Госпожа удача или слепой случай

Вы пришли в казино и сорвали большой куш — что это, счастливая случайность, вмешательство свыше или проявление ваших внутренних качеств? Госпожа удача или слепой случай.
В 1992 году Арчи Карас (Archie Karas), который тогда был обыкновенным официантом, отправился в Лас-Вегас. К 1995 году он превратил свои 50 долларов в 40 миллионов долларов — это стало самой крупной полосой везения в истории азартных игр. Большинство из нас, скорее всего, назовут это примером невероятной удачи, или скажут, что Арчи очень повезло. Но хладнокровный статистик посмеется над нашими суевериями и подробно расскажет нам о серии случайных совпадений, в результате которых Карас заработал огромное состояние. Если рассматривать эту ситуацию в более широком контексте, помня о том, что миром правит случай, становится ясно, что в любом казино может произойти все, что угодно. Поэтому называть людей, выигрывающих в азартные игры, счастливчиками — значит попросту клеить ярлык задним числом.

Чтобы понять природу удачи, необходимо ответить на один из важнейших вопросов: как можно объяснить события, случающиеся с нами, и то, повезет ли нам в любви, на работе, в спорте, в азартных играх и в жизни в целом? Результаты недавно проведенных исследований свидетельствуют о том, что удачу нельзя назвать феноменом, который проявляется исключительно неожиданно и спонтанно — подобно грозе с градом в день вашей свадьбы. Ее также не стоит считать отражением нашего желания видеть некие закономерности там, где их нет — подобно искренней вере в то, что ваш желтый свитер приносит удачу. Концепция везения — это не миф.

Как показывают результаты исследований, удача может подпитываться прошлыми удачами или неудачами, личностью человека и даже нашими собственными представлениями о ней. Полосы везения вполне реальны, но они являются продуктом не только слепого случая. Наши представления о том, что такое удача, влияют на то, как мы себя ведем в рискованных ситуациях. Мы действительно можем вызвать полосу везения, хотя сами мы предпочитаем не называть себя удачливыми, потому что эта характеристика нивелирует наши личные качества, таланты и навыки. Удача может стать силой, однако это такая сила, с которой мы взаимодействуем и которую мы формируем и культивируем. Удача помогает определять нашу судьбу здесь, на земле, даже если мы уверены, что ее первопричина — вмешательство свыше.

Понимание природы удачи всегда несет на себе отпечаток мировоззрения человека. К примеру, если утром 11 сентября 2001 года какой-нибудь нерелигиозный человек  был вынужден отправиться на встречу с клиентом за пределами своего офиса во Всемирном торговом центре и в результате остался жив, он просто признает факт счастливой случайности и не станет искать в этом какой-либо глубокий смысл. Индуист посчитает, что у него хорошая карма. Христианин скажет, что Господь оберегает его, чтобы он смог исполнить свое предназначение. Мистик будет настаивать на том, что он родился под счастливой звездой — точно так же, как некоторые люди рождаются с зелеными глазами.

По словам Майи Янг (Maia Young), специалиста по менеджменту в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, китайцы верят, что удача — это внутренняя особенность конкретного человека, такая же, как, к примеру, умственные способности или оптимистический взгляд на мир. «Моя мама всегда говорила, что у меня счастливый нос, потому что такая форма носа в китайской культуре считается приносящей удачу». Но за годы своей юности, которую она провела на американском Среднем Западе, Янг твердо усвоила, что та мимолетная удача, о которой часто говорят американцы — удача, посещающая в определенные моменты конкретного человека («Мне повезло на экзамене!») и обходящая всех остальных стороной («Перед собеседованием я застрял в пробке!») — не является эквивалентом той стабильной, неизменной удачливости, признаки которой ее мать видела в лице своей дочери.

«Во мне самой есть нечто, на что можно положиться с гораздо большей уверенностью, чем просто на слепую удачу», — говорит Янг. Ее характерная черта — форма ее носа — вполне соответствует ее характеру. Можно подумать, что человеку со счастливой формой носа не нужно заворачивать рукава и усердно трудиться — а зачем? Однако в восприятии концепции удачи существует масса различий, обусловленных культурой. «В китайской культуре, — объясняет Янг, — усердный труд идет рука об руку с удачей. В рамках нашей системы взглядов они взаимосвязаны».

С другой стороны, поскольку жители Запада, как правило, считают, что труд и удача находятся на противоположных сторонах ринга, они испытывают весьма неоднозначные чувства в отношении понятия удачи. Хотя они часто надеются на нее и искренне желают удачи своим близким, порой они отказываются воспринимать себя как людей, которым она сопутствует. Они предпочитают считать себя людьми, которые заслуживают то, что они имеют. А тот факт, что они живут в обществе, которое нельзя назвать ни полным случайностей, ни абсолютно меритократическим, делает баланс между удачей и усердным трудом еще более неопределенным. К примеру, если ваш друг попадает в престижный юридический или медицинский университет, вы говорите ему: «Поздравляю! Ты добился своей цели. Ты это заслужил». А если бы он не смог поступить туда, вы бы сказали: «Отбор всегда субъективен. Сегодня все имеют высокий уровень подготовки — это чистая случайность».

 * * *

Ученые, изучающие понятие удачи, часто обращаются к спорту, где случайность играет чрезвычайно важную роль, а результаты очень легко измерить и посчитать. Один из наиболее изучаемых феноменов в этой сфере — это так называемая полоса везения, когда игрок «в ударе» и совершает один успешный бросок за другим. В знаковой работе психологов Стэнфордского университета Томаса Гиловича (Thomas Gilovich), Роберта Валлоне (Robert Vallone) и Амоса Тверски (Amos Tversky), опубликованной в 1985 году, говорится, что такого феномена, как полоса везения, попросту не существует, а вместо него есть иллюзия, порождаемая стремлением во всем видеть некие закономерности. Тогда спортсмены и их фанаты стали оспаривать результаты их исследования, а в ответ на это ученые назвали их убеждение «ложной концепцией полосы везения».

Но в прошлом году трое студентов Гарвардского университета вызвали переполох в рядах тех, кто отрицает существование феномена полосы удачи. Эндрю Бокоски (Andrew Bocskocsky), Джон Эзековиц (John Ezekowitz) и Кэролин Стейн (Carolyn Stein) выдвинули идею о том, что, если игрок разгорячен, он с большей решимостью будет идти на сложные броски, таким образом «нивелируя»  эффект временного повышения вероятности успеха. (В рамках прежних исследований ученые ошибочно исходили из предпосылки случайного чередования бросков.) Эти студенты нашли видеоролик с 83 тысячами бросков, совершенных игроками Баскетбольной национальной ассоциации в 2012-2013 годах, получив, таким образом, достаточное количество информации для оценки сложности бросков. Этот видеоролик доказал, что те игроки, которые считали, что удача повернулась к ним лицом, гораздо чаще пытались совершить более сложные броски. После того как студенты оценили сложность каждого конкретного броска, они обнаружили не слишком значительный, но вполне заметный эффект полосы удачи: те спортсмены, которые хорошо играли, со временем начинали играть еще лучше.

Примерно в это же время Джеффри Цвибель (Jeffrey Zwiebel) из Стэнфордского университета и Бретт Грин (Brett Green) из Калифорнийского университета обнаружили, что соперники, как правило, усиливают защиту против игроков, у которых начался период удачных бросков, и, таким образом, сводят к минимуму эффект полосы везения. В рамках более ранних исследований у ученых было недостаточно данных, чтобы оценить этот фактор, поэтому они рассматривали любой спад в результативности игроков как доказательство того, что удача от него отвернулась.

Учитывая это обстоятельство, Цвибель и Грин решили обратиться к бейсболу, где команда противников не имеет практически никакой возможности вывести из равновесия подающего. И им удалось кое-что выяснить: проанализировав данные за 12 лет, полученные от Главной лиги бейсбола, они обнаружили, что то, как игрок отбил мяч в последние 25 раз, является достаточно надежным показателем того, как он отобьет мяч в следующий раз. Они также просчитали, что игрок, переживающий полосу удачи, имеет на 30% больше шансов совершить хоум-ран, чем другие игроки. Таким образом, по мнению этих ученых, полосы удачи — это не иллюзия, они вполне реальны.

Но что их вызывает? Идет ли речь действительно об удаче или о чем-то еще? Возможно, все сводится к фактору вероятности. Именно такую идею выдвинули ученые из Университетского колледжа Лондона, изучавшие полосы везения и неудач. Цзюэминь Сюй (Juemin Xu) и Найджел Харви (Nigel Harvey) проанализировали около полумиллиона спортивных ставок и выяснили, что те игроки, которые вступили в полосу везения, продолжат выигрывать, а те, кто переживает полосу неудач, продолжат проигрывать с большей долей вероятности, чем диктует закон о вероятности 50 на 50.

К примеру, игрок, который выиграл три раза подряд, в четвертый раз выигрывает в 67% случаев. Если он выигрывает и в четвертый раз, то в пятый раз он выиграет в 72% случаев. Те, кто проигрывает на первой же ставке, выигрывают всего в 47% случаев на второй ставке, а если они проигрывают и на второй ставке, то в третий раз вероятность их выигрыша составляет только 45%. Может ли везение порождать везение, а неудачи вызывать новые неудачи — так же как богатые становятся богаче, а бедняки беднее?

Ученые решили продолжить исследование этого вопроса, чтобы выяснить, почему эти полосы везения и невезения на самом деле реальны. Оказалось, что удача и неудача — дело рук самих игроков. Как только они понимают, что они выигрывают, они начинают делать более безопасные ставки, руководствуясь мыслью о том, что удача не будет сопутствовать им вечно. Другими словами, игроки сами не верят в то, что у них началась полоса везения, которая продлится достаточно долго. А игроками, которые проигрывают, движет иной импульс. Будучи уверенными в том, что госпожа удача обязательно должна повернуться к ним лицом, они начинают делать более рискованные ставки. В результате победители продолжают выигрывать (даже если выигрыши не слишком значительны), а проигравшие продолжают проигрывать. Рискованные ставки гораздо реже приносят выигрыш, чем безопасные. Таким образом, игроки меняют свое поведение в зависимости от ощущения везения или невезения, которое в свою очередь предопределяет полосу либо удач, либо неудач.

 * * *

Если поведение влияет на степень удачливости, то правда ли, что люди, считающие себя везунчиками, ведут себя иначе, чем все остальные? В рамках исследования 2009 года, одним из авторов которого стала Майя Янг, ученые проверили, верят ли студенты в то, что стабильное везение — это черта, которой они обладают от рождения. Янг обнаружила связь между верой в устойчивое везение (в противовес мимолетной удаче) и уровнем достижений и мотивации — в том числе изучила, обуславливает ли эта вера то, как именно студенты справляются с особенно сложными заданиями. Выяснилось, что студенты, верящие в свою удачливость, добиваются более высоких результатов. «Стоит отметить, что человек, верящий в устойчивое везение, в большей степени мотивирован на выбор сложных целей и их достижение. А если он считает, что удача — это мимолетное явление, и на нее нельзя полагаться, потому что сегодня она есть, а завтра нет, он с меньшей вероятностью выберет сложные задания», — подытожила Янг.

Вывод Янг совпадает с выводами Ричарда Уайзмана (Richard Wiseman), бывшего фокусника, а ныне профессора по общественному пониманию психологии в Хертфордширском университете и автора книги «Фактор удачи» (The Luck Factor, 2003). По мнению Уайзмана, лучше всего воспринимать удачу как устойчивую черту, но не такую, с которой люди рождаются, а такую, которую можно в себе культивировать. Уайзман нашел 400 человек, которые считали себя неизменно очень удачливыми и неудачливыми, и обнаружил, что «удачливые» люди прекрасно умеют создавать и видеть удобные возможности, прислушиваются к собственной интуиции, позитивно смотрят в будущее и встречают жизненные испытания с большей стойкостью и спокойствием. А неудачники испытывают тревогу и напряжение гораздо чаще, чем люди, считающие себя удачливыми.

Уайзман поработал с представителями группы неудачников, применив некоторые методы бихевиорального воздействия: к примеру, он просил людей представить, что при столкновении с каким-то неудачным стечением обстоятельств ситуация могла бы быть гораздо хуже, или же просто рекомендовал им «изменить распорядок дня». В результате 80% представителей группы неудачников признались, что спустя всего месяц они чувствовали себя более счастливыми, удовлетворенными жизнью и, да, удачливыми.

Чем больше мы размышляем над понятием удачи и новыми выводами ученых в этом вопросе, тем больше возникает парадоксов. Возьмем, к примеру, оптимизм: с точки зрения Уайзмана, оптимизм — это одно из ключевых качеств удачливых людей, но при этом участники исследования Университетского колледжа Лондона, делавшие ставки онлайн, выигрывали именно благодаря своему пессимизму, ведь они старались делать беспроигрышные ставки. Таким образом, удачливым участникам исследования Уайзмана везение, возможно, сопутствует в жизни, но в Вегасе их чрезмерно оптимистичный настрой может вовлечь их в крупные неприятности.

Именно это и произошло с Арчи Карасом. Спустя всего три недели после того, как его состояние достигло отметки в 40 миллионов долларов, он все потерял. Его полоса везения обернулась чистыми потерями в размере 50 долларов. А в 2013 году Карасу было предъявлено обвинение в краже, после того как в Лейксайд, штат Калифорния, он выиграл в блэк-джек обманным путем. Но, по крайней мере, в ноябре этого года удача слегка ему улыбнулась: его перевели на испытательный срок, что позволило ему избежать трехлетнего тюремного срока. Поэтому не забывайте, что, как бы плохо сейчас ни было, все могло обернуться гораздо хуже.

Источник: Карлин Флора, Aeon Magazine, Великобритания, inosmi
57 5 1 1 1 1 1 (57)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи