Хорошая жизнь вместо капитализма

Мир так устроен, что у человека есть ген эгоизма, который руководит его действиями, а у основ борьбы за выживание лежит конкуренция. Но проблема заключается в том, что потребительский образ жизни не делает нас счастливыми.
Некоторые говорят, что развитие — это небоскребы, автострады, новые ветки метро и стремительно растущий ВВП. Однако развитие может означать нечто другое: улучшение коммуникации между людьми, проявление эмпатии и взаимопонимания, возрождение локальных сообществ, межчеловеческое сотрудничество, замедление темпа жизни и повышение уровня удовлетворенности ей. Развитие может означать также, что находящиеся под угрозой истребления виды растений и животных будут спасены, что увеличится площадь лесов и лугов, но что на лесной прогулке можно будет встретить зубров и барсуков, а в Балтийском море будет плавать больше тюленей и морских свиней. Целью развития не обязательно должно быть потребление все большего количества товаров и услуг, то есть рост ВВП.

Кто-то может сказать, что в капитализме возможно и то, и другое, что мы можем иметь материальные богатства, а одновременно хорошее качество жизни. Но это не совсем так. Часть людей находят свое место в существующей общественно-экономической системе и ведут вполне благополучную жизнь. А в то же самое время многие другие люди живут в нищете, чувствуют себя потерянными, одинокими или просто несчастными. Современная версия глобального капитализма не стремится эффективно решить проблемы той части общества, которая чувствует себя при нем плохо. Она стремится к другому: позволить тем, кто жаждет богатства и власти, сосредоточить в своих руках как можно больше имущества, даже если это происходит ценой других людей или неумеренной эксплуатации природных ресурсов.

Конечно, с течением времени материальное положение значительной части общества тоже улучшилось, выиграли не только самые богатые. Но как это отразилось на удовлетворенности жизнью? Взглянем на результаты исследования, которое провели в США. В 40-е годы прошлого века, когда в трети квартир не было водопровода, ванных комнат и туалетов, в половине — центрального отопления, а большинство детей не заканчивали восьмого класса школы, удовлетворенность жизнью находилась на отметке 7,5 (по шкале от нуля до 10). Сейчас в обычном американском домохозяйстве есть не только водопровод и туалет: площадь жилья увеличилась вдвое, появились компьютеры, телевизоры, посудомоечные и стиральные машины, микроволновые печи, DVD-проигрыватели, а взрослые (и не только) домочадцы обзавелись мобильными телефонами. Между тем уровень удовлетворенности жизни снизился до 7,1.

Однако это не смущает энтузиастов неограниченного обогащения и нерегулируемого рынка. Ты тоже можешь войти в группу миллионеров или миллиардеров, подчеркивают они. Самое важное в жизни — иметь как можно больше. Одного дома мало. Если ты будешь достаточно креативен, предприимчив, работящ и не станешь делиться доходами с другими, ты сможешь приобрести огромную яхту с баскетбольной площадкой и собственный остров в Тихом океане. Еще ты можешь купить себе собственный телеканал, который обеспечит тебя развлечениями после скучных заседаний в офисе (кто же станет смотреть передачи чужих каналов). Только подумай: деньги и слава. Все это будет твоим, ты просто этого заслуживаешь. Не оглядывайся на других, открой фирму, выходи на биржу и умножай богатства, и вскоре твоя фамилия попадет в список самых состоятельных людей планеты. Ну что, тебе этого хочется?

Однако существует одна загвоздка: богатство и власть достанутся немногим. Остальных вытеснят на обочину конкуренты. Им придется кусать локти и вздыхать, погружаясь в фрустрацию, что они не смогли добиться того же, что другие. Неудачники не виноваты, нельзя сказать, что они недостаточно старались, что они были недостаточно безжалостны или креативны: просто так эта система устроена. Место на вершине пирамиды предназначено только для узкой группы лиц.

Здесь следует обратить внимание, что эта система не могла бы функционировать, если бы люди были довольны имеющимся. Если бы они не испытывали потребности покупать все больше предметов, тогда новые продукты начали бы копиться на складах. Эффективность компании можно увеличить, внедряя более производительные машины и наращивая объем производства, чего и хотят акционеры. Но кто все это купит? Для внедрения потребительского образа жизни в как можно более широких кругах были задействованы PR-агентства и государственная политика. Одним из методов, который использовался с этой целью, стало воздействие на чувство собственной ценности: людей убеждали, что если у них нет, например, одежды модных оттенков, или последней модели телевизора, то они хуже других. Но не волнуйся, ты можешь с этим справиться и почувствовать себя лучше, достаточно отправиться за покупками. Общество потребления возникло не как естественный этап эволюции человечества, а было создано ради бизнесменов, чтобы обеспечить рынок сбыта для их продуктов.

Но проблема заключается в том, что потребительский образ жизни не делает нас счастливыми. Счастье не связано с количеством предметов, которыми мы владеем, с покупкой все новых вещей. Радость от покупок коротка. Чтобы ее вернуть, приходится вновь возвращаться в магазин. Для владельцев компаний, которые хотят преумножать богатства, такая неудовлетворенность не только выгодна, но даже необходима, потому что она позволяет постоянно продавать массу предметов. Но хороша ли зависимость от приобретения ненужных вещей с точки зрения качества жизни?

В 1976 году в США провели исследование среди молодых людей (12 000 человек), окончивших самые престижные школы или начинавших учиться в самых известных вузах. Им задали вопрос об их планах и ценностях. Примерно 20 лет спустя, когда респондентам было около 37 лет, к ним обратились вновь, чтобы узнать, насколько они довольны своей жизнью. Оказалось, что те, кто ставил на первое место материальные ценности и перемножение денег, чувствовали себя менее счастливыми, чем остальные.

В свою очередь, американские исследования, проведенные среди людей, стоимость имущества которых превышала 10 миллионов долларов, показали, что эти люди были довольны своей жизнью не больше, чем офисные служащие или рабочие, которых они нанимали. Из другого исследования, охватывавшего 792 человека, объем инвестиций которых превышал миллион долларов, следовало, что более половины этой группы не почувствовали себя более счастливыми с увеличением количества денег. Почти треть из обладателей имущества дороже 10 миллионов долларов заявили, что деньги, скорее, создали им новые проблемы, чем решили старые.

Конечно, качество жизни тех, кто живет за чертой бедности, улучшится если они дополнительно получат в месяц, скажем, три тысяч злотых (около 15 000 рублей, — прим.пер.). Это заметно изменит их жизнь. Тем не менее отражение роста доходов на качестве жизни имеет свои границы, и когда достигается определенный уровень, механизм перестает работать. Когда удовлетворены самые насущные материальные потребности, которые тяготят людей, дальнейший рост доходов уже не приносит такой радости. Примером могут вновь послужить США, где несмотря на то, что средний доход в 1957 — 2002 годах увеличился почти вдвое, число людей, считающих себя очень счастливыми, остался примерно на том же уровне. Несмотря на это большинство политиков продолжают считать первоочередной задачей развития государства рост потребления.

Как от этого освободиться? Современный капитализм базируется на определенной картине мира и на поддерживающей его существование идеологии. Согласно ней, человек по природе алчен и эгоистичен. Мир так устроен, что у человека есть ген эгоизма, который руководит его действиями, а у основ борьбы за выживание лежит конкуренция. Следовательно, стремление к материальному богатству естественно, алчность — это хорошо, а государственная политика не должна препятствовать реализации материальных устремлений, ведущих к истинному счастью. Государству следует ограничить свое вмешательство, так как невидимая рука рынка сама собой обеспечит всем благосостояние. А если этого не происходит, то потому, что этот процесс ограничивают излишние законы.

Государство — необходимое зло, как и общество, которого, по сути, не существует (что отметила когда-то Маргарет Тэтчер): есть только живущие бок о бок индивидуумы.

Согласно такому подходу, регуляция рынка не нужна, так как она лишь осложняет деятельность предприимчивых и достойных восхищения людей из списка Forbes, с которых следует брать пример. Экономический рост, как прилив в океане, поднимет все корабли, поэтому налоги должны быть как можно ниже, а еще лучше отменить их совсем. Все за исключением полиции и армии должно находиться в частных руках. У богатых граждан нет никаких обязательств по отношению к остальной части общества, поскольку они сами заработали состояние, и никто им в этом не помогал. Платить людям нищенскую зарплату или переносить заводы туда, где можно тратить на работников меньше, это нормально и оправдано стремлением максимизировать доход компании, что должно быть всеобщим приоритетом. Задача школы — воспитывать дисциплинированных послушных работников, которые будут охотно и в срок выполнять задания, которые им будет выдавать будущий начальник. При этом они должны быть креативными, так как благодаря этому их шеф получит премию, а они — почетную грамоту, которую вывесят в холле. Человек — не часть природы, он возвышается над ней, и это освобождает его от обязанности заботиться о состоянии окружающей среды или сохранении разных видов растений и животных.

Но что если все это набор мифов, которые не находят подтверждения в реальности, или просто придуманы в качестве теоретической базы, которая оправдывает стремление к исполнению всех своих желаний? Что если человек по своей природе не эгоистичен, а способен к эмпатии и сочувствию, а хорошие отношения с другими людьми и помощь нуждающимся наполняют его радостью и ощущением реализованности в жизни? Психологи провели на эту тему эксперимент с детьми возраста чуть старше трех лет. Он заключался в том, что сидящий за столом взрослый ронял ручку, тянулся за ней, но не мог достать. Ученые хотели проверить, как поведут себя в этой ситуации дети. Почти все они подходили, понимали ручку и подавали ее взрослому. В первой группе он никак не реагировал на помощь, в другой — ребенок слышал благодарность, а в третьей — получал в награду игрушку. Оказалось, что дети из первой и второй группы продолжали приходить с помощью, а в третьей делали это реже, так как начинали ждать поощрения за свои действия.

На то, какую важную роль в жизни играют социальные связи, указывают результаты исследований нейробиологов, установивших, что у человека есть врожденная склонность к эмпатии, а хорошие отношения с окружающими доставляют ему удовольствие, и это можно подтвердить визуализацией способа функционирования мозга. На эмпатию, впрочем, способны не одни люди, но и другие млекопитающие (не только приматы). Мир природы — это не сплошная борьба за выживание и конкуренция, это еще сотрудничество и отношения, связанные с чувствами. Один из многих экспериментов, показывающий, что животные тоже обладают эмпатией, провели с макаками-резусами (узконосыми обезьянами) в 1964 году. Обезьянам нужно было потянуть за цепочку, чтобы получить еду. Но когда они узнали, что это при этом другая обезьяна получает удар током, две маками перестали дергать за цепочку, лишив себя пищи. Одна макака в ходе эксперимента голодала пять дней, а другая двенадцать.

В свою очередь, психолог Маршалл Розенберг (Marshall Rosenberg), который работал с людьми в зонах конфликтов в Руанде, Израиле, Палестине и на Шри-Ланке, пишет, что на занятиях с людьми в этих местах он просил сделать одну вещь: подумать, какие их действия за последние сутки сделали счастливее жизнь других людей. Потом он спрашивал: какие чувства вы испытываете, думая, что сделали что-то способствующее счастью другого человека? «Тогда все начинали улыбаться, — отмечает Розенберг. — Почему? Потому что каждому из нас приятно осознавать, что он может улучшить жизнь других. И когда я задаю вопрос, может ли нечто другое дать сходное ощущение самореализации, я получаю по всему миру один и тот же ответ: "Нет ничего лучшего, чем попытка внести свой вклад в счастье и благополучие других"».

От политиков и экономистов мы обычно слышим нечто другое. В их высказываниях очень часто появляется картина мира, которую продвигают сторонники неолиберального капитализма, и которую охотно подхватывают и распространяют политики или градоначальники. Неолиберальный подход считается чем-то совершенно обычным, что не вызывает удивления или возмущения, как например, высказывания Януша Корвин-Микке (Janusz Korwin-Mikke) (польский политик консервативно-либерального фланга, — прим.пер.) на тему женщин. Но, может быть, это неправильно? Что если заменить восхищение властью и деньгами, которые лежат в основе этой картины мира, такими качествами, как забота и эмпатия, а на их фундаменте планировать изменения в социальной и экономической системе государства, а также развитие городов и сельских территорий? Не будет ли это лучше для качества нашей жизни?

Если посмотреть на функционирование государства с другой перспективы, избрать целью улучшение качества жизни общества, а не увеличение доходов корпораций, тогда покажутся предпочтительными совсем не те решения, которые продвигаются сейчас.

Действительно ли глобальная экономика — это такая прекрасная идея? Хорошо ли, что можно внезапно закрыть завод и перенести его на другой конец света, в Юго-Восточную Азию? Может быть, на продукты такой компании нужно ввести специальную высокую пошлину, чтобы их стало невыгодно покупать, а одновременно при поддержке государства открыть локальный завод в форме кооператива, владельцами которого будут сами сотрудники?

Да, это «вмешательство» государства в экономику. И я не вижу в этом ничего дурного. У таких действий есть важная цель: дать людям возможность прокормить себя. Я считаю, что для этого и нужно государство, и именно такого рода активность должна считаться нормальной. Понятно, что в целом государство функционирует сейчас слабо, а демократия требует множества существенных поправок. Тем не менее для того, чтобы повысить качество жизни, лучше сделать государство более работоспособным, чем ограничивать поле его деятельности или во имя неолиберальных мифов отдаваться на милость руководителей крупных компаний, капризов биржи и реакции «рынков», которые вызывают трепет и постоянные терзания, не пропадут ли куда-нибудь инвесторы. Довольно этого.

Сокращение рабочего дня, чтобы человек имел возможность проводить больше времени с близкими; создание потребительских кооперативов; локальная валюта; поддерживаемое обществом сельское хозяйство; демократическое управление компаниями и совместное владение ими; делиберативная демократия; корректирующая социальная справедливость; школа, в которой делается упор на контакты детей с природой, свободную игру и сотрудничество; измерение удовлетворенности жизнью вместо концентрации на ВВП — это несколько из множества решений, которые можно внедрить практически незамедлительно. Исходный пункт здесь (как бы идеалистически это ни звучало) -изменение наших приоритетов и ценностей, а также взгляда на мир.

Источник: Марчин Гервин, Krytyka Polityczna, Польша, inosmi
75 4.9 1 1 1 1 1 (75)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи