Пацаны, не стреляйте ...

Пацаны, не стреляйте ...

Пацаны – простые работяги? Не всегда. Это и адвокаты, и экономисты, и журналисты. Пацаны, не стреляйте друг в друга! Пацаны, не стреляйте в других! Не стреляйте в ботаников и феминисток.

Неожиданно обнаруживающие дрожащую волю к «право имею» берутся за топор. Стоики обходятся без подобных костылей, их воле достаточно сослаться на «права человека». Поэтому стоики, в которых к тому же имеется капелька ницшеанской воли, вступают в символическую борьбу, а не в kampf дяди Вити с молотком, устраивающего адский погром.

Люди с топором, ножом, молотком; люди с дрожащей волей, скрываются за «мы». Они никогда не говорят от лица «я». Сплочение хорошо тогда, когда в коллективе можно выделяться, быть личностью. Однако в постоянных отсылках к «мы» личность стирается, превращается в слепое бездумное оружие.

Орудийное мышление дозволяет все: убивать стариков, пожирать человеческую плоть, не говоря уже о том, что человеку можно стукнуть в глаз, будь этот человек хоть мужчина, хоть ботаник, хоть женщина, хоть феминистка, хоть топ-модель. К слову, последние две (феминистка и топ-модель) – это недостижимая эротическая мечта «мы». К ним можно подойти лишь как личности к личностям, а это страшно, ведь могут высмеять. И что остается, когда мечта об изнасиловании остается лишь фантазией? Желанный, обожаемый и любимый особой любовью объект остается только ударить, т.е. прикоснуться так, чтоб запомнилось навсегда, чтоб шрам или фингал остался на всю жизнь. «Мы» таким способом присваивает объект, следя на нем, а если все-таки сбудется мечта об изнасиловании, то и в нем, в объекте похоти.

Помянем Достоевского, а еще лучше Лакана, на тему «если все дозволено, то…».

Стоики – это одиночки. В символическом смысле они являются нарушителями спокойствия. В практическом – они жертвы (их делают жертвами практики физического насилия), которые гораздо опаснее погромщиков. Я не буду пояснять подробно, почему их (вернее его или ее, потому что одиночки) гнев страшнее, замечу лишь, что кролики, при определенной дозе специй нано-технологий, могут мутировать. Кролик может мутировать в очумелый кролик-гриб, например. Большой мутант белый грибокролик рисует крестик.

Но что если нарушители спокойствия переходят устоявшиеся границы дозволенного. Что делать с символическим насилием? На символическое насилие следует отвечать символическим насилием. Вроде бы все просто, но почему-то некоторым непонятно. Почему-то «мы» при слове культура хватается за пистолет, начинает вершить самосуд. Следовательно, порождается ответное насилие, далеко не символическое.

Но материальный, полотско-скотский насильник проигрывает. Он падает духом, потому что превращается в животное. Симптоматично, что насилующие зачастую не могут вспомнить, что совершали плохое, злое. От страха физический мозг выключает сознание. Насильник превращается в клоуна, потому что теряет власть.

По авторитетному мнению Славоя Жижека, которого называют Elvis философии, сущность власти не в силе, а в символе. Ребенку гораздо страшнее от гневного взгляда отца, чем от отца с ремнем в приспущенных штанах. Отсюда комичность силы, отсюда ее страх перед стойкой и уверенной жертвой.

Абсолютно был прав русский святой Александр Ярославич Невский, когда говорил, что не в силе Бог, а в правде.

У философа Игоря П. Смирнова есть любопытный пример с двумя обезьянами самцами и множеством самок. Смирнов описывает фото, на котором изображен агрессивный альфа-самец, видимо, импотент, претендующий на самок, а также его конкурент. Нюанс в том, что конкурент альфа-самца показывает эрегированный детородный орган самкам, но прикрывает его так, чтобы альфа-самец этого не видел. Самкам гораздо интереснее этот «хитрец», чем альфа-самец, демонстрирующий исключительно силу, но не совокупление. В итоге, альфа-самец должен уйти в прошлое, а обществе обезьян появятся зачатки символического, предшествующие половой любви. Когда-нибудь эта обезьяна превратится в человека.


Кадр из фильма «Жмурки»

Собственно, физическое насилие в обществе людей возможно исключительно при обороне или защите жертвы физического насилия. Такова природа человека, такова и его культура.

Почему существует физическое насилие? Насилие – это животный инстинкт, зачастую прикрываемый социальными обоснованиями. Так или иначе, насилие – это урчание медведя в берлоге, хрюк дикого кабана и безумие курицы.

Социальным прикрытием животности является зависть. Чему завидует «мы»? Оно завидует «я». Если говорить более конкретно, то оно завидует наслаждению «я» собственной смелостью.

Как с насилием бороться, неужели надо бороться с природой? Да! А что, вы хотели как-то иначе? Повторюсь: такова природа человека, такова его культура. И это не означает отказа от физического насилия полностью. Бокс, самбо, каратэ – вот хороший компромисс между силой и культурой.

Безусловно, есть культуры, где одобряется убийство, но моя заметка не о них. Моя заметка вообще о пацанах.

Пацаны, кто они? Пацаны – это и абстрактная, и чистая конкретная категория.

Пацаны – простые работяги? Не всегда. Это и адвокаты, и экономисты, и журналисты. Люди разных профессий, идентифицирующие себя как пацаны. В самоидентификации их конкретность.


 К кому принадлежат пацаны, к «мы» или «я»? Легко отмахнуться и сказать, что пацаны – это только «мы». Но не во всех пацанских сообществах личность утопает в «мы». Отказать пацанам в личностях некорректно. Но все-таки, некоторая часть пацанов прикрывается за «мы», следствием чего является ощущение вседозволенности. Наивное непонимание того, что за пацанами не скроешься, что за проступки придется отвечать как минимум перед земным законом, приводит конкретного пацана к плачевным результатам.

Возможно, что это связано с непониманием пацанами того, что такое правовое государство. Правовое государство живет по высоким философским понятиям, а не по понятиям улицы, по которым, по правде говоря, никто не живет. Улицей удобно прикрываться. Если кому-то покажется, что я походя критикую митинги, то будет прав(а) только отчасти. Гражданский митинг есть выступление личностей, где оратор у микрофона и сами люди не сливаются в «мы». Митинговая активность как раз начинает спадать, когда начинают говорить от лица «мы», в то время как реального мы не существует.

Отмечу вот еще что: какой-нибудь интеллигент меня может спросить, а к чему ты все это понаписал, ведь пацаны не читают интеллектуальные журналы, зачем? И вот тут-то интеллигент оказывается неправ.

Пацаны читают интеллектуальные журналы, и не только. Моя заметка носит просвещенческий характер. Может быть молча, но они меня прочтут. Так что, пацаны, поймите pussyball’ов нынче не бьют. Это неприлично и уголовно наказуемо. Зачем вам, пацаны, уподобляться певцам гноя, говна и опричнины?

«Вся собственность выросла из «выпросил», или «подарил», или кого-нибудь «обобрал». Труда собственности очень мало. И от этого она не крепка и не уважается», – говорил Василий Васильевич Розанов, великий русский философ, пацаны. Не в это ли русло стоит направить свои силы? Не пора ли потрудиться, чтоб в обезьяну не превратиться? А, пацаны?

Пацаны, не стреляйте друг в друга! Пацаны, не стреляйте в других!  Не стреляйте в ботаников и феминисток. Их накажет бог, если сочтет нужным. А если не бог, то, возможно, их накажет Хануман.

Автор: Артур Вафин «Частный Корреспондент»
27 4.3 1 1 1 1 1 (27)
Комментарии
Валера
 -0 +0 #1 Валера 22.04.2013 18:19
Пацаны, не стреляйте ...
Ну как бы альфа-самец он и должен быть немного агрессивным, а что получится если он всю свою агрессивную энергию оставил в спортзале
Максимус
 -0 +0 #2 Максимус 30.07.2013 19:40
Пацаны, не стреляйте ...
Пацаны, не стреляйте в ботаников....всю свою агрессию и злостьнаправьте на вредных противных сyк-феменисток, проламывайте им головы, стреляйте в них из травмата, бейте им е*ала, подвешивайте на деревьях вверх ногами.....
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи