Виноградная осень в Бургундии.

Виноградная осень в Бургундии.

За дни, проведенные в Бургундии, мы не слышали, чтобы какой-то год называли совсем плохим. Говорят: «хороший», «удачный», «выдающийся» …

- Каким будет вино 2010-го года? – спросили мы у винодела Алена из бургундской деревни Мерсо.

- Неплохим, — осторожно ответил владелец хозяйства Коше-Бизо (domaine Coche-Bizouard), ежегодно выдающий на рынок 80 тысяч бутылок прекрасного, в основном белого, вина.

По правде говоря, за дни, проведенные в Бургундии, мы не слышали, чтобы какой-то год называли совсем плохим. Говорят: «хороший», «удачный», «выдающийся»… Для белых вин Мерсо, по мнению Алена, лучший из последних — 1996-й год.

«Но и 64-й, помню, тоже был отличный. Мой первый урожай». Ален седой, загорелый, крепкий был весел и спокоен, когда разговаривал с нами. Сегодня в его хозяйстве закончили сбор винограда и во дворе дома по традиции накрыли стол с угощением для сезонных рабочих.

Во дворе среди взрослых крутилось трое ребятишек — внуки хозяина. Кто-то из них вырастет и тоже станет виноделом как отец, дед и прадед. Их семье принадлежит только 9 из 29-ти тысяч гектаров бургундских виноградников, но и они создают славу великих вин Франции.

Но и 64-й, помню, тоже был отличный. Мой первый урожай».

Не буду описывать вино, которое мы дегустировали в подвале месье Алена, потому что не знаю «птичьего языка» сомелье. Мне трудно уловить в вине округлость или жесткость, мужественность или нежность. Но то, что оно было ароматно и вкусно — это точно.

Мы узнали, что по объему белого вина Мерсо обгоняет другие коммуны Бургундии. Здесь появляются на свет самые лучшие и дорогие сухие белые вина в мире. Пять Гран-Крю: Крио-Батар-Монраше (Criots-Batard-Montrachet), Бьенвеню-Батар-Монраше (Bienvenue-Batard-Montrachet), Батар-Монраше (Batard-Montrachet), Шевалье Монраше (Chevalier-Montrachet) и Монраше (Montrachet). Уроженец этих мест писатель Александр Дюма говорил, что такое вино нужно пить стоя на коленях с непокрытой головой.

Сложные наименования бургундских состоят из названия деревень, к которым добавляются собственные имена виноградников. Классификация, от которой зависит качество и цена вина — вилляж, премьер-крю и гран-крю – дается тоже виноградникам. Специалисты оценивают почву, расположение виноградника на склоне и присваивают наделу соответствующее звание. В любом винном магазине вы можете купить карту Бургундии, на которой обозначены все участки знаменитого виноградника.

Цена участков Гран-Крю очень высока. Например, самое знаменитое и дорогое в мире хозяйство «Романе-Конти», располагающееся в деревушке Вон-Романе, стоит как минимум 600 миллионов евро, в нем примерно 25 гектаров элитных виноградников.

Чтобы посмотреть, как создают вина, мы поехали в недавно построенную современную винодельню Алена. Там хозяйничал его сын Фабиан, завершая процесс закладки вина нынешнего урожая. Пресс отжимал виноградный сок, белая мутноватая жидкость стекала в большие емкости. Там за несколько дней сок отстоится, и его перельют в уже подготовленные дубовые бочки для брожения. Зальют на три четверти объема и будут способствовать процессу, помешивая через определенный интервал времени. Через год вино из бочек сольют в высокие цистерны,«оклеют», т.е. добавят костный клей или специальную глину, которые соберут все взвешенные твёрдые частицы в вине, сделав его прозрачным, потом дадут ему отдохнуть и к следующей весне разольют по бутылкам.

Сейчас в этих цистернах дозревает вино прошлого года. Ален забрался по лестнице на самый верх цистерны, огромной пипеткой вытянул Премьер Крю Мерсо («Meursault») 2009 года и нацедил в бокалы.

- Чувствуете, оно еще «усталое»?

Я ощущаю, что вино отличается от тех, что мы дегустировали раньше, но меня «распирает» от того, что пробую вино, на которое уже сейчас идет запись в магазинах столицы виноделов Боне.

Ежегодно в городе прходит традиционный винный аукцион в пользу дома престарелых, построенного местными вельможами еще в 15 веке. Лечебница теперь в другом месте, а в старом хосписе, больше похожем на дворец – музей, каждую осень неизменно собираются виноделы Бургундии, чтобы продегустировать созревшее вино и определить цены, по которым его будут продавать. Две трети бургундских вин уходит на экспорт — в Европу, Америку, Японию и в Россию, конечно.

Старинный хоспис в Боне.
Старинный хоспис в Боне.

«Покупайте вино 2009 года – хорошее вложение», — посоветовали нам в одном из магазинов Бона. Настоящий вкус «хорошего вложения» вы почувствуете через несколько лет.

«Я бы не советовал открывать бутылку раньше, чем лет через 10, а то и 15, — говорил нам Алэн. – Это пик для наших вин. Но теперь все спешат, так что пейте, когда захочется».

Говорят, что бургундские виноделы — особый народ. Они не владельцы «шато» в белых перчатках, принимающие доклады своих управляющих, а трудяги, пропадающие на виноградниках весь сезон. И результат их труда зависит не только от качества доставшейся им земли и лозы, но и от мастерства и везения. Например, нынешней зимой несколько дней стояла очень холодная погода (-18) и они всерьез боялись, что лоза вымерзнет. А чтобы новая молодая лоза дала нужный для «премьер» и «гран крю» урожай нужно растить ее минимум 15 лет. Кстати, лучшее время для лозы  –  от 30 до 70 лет, потому что в этом возрасте она сама регулирует свою урожайность, т.е. производит ровно такое количество винограда, которое будет иметь оптимальный уровень качества. А вообще, срок жизни лозы – до 100 лет, а иногда и больше.

На время образования завязей винограда в этом году тоже выпали холодные деньки, ягода получилась мельче обычной, и сам урожай меньше на 20%. Зато вино будет крепче, поскольку мелкая ягода слаще. И даже сбор винограда пришлось нынче проводить в дождливую пору. Но ждать нельзя – виноград созрел.

Дождь принимался то и дело, но в минуту просветления мы видели прекрасные картины бургундских виноградников. «Золотые» склоны. Лучший вид на них с холма Кортон. Внизу дома и церковь с характерной для этих мест крышей из цветной черепицы, направо и налево огороженные старыми камнями виноградники, меж них петляет дорога, которая так и называется — «Дорога Гран Крю».

Деревня внизу – Пернан-Вержелес (говорят, что Pernand-Vergelesse было любимым вином генерала Де Голля, и президент Франции частенько бывал здесь у приятеля винодела).

Идиллическую картину нарушали цветные плащи сборщиков и снующие по деревенским улицам трактора на высоких колесах с ящиками винограда. Время было самое горячее. Удивительно, что в Бургундии одним наделом виноградника могут владеть разные хозяева и у вина с одним названием может быть разный вкус. Поэтому знатоки ищут на этикетках еще и имя производителя.

Фамилия Гро относится к одной из самых уважаемых в этих местах. Их хозяйство располагается в деревне Вон Романе. Ее название свидетельствует о том, что виноград здесь выращивали еще римляне. Семейство Гро производит каждый год более ста тысяч бутылок красного вина.

Глядя, как молодой хозяин поместья Бернар в длинном плаще с капюшоном вместе с другими работает у транспортера, проходя по которому черный виноград «пино-нуар» освобождается от кисти и мусора, не поверишь, что он —богатый человек, летает по делам на вертолете, а дегустации в своем подвале сопровождает джазовыми композициями на рояле.

Нам не довелось их услышать, поскольку Бернар не мог оторваться от работы. За рычагами погрузчика он поднимал ящики с очищенным виноградом, забрасывал в большие емкости. В отличие от производства белого вина, черный виноград не сразу идет под пресс, он должен «мяться» под весом собственной тяжести, забирая из темной кожуры цвет. Потом получившийся сок сольют, дополнительно отожмут и разольют в дубовые бочки, которые уже стоят в подвале старого дома. Там же хранятся бутылки с винами прежних урожаев.
 
В подвале старого дома хранятся бутылки с винами прежних урожаев.

Тетушка Бернара угощала нас лучшими винами хозяйства. Бутылки и бокалы стояли на рояле, рядом — плевательница, куда по правилам нужно сплюнуть вино, подержав во рту, омыв небо и ощутив вкус. Может это и правильно, но сплевывать такие великие вина, как «Ришбур» (Richebourg), Эшезо (Echezeaux) или Гран Эшезо (Grands-Echezeaux) казалось просто кощунственным. Цена бутылки тоже впечатляла — от 100 евро и выше, в зависимости от года. А плохих годов, как известно, у них не бывает.

К тому времени, как мы выбрались из подвала семейства Гро, двор опустел, рабочие вместе с хозяином ушли обедать. На узких улочках деревни Вон-Романе нам попалось несколько компаний, таких же, как мы, дегустаторов с блаженными улыбками на раскрасневшихся лицах и заветными бутылками в руках.

Пока находишься в Бургундии и погружаешься в тонкости виноделия, ты помнишь сложные названия вин, способен, кажется, отличить их по вкусу и даже уловить оттенки, о которых говорят понимающие люди. И тебе представляется очень важным знание того, что 2003–й год был исключительным, когда виноград из-за жары созрел уже к  середине августа, красное вино вышло удивительным, и его уже не осталась в хозяйствах, а в магазинах за границей можно  попасться  на недобросовестную подделку…

Но даже если больше не доведется выпить бокал великого бургундского вина по причине его заоблачной стоимости в московских ресторанах, никогда не забудешь этих склонов, освещенных солнцем дорог, вьющихся среди виноградников, разноцветную черепицу и симпатичных людей с загорелыми лицами и натруженными руками.

Пусть 2010 год будет для них удачным.

Автор, фото: Наталия Сергеева rosbalt.ru
27 4.9 1 1 1 1 1 (27)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи