Мужчины в цифрах, или русский размер

Русские, как известно, любят прибедняться. Все-то мы плохо живем...
Русские, как известно, любят прибедняться. Все-то мы плохо живем, все-то «да это так, лягушонка моя в коробчонке скачет», все-то «уж не обессудьте, угощайтесь, чем бог послал».

Может статься, что бог при этом послал полный холодильник деликатесов, но — верим сами себе и друг другу на слово, расписываемся наперегонки в сирости и убожестве. А деликатесы пригодятся, чтобы закусить ощущение собственной неполноценности. 

Сильнее национальных традиций только основной инстинкт. Встретить мужчину, который преуменьшал бы свои эротические ТТХ (технико-тактические характеристики) и заслуги на любовном фронте, мне еще не доводилось. И на том спасибо. Хотя и тут правду узнать непросто — срабатывает принцип «чем больше, тем лучше». Впрочем, у каждого свои представления о прекрасном, которые иногда не имеют с реальностью ничего общего.

 


Мужское тело. Суриков Василий Иванович

Мужское тело
Суриков Василий Иванович

Ноги, крылья… главное – хвост!

Несколько лет назад я с немалым изумлением обратила внимание на то, что люди, обсуждая размер главного мужского достоинства, исходят из очень разных представлений о том, что такое хорошо и что такой плохо. Упс, пардон – что такое много и что такое мало. Три почти одновременных наблюдения натолкнули меня на мысль об эксперименте. Но сначала о наблюдениях.

Один мужчина, одаренный природой ровно настолько, насколько нужно, обладатель, не побоюсь этого слова, эталонного члена, как оказалось, вполне серьезно считает, что ему там не хватает пары сантиметров, и даже переживает по этому поводу. Другой мужчина, замечательный во всех остальных отношениях, в этом месте заметно обделен, о чем совершенно не догадывается. А знакомая барышня в разгаре девичьих посиделок с болтовней о неприличном обронила, как нечто само собой разумеющееся, мол, у кого-то там совсем небольшой — сантиметров восемнадцать.

В общем, я затеяла опрос. Предложила сильной половине читателей своего блога посмотреть порно или еще как-нибудь привести себя в лирическое расположение духа, потом взять линеечку, произвести замер, а результат сообщить мне. Среднее арифметическое получилось впечатляющим: 17.8. Кстати, не обошлось и без курьезов: двое из моих любовников отчитались одинаковой цифрой, но я-то знаю, что они не просто неодинаковы, а находятся, как бы это сказать, в разных весовых категориях!

Так вот, далее я взяла презерватив и, натолкав в него ватных шариков, не пользуясь линейкой, изготовила муляж члена длиною в 17.8 см. Ну, может, на пару миллиметров в ту или другую сторону ошиблась. Мамочки, какой же здоровенный получился!

Результат эксперимента: у меня, как выяснилось, очень хороший глазомер. А мужчины привирают.

 


Пётр I Delaroche, Paul

Пётр I
Delaroche, Paul

Между Петром I и Наполеоном.

Ладно бы член. В конце концов, он в штанах, и кому попало его не показывают, а репрезентативностью выборки, достаточной, чтобы судить о средних значениях, похвастаться могут немногие. Но рост, рост! 

Как, почему, откуда в представлениях юных барышень о герое их мечтаний и принце на белом коне — пардон, «Мерседесе» — в комплекте с конфетами, букетами и прочими атрибутами красивой жизни берется «рост — от 190»?




Наполеон I Бонапарт. Елизавета Меркурьевна Бём.
Наполеон I Бонапарт
Елизавета Меркурьевна Бём

Они, вообще, понимают, что джентльмен во-о-от такой вышины вынужден нелепо пригибаться под каждой притолокой, что ему хронически коротки брюки, ему неудобно втискивать свои коленки в автомобиль и самолет, а в драке он проиграет коренастому крепышу, ибо неустойчив?

(Дорогие высокие мужчины, пожалуйста, не обижайтесь: мой рост — 181 см, и я по себе знаю, как это неудобно).

Если эту гармонию поверить алгеброй, подозреваю, снова выяснится, что, говоря «от 190», девицы на самом деле имеют в виду что-нибудь в диапазоне 180-185.

 

 



Матрешки в магазине Лондона.

Матрешки в магазине Лондона.

Много – не мало!

Есть и хорошая новость: массовый психоз относительно всеобщей стройности и возведение изможденного анорексией тела в ранг идеала красоты до мужчин еще не докатились.

На этот счет у меня тоже имеется статистика, снова полученная в результате опроса в блоге. Леди все еще предпочитают корпулентных джентльменов. Во-первых, мужчина идеальных пропорций в их представлении должен быть массивнее и шире, чем женщина идеальных пропорций. Во-вторых, десятикилограммовый «перевес» по сравнению с этим идеалом милее вдвое большему числу дам, нежели десятикилограммовый «недовес». Кавалеры, прежде чем садиться на диету, подумайте, надо ли оно вам и вашим женщинам?

Один мой близкий друг, красавец и любимец женщин, при росте 181 весил то ли 92, то ли 94 килограмма, и решил вдруг, что это слишком много, и что ему нужно похудеть. И похудел — аж до 79. А женщины (все, и я в том числе) в один голос, за исключением, может, промолчавших из деликатности и уважения к явленному триумфу воли, — расстроились. Было, говорят, намного лучше. 

Лирическое отступление. Феминистки, не спешите возмущаться неравенством и двойными стандартами. К моему немалому восторгу, мужчины, рассуждая о женских пропорциях, тоже выбрали «перевес»! — хоть и с минимальным, всего в два голоса, разрывом. Правда, дело тут может оказаться вовсе не в пристрастии к рубенсовским пропорциям, а в том, что представление об идеале женской фигуры лежит где-то на нижней границе физиологической нормы, убавлять уже некуда, дальше начинается дистрофия. Так что двойные стандарты и впрямь существуют. Но я не феминистка, поэтому не буду возмущаться. Я лучше порадуюсь за то, что хотя бы мужчинам еще не неприлично быть большими и толстыми. Конец лирического отступления. 

 


«Витязь на распутье» Виктор Михайлович Васнецов 1878 г.

«Витязь на распутье»
Виктор Михайлович Васнецов 1878 г.

Лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным?

Даже богатство хорошо в меру. Пошарьте в карманах у лучших любовников — и найдете пару дырок. Объясняется это просто. Мужчина хорош в постели, когда умеет ценить мимолетность мгновенья, целиком и полностью отдаваться настоящему, наслаждаться неповторимостью здесь-и-сейчас. А это плохо совместимо с заботами об обеспеченном будущем и прочей надежностью, в том числе и, увы, с созданием стабильной и уверенной в завтрашнем дне семьи. 

Впрочем, семье может повредить не только недостаток денег, но и избыток. Преуспевающие бизнесмены женаты на своем предприятии — они слишком много работают и слишком сильно выматываются, чтобы оставаться хорошими мужьями и отцами. Да и страшновато быть слишком богатым с нашим-то уровнем преступности. 

Ну, а уж о сублимации нереализованной сексуальности, о толстом кошельке как о суррогате толстого члена и о том, что «рубить бабло» кидаются прежде всего те, кому женщины, извините, не очень дают (или те, кто боится, что не дадут), в наш просвещенный век только ленивый не слышал, так что и повторять лишний раз незачем.

***

Короче говоря, в вопросе о переходе количества в качество старина Гегель не совсем прав был: важно не число, а уменье.

И в постели, и в жизни. И даже на дороге: обладатель юркой малолитражки скорее всего оставит позади полагающего себя очень крутым водителя внедорожника: пробки, знаете ли…



Автор: Женя Харт
medportal.ru

62 4.3 1 1 1 1 1 (62)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи