К чему рога посланцу Сатаны?

К чему рога посланцу Сатаны?

Образ Антихриста, растиражированный в современной культуре в фильмах, стал для нас столь же привычным, как граф Дракула или Фредди Крюгер.

Слово «антихрист» не упомянуто в Апокалипсисе ни разу, тем не менее информацию о нем мы должны искать именно там.


Иудейское наследство.


Образ Антихриста, растиражированный в современной культуре доброй сотней мистических триллеров, стал для нас столь же привычным, как граф Дракула или Фредди Крюгер. Для подростков он представляется одним из звеньев в длинной цепи пугалок, наряду со зловещими мертвецами или с чужими, а для взрослых, задавленных повседневностью, — проводником в мир мистики, в область, пусть и леденящую душу, но стоящую над мирской суетой. Однако, несмотря на популярность у публики, а возможно, и благодаря ей, природа анти-Иисуса в поп-культуре остается размытой: кому-то он представляется кровожадным монстром, охочим до человеческой плоти, кому-то — обезличенным олицетворением мирового зла, кому-то — ребенком-убийцей, за которым цепь злодейств тянется чуть ли не с пеленок.

Конец времен (Откровение Иоанна Богослова) глазами Альбрехта Дюрера. Видение небесного престола.
Конец времен (Откровение Иоанна Богослова) глазами Альбрехта Дюрера (Albrecht Durer, 1471–1528). В 1498 году Дюрер создал серию из 15 гравюр на тему Апокалипсиса. Мы приводим в хронологическом порядке те из них, которые, на наш взгляд, наиболее насыщены событиями и символами последней книги Нового Завета. 
Видение небесного престола (гравюра № 2). Апостол видит перед собой Творца, держащего в руке запечатанную Книгу Судеб (1). В другой руке у Пантократора — семь звезд (2), которые символизируют ангелов-покровителей семи самых крупных из первых христианских общин — в Эфесе, Смирне, Пергаме, Фиатире, Сардисе, Филадельфии и Лаодикее. Сами же общины символизируют семь светильников (3). Из уст Творца выходит меч — символ божественного слова (4)


По большому счету, для большинства наших современников, что Антихрист, что Сатана — все одно. Некоторые, правда, считают Сатану отцом Антихриста. На самом деле это не соответствует христианской традиции, где Сатана считается падшим серафимом (высший ангельский чин), а ни ангелы, ни бесы как существа нематериальные потомства иметь не могут. Антихрист же — всего лишь человек, посланный Дьяволом в мир людей. Однако не стоит быть уж чрезмерно строгим к неискушенным в теологических вопросах аудитории, ведь, если копнуть глубже, окажется, что и у богословов, по сути, нет четкого ответа на вопрос, что собой представляет этот недобрый вестник конца земной истории.

Как ни странно, даже в Апокалипсисе его имя напрямую не упоминается ни разу. Слово «антихрист» встречается только в соборных посланиях апостола Иоанна. Тем не менее в них святой дает понять, что время прихода в мир людей анти-Иисуса — конец времен, а, значит, ключ к разгадке сущности посланника Дьявола все-таки стоит искать между строчек Откровения:

Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист… (1 Ин. 2:18)

Откуда же берется этот персонаж священной истории? Специалисты предполагают, что из иудейской традиции, которая сильно повлияла на первых христиан. Большинство ранних последователей Иисуса были евреями, воспитанными в патриархальной, утверждавшейся веками обстановке и впитали с детства многие религиозные представления своих предков. А в иудаизме как раз к этому времени утверждается образ человека-богопротивника, посланного злыми силами, — врага Яхве и его народа. Так что христианский Антихрист был своего рода двойником.

Видение Иоанном Агнца.
Видение Иоанном Агнца (гравюра № 3). Рядом с божьим престолом стоит семиокий Агнец с семью рогами и раной в сердце — олицетворение Иисуса Христа (1). Семь глаз — это абсолютность его знания, а семь рогов — абсолютность его власти (число семь в христианской традиции одно из символов сакральной полноты). Вокруг парят шестикрылые серафимы (2) с лицами человека, орла, вола и льва (символы четырех евангелистов). Тут же предстоят ветхозаветные патриархи в коронах (3)
 

Что скрывает тринадцатая глава


Богословы давно согласны в том, что искать образ, скрывающий за собой анти-Иисуса, надо в тринадцатой главе Апокалипсиса, где Иоанн повествует о своем видении на острове Патмос:

И стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные. Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него — как у медведя, а пасть у него — как пасть у льва […] И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира […] И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон. Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю […] и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми. И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле […]. Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть (Откр. 13:1–18).

Вот кто-то из этих двух зверей якобы и есть Антихрист. Некоторые склоняются к тому, что анти-Иисус — это первый зверь, тот, что с десятью головами (условно его именуют драконом), а второй зверь — лжепророк, который превозносит своего хозяина, творя чудеса для прославления его могущества (если уж посланец может ниспровергать огонь с неба, то на что же способен тот, кому он служит!).

Такое умозаключение весьма логично, ведь в богословской среде Сатану часто называют «обезьяной Бога», подразумевая его заветное желание стать вторым создателем и повторить чудо сотворения мира. Однако все попытки Дьявола обречены. Так, в видениях немецкого монаха Цезария Гейстербахского (Caesarius von Heisterbach, ок. 1180 – ок. 1240) к нему приходил черт и рассказывал, что Сатана, пытаясь сделать из бесов людей, не в силах был воссоздать даже задницу. Богословы называют также Сатану зеркальным перевертышем Бога. Из этого, кстати, следует, что Антихрист не мог быть рожден от самки шакала, как пишет Дэвид Зельцер (David Seltzer) в своем нашумевшем «Знамении». Антихрист, как и Христос, должен был родиться от девы, вернее от лжедевы. Некоторые средневековые богословы считали, что ею должна быть монахиня, согрешившая со своим духовным отцом. Также не мог Антихрист, как это представляет Зельцер, с детства творить зло, ведь и Христос в детстве ничем не проявлял свою божественную сущность.

Первое видение знамений. Символ могущества Рима, символ войны, близящийся голод и Смерть на бледном коне.
Первое видение знамений (гравюра № 4). Агнец берет у Бога-Отца Книгу Судеб, запечатанную семью печатями. Со снятием четырех из этих печатей перед Иоанном возникают картины знамений, предвещающих близость конца времен. Когда была вскрыта первая печать, появился «гордый всадник» с луком на белом коне (1) — символ могущества Рима (так считает Александр Мень). После второй печати, всадник с мечом на рыжем коне (2) — символ войны. Третий всадник с весами на черном коне (3) означает близящийся голод (весы — символ высоких цен на хлеб). Четвертым всадником покажется Смерть на бледном коне (4)

Так что, возвращаясь к нашей теме, если у Христа был пророк-предвестник (Иоанн Креститель), то и у Антихриста тоже должен быть свой пророк. А поскольку в Откровении сказано, что второй зверь «действует пред» драконом, то богословы и отводят ему функцию пророка, в то время как дракон получает роль Антихриста.

Тем не менее есть одно очень важное обстоятельство, противоречащее этой точке зрения. У Иоанна написано, что на голове второго зверя были овечьи (агнчие) рога. В христианской традиции подобные рога были только у Агнца Божьего, который есть не что иное, как аллегория Христа. Указание на самом деле более чем очевидное, и, на наш взгляд, однозначно маркирующее именно второго зверя как Антихриста. Более того, если остаться на первой точке зрения, то мы сталкиваемся с двумя серьезными неувязками. Во-первых, первый зверь (дракон) на фоне своего глашатая (пусть тот и прославляет его) выглядит очень пассивно, а во-вторых, как известно, Иоанн Креститель никаких чудес не совершал (не забудем о «зеркальности» Сатаны, все должно было соответствовать евангельскому сценарию в сатанинском отражении). Искажение исчезает, если рогатый зверь, как и было сказано, — Антихрист. Но тогда кто же тот первый зверь? Дракон? С сугубо богословской точки зрения ответить на этот вопрос довольно сложно, на роль лжепророка он явно не подходит.

Выход из этого герменевтического тупика, возможно, заключается в смене метода трактовки иоаннова текста с аллегорического на исторический (вернее, в дополнении аллегорического подхода историческим). В свое время еще Александр Мень (1935–1990) обратил внимание на то, что в период, когда писалось Откровение (вторая половина I века), все христиане были уверены в скором наступлении конца света и готовились стать его живыми свидетелями. Все помнили слова Христа:

Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе (Мк.9:1). 

Соответственно, в образах Апокалипсиса могут быть зашифрованы конкретные исторические герои и события того времени. Забегая вперед скажем, что этот метод оказался приложим только к той части Апокалипсиса, где Иоанн описывает знамения приближающегося конца времен. Картины же божьих кар, которым будет подвергнуто человечество, представляют собой повторения ряда сцен небесного гнева из Ветхого Завета (например, казней египетских) и могут толковаться исключительно символически.

Итак, попробуем разобраться в том, в чем можем.
 

Первое видение божьей кары (гравюра № 7). Здесь Иоанн пользуется образами Ветхого Завета, которые повторяют некоторые из казней египетских. Появляются семь ангелов с трубами, звук каждой из которых возвещает разные бедствия: 1) огонь и град, смешанный с кровью (1); 2) падение в море горящей горы, то есть Сатаны (2); 3) низвержение на землю звезды, сделавшей воды горькими — символ падения с небес бесов (3); 4) затмение Солнца и Луны (4); 5) нашествие огромной саранчи, жалящей людей (она изображена как деталь на гравюре № 8, которую у нас нет возможности привести); 6) освобождение варваров и 7) конец времен. (Пункты 6 и 7 Дюрер не изображает)
 

Проверка по числу.


Что Иоанн говорит о первом звере? Он выйдет из моря. У него семь голов и десять рогов. На каждом роге по диадеме, а на каждой голове богохульные надписи. По виду он похож на барса, но ноги у него медвежьи, а голова льва. Как ни странно, именно такой экзотический внешний вид дракона дает ключ к пониманию его образа. Медвежьи ноги и другие детали драконьего облика — совсем не фантазия Иоанна. Это символы трех великих государств древности — Вавилона, Персии и империи Александра Македонского.

Скорее всего, Иоанн имеет в виду преемника этих государств, а им может быть только Римская империя. И это очевидно: кто, как не римляне, были жестокими гонителями христиан? Семь голов — это семь холмов, на которых раскинулся Рим, его «визитная карточка», как и семь холмов московских. 10 диадем — 10 римских императоров (начиная с Августа, Caius Iulius Caesar Octavianus, 63 до н.э. – 14 н.э., и до Тита, Titus Flavius Vespasianus, 39–81), установивших культ собственного богопочитания. А что может быть греховнее для христианина? Богохульные слова на головах — это императорские титулы: «священный», «божественный», «равный Юпитеру» и подобные им. При таком истолковании становится понятным, почему Иоанн использовал аллегорию. Будь там написано все открытым текстом, репрессии были бы жесточайшими.

Теперь попробуем понять, какие реалии стоят за фигурой второго зверя. Мы уже говорили, что богословская интерпретация его образа как образа Антихриста не вызывает у нас сомнений. Но тем не менее проверим ее историческим методом. Как известно, число Антихриста — 666. Оно составляется из суммы числовых значений букв еврейского алфавита, которыми записано некое слово, — истинное имя Антихриста. Многие современные богословы, и Александр Мень в их числе, отмечали, что искомое число получается при сложении букв в словах «кесарь Нерон» в еврейском написании, то есть с пропуском гласных: QSR NRWN. Складываем: [Q, коф — (100)] + [S, самех — (60)] + [R, реш — (200)] + [W, вав — (6)] + [N, нун — (50)] = 666. Правильность этой расшифровки подтверждается интересным фактом: существуют несколько древних списков Апокалипсиса, где числом Зверя названо не 666, а 616. И это имеет важное для нас объяснение: на латыни именительный падеж имени «Нерон» пишется не Neron, а Nero. Соответственно, по-древнееврейски оно будет записываться NRW, пропадает N, нун (-50), что уменьшает общую сумму чисел до 616.

Теперь Иоанн видит женщину на сносях.
Второе видение знамений (гравюра № 10). Теперь Иоанн видит женщину на сносях (1), стоящую на лунном серпе в окружении семи звезд (2). Роженица — это аллегория Церкви, беременной Иисусом. Звезды — ангелы-хранители. Тут же изображен уже родившийся младенец Христос (3). Этот прием называется симультанностью, когда рядом помещаются события, происходившие в разное время. Симультанность характерна для многих средневековых картин и в особенности для икон. Далее апостол видит, как из моря выходит первый зверь — пурпурный многоголовый дракон (З) — символ Римской империи


То, что Нерон в Откровении Иоанна (Nero Claudius Caesar Augustus Germanicus, 37–68) превратился в слугу Сатаны, вполне понятно. Этот римский император был лютым гонителем христиан. Он освещал сады своей виллы превращенными в факелы телами еще полуживых распятых последователей Иисуса. Но, возразят, Нерон был убит заговорщиками в 68 году, а Апокалипсис писался несколько позже. Однако в этом нет никакого противоречия, скорее, напротив. В последние два десятилетия I века по империи ходили упорные слухи, что Нерон остался жив. Он якобы скрывается на востоке, в Парфии, и вскоре нагрянет в Рим со своим войском, чтобы снова занять престол и продолжить свое страшное правление.
 

Антихриста узнаешь по молве.


Из сказанного следует, что вряд ли стоит примерять к образам, изображенным Иоанном, каких бы то ни было персонажей современной истории, будь то Ленин (1870–1924), Джордж Буш-Старший (George Herbert Walker Bush), Горбачев, бен Ладен или кого-нибудь еще. Откровение Иоанна, вероятно, представляет собой только запятую божьего промысла, не обладающую универсальностью (что, конечно, не ограничивает возможности его символического толкования). Поэтому нет смысла подгонять под него реалии сегодняшнего дня, выискивая, например, пугающие три шестерки на долларах и штрих-кодах. Это подтверждает и приводимое Иоанном описание царства Антихриста, которое временно будет установлено на земле. Апостолу оно видится некой машиной, жестоко уничтожающей последователей Иисуса.

Однако эта версия была актуальна только во времена, когда христианство еще не было признано легитимной религией на территории Римской империи (то есть, до начала IV века). В наше время большинство христиан склоняются к более логичной и свободной точке зрения, идущей от апостола Павла. Во втором послании к фессалоникийцам он говорит о том, что, явившись, Антихрист поначалу выдаст себя за настоящего Христа, так что не придется подсчитывать рога, копыта и литры пролитой христианской крови.

Развивая эту точку зрения, некоторые современные богословы полагают, что в первые годы своего правления на земле Антихрист станет утирать слезы несчастным и униженным. Он исцелит больше людей, чем евангельский Христос. Он урегулирует социальные конфликты, проявит себя мудрым и справедливым правителем. В итоге анти-Иисус очарует всех и станет единоличным лидером некоего всемирного государства социального благополучия. И вот когда Антихрист обретет всю полноту власти, тогда-то он и начнет тотальное гонение на христиан. Но большинство не осудит его, а с радостью признает в нем нового бога. Это будет длиться три с половиной года. Из стойких последователей Христа выживут единицы. Поможет им в этом память о сказанном святым Игнатием, развивающем мысль Павла:

Когда услышите, что пришел на землю Христос, то знайте, что это Антихрист. Не нужно будет людям передавать друг другу весть о пришествии Иисуса. Он явится внезапно, всем людям и всей земле в одно время.
Иоанн видит преклонение людей перед драконом на котором должна восседать Вавилонская блудница.
Продолжение видения знамений (гравюра № 12). Иоанн видит преклонение людей (1) перед драконом (на котором должна восседать Вавилонская блудница — символ разврата Рима, она также изображена на гравюре № 14, оставшейся вне рамок этой статьи) и появление из тверди второго зверя — Антихриста (2). Затем по сюжету Откровения следует второе видение божьих кар, в процессе пролития семи чаш (Дюрер не запечатлел большинства из этих событий). Тела грешников покрываются гнойными ранами, море становится кровью, горят леса, опускается мрак, происходит нашествие варваров, и наконец наступает Армагеддон: последняя битва добра со злом, после которой грядет Страшный суд

Однако, как бы трудно не было верным христианам, их страдания рано или поздно закончатся, когда в этот мир снизойдет истинный Сын Божий, чье войско победит темные силы. На земле установится тысячелетнее царство блаженных, а Антихрист будет низвергнут в огненное озеро. Но чтобы оказаться среди тех избранных, кои после Страшного суда встанут по правую руку от Христа и будут допущены в райские долины, стоит тратить свои духовные силы не на поиски скрывающегося промеж нас посланца Дьявола, а на работу над своей душой.

Автор: Павел Котов vokrugsveta.ru
52 4.9 1 1 1 1 1 (52)
Комментарии
Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан
 -0 +0 #1 Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан 11.04.2015 14:56
К чему рога посланцу Сатаны?
САТАНА В ОТЛИЧИЕ ОТ САТАНИСТОВ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ АТЕИСТОМ!
«Они подобны дьяволу, который говорит человеку: «Не веруй!». Когда же тот становится неверующим, он говорит: «Я не причастен к тебе! Я боюсь Аллаха, Господа миров». Коран 59:16
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи