, и, говоря это, я нежно касаюсь его бедра, наклоняю голову и смотрю на него, немного опустив ресницы — я тренировалась перед зеркалом. Я улыбаюсь, не показывая зубов — этот прием я тоже тренировала — и жду, когда он потянется ко мне.

Но он еще не готов, он хочет рассказать мне, как он добежал до третьей базы после того, как отбил мяч, играя за свою команду по софтболу, как «волшебно» это было, и как ему хочется ощущать эту радость постоянно.

У меня уже были подобные мужчины, они могут быть очень милыми, но и очень непростыми при этом. Я не знаю, что такое третья база и понятия не имею, как это связано с волшебством, но осознаю, что мы разговариваем уже 15 минут. Я знаю, насколько важно ему чувствовать, что мы можем провести вместе весь день, что ничего нас не ограничивает. Счастливые часов не наблюдают. Но я также совершенно точно знаю, сколько времени у нас осталось. Я сбрасываю туфли (бежевые Louboutin за 600 $), которые я купила на распродаже за 250 $. Я надела их специально для него, потому что он сказал, что «не любит вычурности» (если бы он ее любил, я бы надела черные Louboutin).

Он все еще говорит о третьей базе, волшебстве и значимости всего этого. У нас 35 минут. Это довольно много, но я не хочу брать на себя лишнего. Вся моя работа сводится к тому, чтобы свести риск к минимуму. Я придвигаюсь к нему, говорю, что у меня есть идея, как можно поднять ему настроение. Я говорю ему, что хочу этого не меньше. Я говорю ему, что думала об этом с тех пор, как он написал мне смс два дня назад. Я мягко сжимаю его бедро рукой с яркими красными (любой другой цвет — уже риск) ногтями, облизываю губы, и немного приоткрываю рот, чтобы он увидел мои зубы. Он застенчив, но он мужчина. Он прекращает говорить.

Сложная часть моей работы закончена. Настало время для секса.

Я приехала в Нью–Йорк из Челябинска, когда мне было 19 лет, с 300 $ в кармане. В марте мне исполнилось 24, и я сумела накопить 200 тыс. долларов (около 8 млн руб.), занимаясь сексом за деньги. Я была в Марокко, Париже, Пекине и Монако. Мужчины привозили мне чай из Лондона, шоколад из Швейцарии, белье из Франции и обувь из Италии. Я купила родителям небольшой домик в деревне. (Я сказала им, что мой американский жених очень богат и заботится обо мне.)

Я не испытываю ненависти к мужчинам. Я не являюсь жертвой торговли детьми. Меня никогда не насиловали, не накачивали наркотиками, и я не снималась в порно. Я не наркозависима. У меня никогда не было сутенера. Я не страдаю ни от того, что мои американские подруги называют «проблемами с папочкой», ни от того, что мой психотерапевт называет «нарушением личности в результате преждевременного взросления». У моего отца, конечно, были любовницы, но я не виню родителей в том, что у меня такая работа или жизнь. У других детей свои проблемы. У моих родителей были проблемы, когда они были детьми. Мой психотерапевт помог мне это понять.

Я бизнес–леди. Я делала то, на что политики в этой стране всегда пытаются вдохновить иммигрантов: много работать, хвататься за любую возможность, по полной использовать свои таланты, приспосабливаться и адаптироваться к новой мировой экономике.

Я не работаю в эскорте уже больше года. Не потому, что эта работа нелегальна, хотя и это сыграло свою роль. И не потому, что мне иногда приходилось сталкиваться с идиотами, хотя и это одна из причин.

Я ушла, потому что хотела научиться кинопроизводству и психологии, и сейчас я могу себе это позволить. Я ушла, потому что мне хотелось бы когда–нибудь выйти замуж и завести ребенка, а чем дольше я бы работала в эскорте, тем сложнее было бы это сделать. С тех пор, как я ушла, моя жизнь усложнилась, и я расскажу, почему. Но сначала я расскажу, как попала в этот бизнес, и на что это было похоже.

Я выросла в центральной России. Ребенком мечтала стать экскурсоводом и повидать мир. Однажды через наш город прошел экскурсионный автобус. Он был тесный, в нем воняло, и не было кондиционера. А у кудрявого экскурсовода были пятна пота под мышками. Я подумала, что в Америке, наверное, гиды получше.

У меня был телефон одной русской, у которой можно было остановиться. Когда я прилетела в Нью–Йорк, она сказала, что нужно поехать на поезде в Бруклин, на Брайтон–Бич. Это звучало знакомо: в наших фильмах это место, где можно купить всякую еду, икру и хорошую одежду. Там живут только люди, которые многого добились, так что я обрадовалась.

Когда я вышла из поезда, я увидела этих жалких людей, стариков, их инвалидные кресла... На улице воняло, а прохожие были одеты еще хуже, чем в Советском Союзе. За спиной грохотали поезда, а я думала: «Черт, это какая–то не та Америка».

Я провела там четыре дня, а потом встретила девушку, которая позвала меня жить с ней на Манхэттене. Когда я там оказалась, то наконец поняла, почему все хотят сюда приехать.

Я пыталась найти работу в ресторанах и больницах, но нигде меня не брали. А потом попалось объявление, что нужны танцовщицы, ну я и позвонила. Они подобрали меня на грузовике, он был уже полон, там сидели такие же молодые девушки. В клубе меня лапали пьяные мужики, я получила свои 300 $ и решила, что с меня хватит. Позвонила по объявлению в турецкое кафе. Владелец сказал, что работать не обязательно, но если я буду спать с ним, он будет мне платить. «Нет, спасибо», — ответила я. То есть, на самом деле что–то вроде «отвали, идиот».

Дальше было объявление про массаж. Опыт работы не нужен, 500 $ в день.

Мы были вдвоем с еще одной девушкой. Пришел парень, разделся, и я стала повторять за своей напарницей — помяла ему спину и ноги. Через полчаса девушка стала раздеваться, и тут я поняла, за что мне платят по 100 $ в час. Так что я тоже разделась, и мы удовлетворили его руками.

Я стала работать там пять дней в неделю. Через два месяца меня уволили. То ли они разозлились, что я встречаюсь с клиентами, то ли просто пришло время обновить девушек.

Мы с напарницей из спа–салона решили снять квартиру и работать сами. Вскладчину купили кровать и массажный стол и стали давать объявления на Backpage.com. Мы зарабатывали по 800 $ в день каждая. Большинство парней хотели не только массажа, под которым подразумевалась мастурбация, и готовы были доплачивать. Не знаю точно про подругу, но я всегда отказывалась.

Один из моих постоянных клиентов приходил на массаж три раза в неделю и всегда оставлял хорошие чаевые, иногда по 100 $. Расспрашивал, как мне жилось в России, и говорил, что мне мог бы помочь психолог. Он дал мне номер одного специалиста, который вроде как знал русский, и денег на несколько месяцев терапии. Предлагал мне переспать с ним за 1000 $ в час. Это было заманчиво, но я подумала, что потеряю самоуважение, если буду заниматься сексом за деньги. Он говорил, что я ему нравлюсь, что готов заботиться обо мне и помочь поступить в колледж. Говорил, что я буду отличным психологом, потому что людям со мной легко.

Так что когда он пригласил меня в Plaza Hotel на одну ночь, я согласилась. Он снял дорогущий номер с отличным видом. Мы поболтали под шампанское, а потом разделись и занялись сексом. Он дал мне конверт с 1000 $ и сказал, что это не плата за секс, просто я ему очень нравлюсь.

С утра ему нужно было уезжать в командировку, а я осталась. Заказала в номер завтрак — апельсиновый сок, пышный омлет с грибами, тосты и масло в форме морских ракушек. Я была счастлива. Чувствовала себя главной героиней фильма «Красотка».

Вернувшись из Чикаго, он мне не позвонил. Я позвонила, он не ответил, тогда я позвонила ему на работу. Секретарша сказала, что его нет и не будет.

Тут я все поняла. Раз и навсегда.

Клиенты знали меня как Анджелину или Анну. Анджелина — мягкая, умная, игривая охотница за удовольствиями, которая очень серьезно настроена наслаждаться жизнью.

Анна — более робкая спутница в дорогом путешествии, иногда страстная, иногда шумная, но всегда незабываемая.

Анджелина стоила 800 $ в час и 4000 $ за ночь. Анна — 900 $ и 5000 $ соответственно. Согласно рейтингу сообщества The Erotic Review, обе котировались как супер–элитный эскорт.

В этом бизнесе очень много молодых и красивых девушек. Что привело меня на вершину, так это моя исполнительность и внимание к деталям. Я стала успешной, потому что выучила ценные уроки.

Вот некоторые из них:

Исповедь дорогой шлюхи. Светлана Захарова Трэвис

Урок 1: Трать деньги, чтобы заработать больше

Я заплатила за то, чтобы мне составили грамотное объявление. Я заплатила профессиональным фотографам 1500 $ за качественные фотографии. Эти расходы я считала инвестициями в себя.

Размещение рекламы на лучшем сайте интим–услуг Eros.com стоит 400 $ в месяц. Да, это самый дорогой портал, но он и притягивает лучших мужчин, готовых платить. Сайт Backpage.com более распространен и туда заходят парни куда скромней, иногда откровенно страшные и неприятные. Ресурс Craiglist даже не стоит упоминания. Это место, где убивают людей.

Для достижения нужного результата я тратила 50 $ в день, чтобы оставаться на верхних позициях в поиске как минимум 20 дней в месяц. Я платила за это 500 $ в неделю или почти 4000 $ месяц. Девочки, которые тратятся только на размещение объявления, в лучшем случае получают один email в две недели. В основном они сидят дома, покусывая локти.

Дальше необходимо позаботиться об аренде отдельной квартиры, что стоит примерно 3000 $ (около 120 000 руб.) в районе Манхэттена. Конечно, можно арендовать и местечко подешевле в Бронксе или Куинсе, но не стоит рассчитывать, что состоятельные клиенты для свидания с вами поедут туда.

В своих первых объявлениях я много не писала. Сейчас–то я знаю, что мужчины хотят знать женщину, с которой они имеют дело. Удивительно, но многим, даже большинству из них, реально необходимо что–то вроде «связи». Анкета легкомысленной Анджелины или Анны, которая так любит роскошный отдых, расслабляет мужчин. И тогда они звонят. Мне всегда было интересно, зачем Playboy прикрепляет маленькое интервью с девушкой на фото. Теперь знаю. Ребята, которые мастурбируют, хотят чувствовать, что они знают эту девушку.

Урок 2: Заставь стереотипы работать на тебя

Анна и Анджелина — экзотические имена, в них нет принадлежности к какой–либо национальности.

Мужчины, особенно американцы, имеют четкие предубеждения насчет этого. Если ты южноамериканка, то ты дикая, веселая и любишь секс. Если ты азиатка, ты странная! Ты необщительна и готова на всё. Американцы думают, что русские девушки горячие, но иногда расчетливые и жадные, многие имели довольно печальный опыт с так называемыми золотодобытчицами. Американки обычно славятся хорошей формой, открытостью и отличным чувством юмора. Иногда они добрые и пушистые, с ослепительной улыбкой, но мужчины думают, что они также стервозны и эгоистичны.

Однажды я просто выучила это всё и решила, что имена Анджелина и Анна будут звучать красиво и таинственно, и по ним никто не сможет определить национальность. Так что у сужчин не будет ни одного повода судить о девушке по стереотипам о стране, откуда она приехала.

В бизнесе нужно быть ловким.

Исповедь дорогой шлюхи. Светлана Захарова Трэвис

Урок 3: Цена имеет значение

Можно снять порно–звезду за 2000 $, их объявления висят на том же сайте, что и мое раньше. Можно найти содержанку за 4000 $ в месяц. Есть даже специальные предложения, вроде «секс–каникул», и за 2000 $ клиент получает жилье и еду вместе с сексом. Если ты хочешь зарабатывать на услугах эскорта, нужно уметь предложить что–то необычное. Например, я могла предложить игрушки, ролевые игры и БДСМ. (Я не предоставляла анальный секс и даже не знала, что это такое до тех пор, пока один мой клиент не попросил меня об этом. Сначала я думала, что он шутит, и мне показалась я его задела, когда немного усмехнулась над его просьбой. Если бы я оказывала такую услугу, я бы просила как минимум 1500 $ главным образом потому, что многие мужчины думают, что это что–то запрещенное, и очень стесняются попросить из–за устойчивого мнения, что девушкам это не нравится).

Но главный козырь — внимание. Правда в том, что даже с теми, кто снимал меня на 3 или 4 часа, сам секс обычно занимал около 15 минут. Они платят за понимание.

Услуги белых девушек стоят дороже, как минимум в Нью–Йорке. Следом идут латиноамериканки, затем азиатки (кореянки и японки берут больше, чем китаянки), а завершают список чернокожие девушки. Я не знаю, кроется ли причина тому в спросе и предложении, но один из моих клиентов, статный светловолосый актер, посоветовал мне воспользоваться ситуацией. Он был на кастинге 10 рекламных роликов за последние пять месяцев и не получил ни одного предложения. Он объяснил это тем, что количество латиноамеринцев растет, и так они покупают власть.

Я всегда старалась слушать деловые советы своих клиентов и делать правильные выводы, даже если они об этом и не подозревали.

В любом случае, я воспользовалась советом и подняла ценник. Больше всего меня удивляет, что некоторые американки берут только 400 $. Я не знаю, то ли это потому, что они глупы или слишком ленивы, чтобы изучить конкуренцию, то ли они просто не так серьезно относятся к своей работе. Возможно, они просто не знают, что такое вонючий туристический автобус без удобств и кондиционера.

Урок 4: Один в поле воин

Если работаешь через агентство, то они сами находят клиентов, назначают время и место встреч. Они заботятся о вас. Но они же и забирают деньги. За услуги массажа — половина. За услуги эскорта — порядка 30–40 %.

Девушки, которые работают в агентствах, не хотят заниматься собственным делом. Я считаю это недальновидностью. Прежде всего, те, кто рекламирует 20 девушек, обычно имеет в распоряжении двоих, одну блондинку и одну брюнетку. Конечно, у этих девушек много работы. Очень много. Если агентство принимает 20 клиентов в день, то каждая из девушек обслуживает до 10 мужчин в день. К концу лета они получают 50,000 $ (порядка 2 млн руб.). Но за это им приходится иметь дело с огромным количеством мужчин. По мне так это не стоит того. Не эффективно.

Я тоже когда–то работала на агентство, но однажды решила работать на себя, много и только на себя. Во всех остальных случаях, богатеют только организаторы бизнеса.

Мой рост 170 см, вес 54 кг. У меня длинные ноги, карие глаза, пухлые губы и стройное тело, привлекавшее внимание с момента полового созревания. Это моя основа, продукт, о котором я заботилась.

Я вегетарианка, у меня есть личный тренер. Как минимум дважды в неделю я ходила на маникюр и педикюр, цвет лака всегда красный. Я всегда надевала дорогое белье и шелковые чулки.

Я основательно готовилась к приходу каждого клиента, потому что это должна быть целая сцена. Тушь стоила 130 $, краска для волос 200 $, тени 50 $, столько же стоили тон и губная помада. Неплохой комплект нижнего белья стоит как минимум 100 $; я же всегда тратила 600 $. Не говоря уже об обуви.

В реальной жизни девушки именно так готовятся к свиданиям. Потом парень просто приглашает ее на обед или говорит: «Пошли в спортбар, зарядимся пивком». Неудивительно, что потом парни жалуются, что им так редко перепадает.

На свиданиях, на которые ходила я, мне дарили цветы, пальто от Prada, айфоны. Мне не предлагали пойти перекусить или заглянуть в ближайший спортбар. Когда мужчина пользуется эскорт–услугой, он хочет выглядеть джентльменом, хочет доказать, что он лучший, хочет быть самим совершенством.

А в реальной жизни он может быть таким тупицей. На прошлый день св. Валентина я сидела в Макдональдсе рядом с домом. В такие праздники, как день св. Валентина, рождество или пасха у меня обычно мало клиентов, по крайней мере таких, у кого много денег. Я пришла в Макдональдс выпить колы, а еще потому, что там интернет был быстрее, чем у меня дома. Купила себе цветы: маргаритки и фиалки. Рядом со мной сидела парочка, и девушка сказала: «Боже, какие красивые цветы!». У меня было хорошее настроение, и я сказала парню: «Может, пора подарить своей девушке букет цветов?», а он сказал: «Ей не нужны цветы».

Не знаю, почему, но я пришла в ярость. «Да пошел ты», — сказала я ему и ушла.

Моя работа начиналась сразу, как только он входил. Ты не обращаешь внимания на конверт у него в руках. Ты делаешь вид, что конверта вовсе не существует. Ты улыбаешься ему, потому что он привлекателен, потому что ты его хочешь. Если он застенчив, ты предлагаешь ему бокал вина. Если он очень сильно стесняется, ты предлагаешь сделать ему массаж — он ведь не против небольшого массажа, правда?

Иногда я говорила: «Ты так хорош собой», потому что людям нравится, когда им льстят, даже если это и не правда. Людям нравится верить в лучшее, потому что так проще жить. А парни, которые платят 1 000 $ в час реально верят в лучшее! Раз он может позволить себе потратить штуку за один час, он уверен, что он крут. Он круче, чем простые смертные.

Каждый хочет, чтобы ты кончила, и не один раз. Один 60–летний клиент хотел, чтобы я кончала по 5 раз до того, как кончит он. Он думал, что таким образом проявляет заботу обо мне. На самом деле он просто хотел доказать себе, что все еще может довести молодую девушку до оргазма. (Я, конечно, обманываю людей, но намного чаще люди обманывают сами себя). Так что, само собой разумеется, я делала вид, что кончила. Я также поняла, что лучший и наиболее убедительный способ показать клиенту, что я получила оргазм, это просто сказать ему: «Я кончила». Только и всего. Ничего особенного. Актриса из меня не очень, но в этом и нет необходимости. «Я кончила», и дело в шляпе. Они верили. Они так гордились собой. На самом деле, по большинству девушек так и не поймешь наверняка: это как бог или как любовь — глазами не увидишь, но веришь, что она существует.

Конечно, мне было важно знать, что говорить и делать. Но так же важно, что не говорить и не делать. Так, я никогда не задавала вопросов про его семью. Не потому, что я бы переступила определенные границы (вы не поверите, сколько мужчин хвастается своими детьми). Просто... а вдруг у него кто–то недавно умер? Он бы расстроился, рассказывая об этом. А я никогда, ни за что не хотела расстраивать своих клиентов.

По той же причине я не рассказываю о том, что меня беспокоит. Знаете, как говорят: «Сытый голодного не поймет». Миллиардеру нет дела до моих проблем. Так бизнес не делают. Я могла бы рассказать ему, и он бы даже помог мне раз или два, но это превратило бы потенциального постоянного клиента в посетителя на один раз. Он может жаловаться тебе сколько угодно, но от тебя он не должен услышать и слова. Это точно.

Иногда я развлекала своих клиентов. Я рассказывала им, что только вернулась из Дубая или с Гавайских островов. Я никогда не была в этих местах, но смотрела много передач о них, и потом рассказывала о шейхах, отделанных мрамором отелях где–нибудь далеко в пустыне или о громадных волнах на Оаху. Такие рассказы придавали мне экзотики, делали меня интересной. Парни любят трахать привлекательных девушек со стройной фигурой, но им не меньше нравится трахать интересных девушек.

Я мало ела. Раз в день я заказывала себе жареный рис с овощами из местечка неподалеку, потому что это было быстро: 5 минут на готовку, 5 минут на доставку, 5 минут на то, чтобы все съесть. Если бы я два часа обедала в ресторане, я бы не докладывала на свой банковский счет как минимум 1 600 $. Теперь я ем медленнее, но все равно мало.

Когда меня приглашали на ужин, я обычно заказывала салат и сок. Никакого лука, чеснока и кофе. Ничего, что издает запах. Даже если этот конкретный парень не против, другие будут возражать. Я редко пью алкоголь и никогда не принимаю наркотики. Предоплата. Конечно, с презервативом. По телефону цена не обсуждается.

Я работала с полудня до полночи, 12 часов в день. Я всегда была точна, исполнительна и мила, даже когда клиент грубил мне. Один–два плохих отзыва уже могут нанести ущерб бизнесу.

Я предпочитала бронь за два–три дня. Если какой–то парень вдруг присылал мне мейл с вопросом: «Эй, как ты там? Сегодня свободна?», я ему не отвечала. Лучше иметь двух солидных клиентов, на которых всегда можно положиться, чем десяток одноразовых посетителей.

Это называется «принцип 80/20», я прочла об этом в одной книге по бизнесу.

Исповедь дорогой шлюхи. Светлана Захарова Трэвис

Иногда я путешествовала со своими клиентами. Я хотела, чтобы они понимали, что я особенная, но без стервозности. Так что когда я хотела лететь первым классом, я не говорила: «Ты должен», я говорила: «У меня очень длинные ноги, и в обычном кресле они все затекают, я теряю гибкость, так что ты не сможешь взять меня сзади». Это всегда прокатывало.

Хотя на самом деле я мечтала стать режиссером или психологом, я учусь делать бизнес. Мне это необходимо. Я часто читаю о том, что каждый должен учиться на своих ошибках.

Когда я только начала работать, я совершила одну большую ошибку. Когда один клиент спросил меня, есть ли у меня парень, и я ответила «нет» (что было правдой), он спросил, почему, и я сказала: «Потому что он не мог меня нормально оттрахать». Я ответила так потому, что думала, что это заводит мужчин. На самом деле, слыша такой ответ, они начинают обращаться с тебой очень жестко. Очень жестко! Я уверена, обычно они делали это по–другому. Они переигрывали, и это было ужасно. Поэтому потом, когда мне задавали подобный вопрос, я слегка хмурилась и отвечала: «Ну, он был еврей, а я не хотела менять религию — это бы убило моих родителей».

После такого ответа они обычно смотрели на меня, брали за руку и говорили: «Я так тебя понимаю, бедняжка!», и все парни становились нежными и ласковыми. Даже евреи.

Девяносто процентов моих клиентов были женаты, большинство из них были банкирами. Если вы знакомы с сотрудником инвестиционного банка, который говорит вам, что никогда не пользовался эскорт–услугами, ваш знакомый святой, или, что более вероятно, просто лжец.

Около трети мужчин любили смотреть, как я мастурбирую. Можно сказать, что 98 процентов хотели кончить на меня. Половина из них хвастались своим членом. Но вот кто меня беспокоил по–настоящему, так это обладатели действительно огромных членов (около одной пятой из тех, кто так считает). Ни одной девушке не захочется иметь дело с такими инструментами. Восемьдесят процентов спрашивали, кончила ли я.

Некоторые хотели походить со мной по магазинам, другие — пригласить меня на ужин. Один парень просто сидел и смотрел на меня, как на статую. Я спросила его, не хочет ли он чем–нибудь заняться, повеселиться, и он лишь шикнул на меня, чтобы я замолчала. Еще один имел меня целый час и издавал странные звуки, как поезд: «Тууу–тууу, тууу». Я сунула палец ему в зад, чтобы он быстрее кончил, но это не сработало. В итоге я просто лежала и даже не притворялась, что мне это нравится. Для меня это было редкостью — перестать притворяться. Но черт возьми. Тууу–тууу, тууу? Это безумно раздражало.

Все мужчины похожи, но все они и совершенно разные. Один платил мне 20 000 $ в месяц, и я должна была проводить с ним два дня и две ночи в неделю. Ему было 62, в разводе, очень приятный мужчина. Мне бы хотелось иметь еще парочку таких клиентов, как он. Иногда мы ходили в кино или ужинать. Иногда трахались. У него был рак, и он сказал мне, что любит меня и хочет на мне жениться. Я не знаю, сколько денег у него на самом деле было. Я не хотела выйти за него замуж, чтобы обнаружить, что он весь в долгах. И мне было неудобно спрашивать его о том, сколько он мне оставит. Это может звучать странно, но такой вопрос казался мне просто неуместным. Плюс я не хотела его расстраивать. И по бизнес–причинам, и потому что он мне нравился.

До этого он вызывал по четыре–пять девочек в неделю, но перестал после того, как встретил меня, поскольку сказал, что влюбился. Я должна была быть честной с ним. Поэтому я ответила: «Ты мне нравишься, но я тебя не люблю. Я не могу влюбиться всего за несколько месяцев». Он сказал, что все в порядке, я молода и научусь.

Был и еще один за 60, из Иллинойса. Он сказал мне, что хотел бы, чтобы я переехала к нему в Иллинойс. «Нет, — сказала я, — это вряд ли». Я приехала в Штаты из России не для того чтобы жить в его чертовом Иллинойсе! Этого я ему не сказала, но именно так и подумала. Он заявил, что приехал в Нью–Йорк, чтобы найти жену, потому что в Нью–Йорке все самое лучшее, и эскорт–девушки здесь тоже самые лучшие. Он утверждал, что они все обожают трахаться. Они все любят ублажать тебя. У меня было плохое настроение, и я сказала ему: «Мы любим вас ублажать, потому что вы платите!». После этого мы перестали видеться.

Был один парень, который снимал, как мы занимаемся сексом, а когда я это заметила, я выхватила у него телефон, стерла запись и сказала ему убираться из моей квартиры. Еще один сказал мне, что хочет бесплатного секса, а не то он вызовет ментов. Я ответила, что повешу объявление с его номером телефона на Backpage.com с услугами гей–эскорта. Иногда попадаются уроды, и надо уметь с ними обращаться.

Молодые ребята — плохие клиенты. Девственники — ужасные. А молодые девственники — это просто кошмар. У меня был один клиент, который до 25 лет только и занимался тем, что смотрел порнуху и ублажал себя. В общем, процесс выглядел так: «Встань в такую–то позу, теперь в такую, повернись, перевернись». Я сомневаюсь, что он вообще знает, как разговаривать с женщиной. Мне было жаль его. Но я старалась быть милой.

Клиенты делятся на четыре категории. Есть мужчины, которые платят за то, чтобы ты составила им компанию. Есть мужчины, которые считают, что покупают отношения. Третьи полагают, что ты становишься их собственностью. А еще есть парочки. Первая группа самая простая. Мужчины из второй группы хоть и думают, что ведут себя мило, могут быть гораздо более требовательными.

Парни из третьей группы — сплошная головная боль. Один из них хотел облить меня медом с ног до головы, а потом уже трахать. Я сказала «нет». Он сказал, что заплатит в два раза больше, и я опять сказала «нет». Он предложил тройную цену, и я согласилась. На всем протяжении процесса я думала о том, как мне потом придется стирать белье и потратить еще два с половиной часа на то, чтобы сделать прическу и макияж. Вот тогда я решила, что если он еще когда–нибудь попросит медовых утех, я возьму в четырехкратном размере. А может и больше.Мой любимый тип клиентов — четвертый — парень, который пригласил меня для секса втроем со своей женой или подругой.

Отличительная особенность работы с парочками: ты заходишь в комнату и видишь стол с хорошим вином, разными сырами и фруктами, как будто мы что–то отмечаем. Если вызывает просто один парень, ты увидишь только стакан воды и конверт на полке.

С парочками испытываешь больше приятных эмоций —  больше эмоций и точка. С мужчинами чувствуешь, что он хочет получить абсолютно всё, чтобы ты полностью отработала потраченные деньги. Если это девушка, можно просто расслабиться и поговорить. Можно поесть фруктов.

Встречи для секса втроем обычно длятся два или три часа. Парочки всегда стесняются, даже если раньше уже пробовали секс втроем. (Я никогда не была первой у какой–либо пары. Даже не знаю почему.) Мне приходилось делать первый шаг. «Я хотела бы узнать тебя поближе, — говорила я, или,— я хочу тебя поцеловать».

Даже с учетом всех эмоций и разговоров я понимала, что мне платят не за это.

Сначала я принималась за девушку. А парень в это время стоял и не знал, что же ему делать, так что я предлагала ему поцеловаться с нами. Затем вдруг мы все оказывались без одежды, в постели, но тут наступало время для нашего девичьего баловства, а парень был там сам по себе, и я иногда о нем совсем забывала, честно. Его девушка уж точно о нем забывала. Это я гарантирую.

И потом, через 30 минут, она вспоминала, что у нее ведь есть парень, и ему наверное одиноко. После этого она обычно делала ему минет. В 90 процентах случаев секса втроем мне с парнем возиться особо не приходилось. Частично потому что я настолько сильно увлекалась его подругой, но в основном потому, что это было бы не очень хорошо для бизнеса. Я не хотела, чтобы девушки ревновали.

Мне очень нравилось обслуживать парочки, но цену я задирала в два раза. Я получала 2000 долларов в час, а каждый сеанс обычно длился не меньше двух часов.

Я выставляла большую цену не потому, что работать было сложнее — очевидно, что это не так — но просто потому, что могла. Вот это мне и нравится в капитализме.

Уйти было трудно. Мой психолог сказал, что нужно думать об этом как о занятии на всю оставшуюся жизнь. Девочки обычно думают: «Поработаю еще неделю, отложу еще пару тысяч». Или еще месяц, или съезжу в Лас–Вегас, а потом все. И вот уже год прошел. Я видела девушек с 600 отзывами на The Erotic Review. Это как минимум 10 лет работы. Я так не хотела.

Некоторые из моих подруг ушли, но не до конца. Одна пошла работать на Уолл–стрит. Ей платили 6000 $ в месяц. Я, бывало, получала столько за один день — и она тоже. Так что она иногда продолжает работать в эскорте. Трудно отказываться от денег.

Другая работает в рекламном агентстве. Хорошие люди, хорошие условия, интересная работа. Но ей для начала положили 80 000 $ в год. Она в эскорте могла столько за два месяца заработать, так что она решила взять одного клиента, просто по случаю. Теперь у нее две полноценных работы. Денег много, конечно, но это катастрофа.

Не знаю, стоит ли работать в эскорте. Это небезопасно. Могут и арестовать, но это не главное. Я читала о серийных убийцах, о торговле детьми, о там, как сутенеры избивают девушек. Думаю, за это нужно сажать пожизненно. Но я никогда ничего такого не видела. Думаю, это потому, что я всегда воспринимала свое занятие как бизнес. Психолог говорит, мне повезло.

Я скучаю не только по деньгам. Мне нравилось всегда ходить нарядно одетой и накрашенной. Теперь нет повода даже маникюр сделать. Я неделями ношу джинсы и футболки, а за ногтями ухаживаю сама — это, конечно, немного грустно.

С тех пор как я прекратила работать в эскорте, у меня был один парень. Познакомились в приятном баре. Он был всего на несколько лет старше меня, очень обходительный, банкир. Он говорил, что все время мотается на частном самолете в Лас–Вегас, и я ему верила. Но когда мы куда–нибудь собирались, он всегда говорил: «Давай просто выпьем где–нибудь, заходи ко мне в другой раз».

С тех пор я хожу на свидания. В интернете — на Match, OkCupid и других сайтах знакомств — все рассказывают, какие они прекрасные, как любят долгие прогулки, как ищут настоящую любовь и так далее.

Это все довольно странно. Парни, с которыми я встречаюсь, младше моих бывших клиентов, да и денег у них поменьше. Если ты клиенту нравишься, он с тобой очень хорошо обращается. Этим же — все равно. Они только и знают, что ужинать с коллегами да смотреть трансляцию любимого матча с друзьями.

Пока я не начала работать, я никогда не делала своим парням минет. Если они просили, я отвечала: «Ты что, с ума сошел?». А если они говорили: «Давай сменим позу», я отвечала: «Ты о чем вообще?».

С тех пор как я ушла — снова никакого минета. Всеми этими позами и минетом можно слишком избаловать парня.

Если мне не платят, почему я обязана делать минет и улыбаться до ушей? Могу быть собой. Но через некоторое время чувствуешь, что чего–то не хватает. И это что–то — деньги. Вроде ты в той же квартире живешь, сам ты все тот же, а в кошельке пусто. Секс сексом, а деньги деньгами.

Исповедь дорогой шлюхи. Светлана Захарова Трэвис

Я ни о чем не жалею. Иногда бывало здорово, иногда не очень. Бывали интересные люди, а бывали идиоты. Я много узнала о том, чего люди хотят и что им нужно.

Я больше не ем завтраков за 100 $. Не делаю минет с улыбкой. Перестала зависать с подругами по эскорту. Я по ним скучаю, но тут на одной чаше весов дружба со шлюхами, а на другой — семья и будущее. Так что я сделала выбор.

На одном из занятий по истории кино мы смотрели «Великий Гетсби». Он всегда хотел стать лучше. Никогда не получалось, но он старался. Эти девушки, они хотят прикоснуться к другому миру, поэтому идут в дорогие магазины и рестораны. Мы хотим быть кем–то другим, не собой. Живешь в маленьком городке, мечтаешь, люди вокруг дают понять, что ты красивая, и тебе кажется, что это тебе поможет. Ну, ты и пробуешь.

С деньгами и правда помогает, но потом все равно приходится искать свое место в этом мире.
14 4.7 1 1 1 1 1 (14)
Темы шлюха
Комментарии
ddd
 -0 +0 #1 ddd 16.10.2016 02:17
Исповедь дорогой шлюхи
"У меня очень длинные ноги, и в обычном кресле они все затекают, я теряю гибкость, так что ты не сможешь взять меня сзади" пять баллов! :lol:
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи