Любить - не мешки ворочать

Многочисленные опросы, посвященные сексу популярны — всегда интересно... количество и размеры.
Сексуальная жизнь подобна рыбалке — о ней говорят много, азартно, подробно и непременно преувеличивая. Человеку свойственно пытаться показать себя не таким, какой он есть на самом деле, а таким, каким ему хочется себя видеть.

Многочисленные опросы, посвященные сексу, неизменно популярны — всегда интересно узнать, сколько женщин не могут заниматься любовью под тиканье часов, сколько мужчин во время полового акта предпочитают лежать в полной неподвижности, как прикроватный коврик, и какой процент супругов на протяжении всей совместной жизни соблюдал целибат. Вот только такого пункта, как погрешность, в подобных социологических исследованиях обычно нет: никто не знает, правду ответят респонденты или солгут, даже если опрос анонимный.

Дарья Кутузова
нарративный психотерапевт

О том, что «в СССР секса не было» еще совсем недавно, помнят многие. Но не всегда при этом учитывают, что и на Западе «сексуальная революция» произошла лишь несколькими десятилетиями раньше. Поэтому устоявшейся культуры «говорения» о сексе нет и там, зато существуют негласные нормы, с которыми люди себя все время сравнивают, пытаясь быть или казаться «нормальными». Искажение информации для соответствия нормам дает, с одной стороны, шанс «вписаться в общество», быть принятым, не подвергаться стигматизации (т. е. «клеймению», превращению в изгоя), а с другой стороны, создает раскол в представлении о себе: каким я сам(а) знаю себя, и каким (какой) меня знают другие. В дальнейшем этот раскол может усугубляться, затрагивая не только сферу сексуального, и усложнять отношения человека с другими и с самим собой.

 

НЕИЗМЕРИМОЕ ДОСТОИНСТВО

Сравнение размеров мужского детородного органа жителей разных стран — любимое занятие не только у мачо, выясняющих, кто из них альфа-самец, но и у медиков, генетиков и, конечно же, производителей презервативов. Интерес последних понятен: маркетологам необходимо знать клиента, если так можно выразиться, в лицо. По результатам исследований можно принимать серьезные решения, например, в какую страну завозить в десятки раз больше упаковок изделий размера King Size, а в какой стране их пора переплавлять на перчатки для мытья посуды.

В одном из самых свежих подобных опросов, проведенном в этом году германским Консультационным институтом по вопросам пользования презервативами (Institut für Kondom-Beratung) приняли участие 10 477 мужчин из 25 европейских стран. Они получили задание привести себя в романтическое расположение духа, измерить пенис и внести полученный результат в базу данных. Победили французы, отрапортовавшие о мужском достоинстве длиной в среднем 15.48 см. Явными аутсайдерами оказались греки — 12.18 см, а «общеевропейский» размер пениса в состоянии эрекции составил 14.27 см. Это если верить респондентам. Но за их (особенно французов) честность авторы исследования не ручаются.
 
А вот старые добрые замеры в лабораторных условиях дают совсем другой результат. Так, по данным осмотра 80 добровольцев, преимущественно европейского происхождения, на кафедре урологии медицинского факультета Университета Калифорнии средняя длина пениса в возбужденном состоянии составила всего 12.9 см. При этом сами ученые отмечали, что на их объявление о наборе опытной группы, вероятно, отозвались те мужчины, которым «нечего стесняться».

Правда, было это довольно давно — в 1996 году. Может быть, с тех пор что-то и правда изменилось (акселерация, знаете ли), или среди «измеренных» было много выходцев из Греции, а может, сыграл свою роль эффект присутствия лаборанта-уролога, вряд ли добавивший энтузиазма участникам эксперимента. Но факт остается фактом: расхождение настолько существенно, что невольно навевает мысль о приписках.

Наталья Крамская
участник содружества психологов «Команда»

Самое болезненное для человека состояние наступает, когда он лишается иллюзий — представлений о мире и себе, не соответствующих действительности. Отсюда и приукрашивания в том, что касается собственной сексуальности: мы не хотим или не можем признаться себе в том, как обстоят дела в реальности, или не способны наслаждаться тем, что есть. Зачастую эти процессы неосознаваемы. Но парадокс в том, что только приняв действительность, мы получаем шанс насладиться ею в полной мере или что-то в ней изменить. А при невозможности изменить ситуацию (что бывает объективно) всегда можно изменить хотя бы отношение к ней.

 

«Я НЕ ТАКАЯ, Я ЖДУ ТРАМВАЯ!»

Впрочем, привирают не только мужчины. Группа ученых под руководством Терри Фишер, профессора психологии Университета штата Огайо в Мансфилде, провела в 2003 году эксперимент, целью которого было выяснить ту самую долю недостоверных ответов в опросах сексуального характера.

Оказалось, что по части лукавства дамы опережают кавалеров: женщины больше, чем мужчины, склонны давать не правдивый ответ, а такой, который кажется им «правильным», или такой, который, по их мнению, от них ждут.

48% женщин, принявших в 2003 году участие в онлайн-опросе компании Durex, сознались, что им приходилось имитировать оргазм.

Участников исследования — 200 студентов, не состоящих в браке, — разделили на три группы и посалили заполнять анкеты с вопросами об интимной стороне жизни. Респондентов из первой группы снабдили электронными датчиками, установленными им на руку, предплечье и шею, и сообщили, что датчики ведут к детектору лжи, способному выявить неправду даже в письменном ответе. Второй группе сказали, что их ответы будут полностью анонимными. А в третьей группе сидел наблюдатель, делавший вид, что он изучает анкеты респондентов.
 
В анкете среди прочего был вопрос о количестве половых партнеров за всю жизнь. И у женщин из третьей группы, которые опасались, что наблюдатель подсмотрит их ответы, оно составило в среднем 2.6, тогда как у женщин, якобы подключенных к детектору лжи — целых 4.4. В анкетах женщин из анонимной группы было указано в среднем 3.4 сексуальных партнера. У мужчин же разброс ответов оказался совсем небольшим: от 3.7 в группе с наблюдателем до 4.0 в группе с датчиками.

Профессор Фишер, комментируя этот результат, отметила, что он стал сюрпризом для самих авторов эксперимента. Они ожидали, что мужчины будут преувеличивать длину своих донжуанских списков, но вышло иначе: больше всех приврали женщины, не уверенные в анонимности опроса и решившие поскромничать. По мнению Фишер, «винить» следует двойные стандарты сексуальной морали, существующие в обществе: социальное давление вынуждает женщин стремиться соответствовать стандартам, даже если они несправедливы.

Денис Драгунский
главный редактор журнала «Космополис», кандидат философских наук

Истинная интимная правда? Конечно же, ее нет.

Социологические инструменты, корректирующие вранье, существуют. Но здесь они не годятся, потому что социологи имеют дело с людьми, которые иногда врут, а иногда говорят правду, и их можно подловить; с людьми, которые соврут, а потом сделают по-другому, и это можно проверить. Это касается политики, любимых фильмов, доходов и трат. Не то с сексом. Говоря о сексе, люди врут всегда. Окружающим и, главное, самим себе.

Оно и понятно: сексуальные переживания, в отличие от айсберга, погружены в бессознательное не на семь восьмых, а примерно на девяносто семь сотых. А бессознательное потому в народе так и прозвали, что оно недоступно нашему сознанию и контролю.

В сексе мы всегда хотим быть лучше, хуже, проще, изощреннее, жесточе, добрее, жарче, холоднее, чем «на самом деле». Потому мы говорим неправду, и думаем ее же. Но беда в том, что «самое дело» — это те же самые мы, но только вчера. Или полчаса назад.


 
Еще один занятный «закон лукавства» в том же 2003 году выявил Мик Купер (Mick Couper) с коллегами из Института социальных исследований при Университете штата Мичиган. Собственно говоря, их работа касалась не секса, а методологии проведения социологических опросов, в частности того, как на правдивость респондентов влияет способ интервьюирования. Людям звонили по телефону и спрашивали, покупали ли они на протяжении последнего года эротические фильмы, журналы и книги. В одном случае вопросы задавал «компьютерный» голос, «замаскированный» под голос автоответчика, а отвечать ему можно было, нажимая на кнопки («если ваш ответ «да» — нажмите единицу», и так далее). В другом случае те же самые вопросы задавали в режиме «живого» телефонного разговора. Так вот, «машине» в увлечении порнографией сознались 15% опрошенных, а человеку — всего 7%.
 

СКРОМНОСТЬ, ЗА КОТОРУЮ ПЛАТИШЬ ЗДОРОВЬЕМ.

Чрезмерно щедрые «припуски» при измерении пениса в крайнем случае обернутся некоторым избытком на аптечных прилавках презервативов размера XXL, которые все равно найдут своего покупателя. Ведь многие предпочитают, рисуясь перед друзьями и подругами, демонстративно покупать упаковки с гордой надписью Extra Large, даже если по назначению применять придется гораздо более скромные изделия. Репутация стоит того — примерно те же цели преследует маленький кобелек, который метит дерево, встав на обе передние лапы, чтобы составить хоть сколько-нибудь ощутимую конкуренцию соседскому кабысдоху.

 
Но кажущаяся невинной ложь может иногда приводить и к крайне неприятным последствиям. В последние годы резко увеличилось число ВИЧ-инфицированных среди семейных людей среднего возраста. Эта категория людей всегда считалась наименее подверженной заболеваниям, передающимся половым путем, а пропаганда средств предохранения в основном была ориентирована на молодежь и старших школьников. Одна из причин — социологические опросы: замужние женщины и женатые мужчины не спешат сознаваться в связях «на стороне», а разработчики социальных проектов и маркетологи принимают их клятвы в верности за чистую монету и действуют, исходя из ложных предпосылок.

Все это привело к тому, что сейчас в группе риска по ВИЧ и половым инфекциям — люди 30–40 лет, давно состоящие в браке: на их долю приходится 35–40% выявляемых случаев заболеваний. По данным российской некоммерческой организации «СПИД-Инфосвязь», в 2001 году лишь в 6% случаев причиной заражения ВИЧ был половой контакт между супругами, а в 2006 году в некоторых российских регионах этот показатель достиг 50%.

Основная причина — пренебрежение средствами предохранения и отсутствие культуры регулярных анализов крови.


Секс все еще остается «запретной зоной», и абсолютно искренне о нем не говорит никто. Одни много и подробно рассказывают о своих «подвигах», но помалкивают об эмоциональной стороне интимных связей, другие, наоборот, делятся эмоциями, но скрывают свои фантазии и тайные желания. Люди стесняются своих сексуальных предпочтений, неопытности или, наоборот, пресыщенности, нежелания (или желания) пользоваться контрацептивами, и даже самого того факта, что они (как можно?) занимаются сексом. И ожидать, что человечество в обозримом будущем преодолеет это табу, — сложно.

Фото:  Cesar Aguilar  /flickr.com/caguilar

Автор: Елена Пепел healthnews
27 4.1 1 1 1 1 1 (27)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи