Войны следующего года

Журнал Foreign Policy по традиции подготовил список "конфликтов, которые будут угрожать глобальной стабильности" в наступающем году. 10 позиций, из них 5 новых, включая Северный Кавказ.
Этот список в первую очередь подчеркивает, что смертоносные конфликты редко появляются из ниоткуда или бывают совершенно непредсказуемыми. Они, как правило, имеют глубокие корни: в экономической отсталости, в неспособности государства обеспечить всем гражданам базовые общественные блага, в неравенстве, в сеющем распри или хищническом правлении", - пишет составительница списка Луиза Арбор.

Сирия и Ливан

На ходе боевых действий сентябрьская договоренность о ликвидации сирийского химического оружия почти никак не сказалась: "Насилие продолжается, гуманитарная ситуация продолжает ухудшаться. Избежав американской интервенции, режим Башара Асада ведет себя все более уверенно". В рядах повстанцев возникло замешательство, проявились внутренние противоречия. В конфликт "медленно, но верно" втягивается Ливан. Новая попытка усадить противоборствующие стороны за стол переговоров будет предпринята 22 января в Женеве. Исход мероприятия в значительной степени зависит от позиций приверженцев каждой из сторон за пределами страны, полагает Foreign Policy.

Ирак

В 2014 году сирийский конфликт будет все сильнее переплетаться с иракским, прогнозирует Арбор. Сунниты в Ираке, как и в Сирии, враждуют с центральным правительством, которое с апреля 2013 года лишь усиливает давление. Чтобы умерить насилие, властям следует вновь включить суннитов в политический процесс, тем самым расширив свою опору внутри страны, и привлечь их на свою сторону в борьбе с "Аль-Каидой". Это единственный способ избежать распада страны, подчеркивает автор статьи.

Войны следующего года

Ливия

Переходный период, начавшийся в Ливии после свержения Каддафи, под угрозой срыва: до сих пор не сформирован орган, которому предстоит заняться составлением конституции, на действующего премьер-министра совершено несколько покушений, люди все меньше верят в государственные институты. Ливийское общество расколото по нескольким линиям: исламисты враждуют с либералами, консерваторы - с революционерами, центр - с периферией. Государство пытается восстановить монополию на применение силы путем переговоров с боевиками (вплоть до подкупа), но пока не добилось успеха. Обозреватель Foreign Policy не сомневается, что боевики будут орудовать в Ливии еще не один год; вопрос в том, удастся ли руководству страны сделать так, чтобы переходный процесс продвигался в нужном направлении.

Гондурас

Гондурас считается мировой "столицей убийств" (в 2013 году здесь зарегистрировано более 80 таких преступлений на 100 тыс. человек населения) и является одной из двух самых бедных стран в своем регионе. Кроме того, он принадлежит к числу 10 стран с наибольшим имущественным расслоением. В стране царит криминальное насилие, судебная система слаба, сотрудники правоохранительных органов вовлечены в преступную деятельность, бандитские группировки фактически контролируют часть страны. Все это делает Гондурас "идеальным перевалочным пунктом" для курьеров, доставляющих наркотики из Южной Америки в США. Всплеск насилия в Гондурасе Foreign Policy связывает с переворотом 2009 года, в ходе которого был свергнут президент Мануэль Селайя. С тех пор в стране было убито 10 правозащитников, 29 журналистов, 63 адвоката и около 20 политиков, желавших баллотироваться в органы власти. В большинстве из этих случаев преступники найдены не были.

Центральноафриканская республика (ЦАР)

В марте члены повстанческого альянса "Селека" во главе с Мишелем Джотодией свергли президента страны Франсуа Бозизе, а в сентябре Джотодия распустил "Селеку", чем вызвал "широкомасштабную волну насилия", остановить которую было некому (полиции и армии в стране уже нет). Западные державы не спешили вмешиваться, рассчитывая на то, что Джотодии удастся погасить сопротивление, а международная миссия под эгидой Африканского союза сможет навести порядок в столице, Банги. Расчет не оправдался, и теперь ООН, "задыхаясь, пытается наверстать упущенное". В стране происходят стычки ополченцев с членами "Селеки", которая превратилась в децентрализованное объединение, состоящее из множества самостоятельных ячеек. У конфликта появилась и религиозная подоплека, поскольку "Селеке" противостоят в основном христиане. Есть опасность, что вражда перекинется и на соседние страны. Судьба ЦАР сейчас всецело в руках французских миротворцев, отмечает Арбор.

Судан

Судан на протяжении многих лет остается "рассадником нестабильности и насилия". В ноябре 2013 года министр обороны Судана объявил о начале новой кампании против Революционного фронта Судана - "повстанческого союза, сражающегося за более представительное правительство". Боевики ответили эскалацией насилия, после чего правительство пошло на попятный, согласившись возобновить переговоры. В сентябре по стране прокатилась волна недовольства в связи с отменой государственных субсидий на горючее, лишив правительство поддержки городского населения. Наблюдается усиление независимых исламистских группировок. В целом правительство "утрачивает контроль по всем фронтам", и выход у него один: "необходимо коренным образом пересмотреть отношения между [столицей Судана] Хартумом и остальными частями страны".

Сахель и Северная Нигерия

Сепаратистские движения, исламский терроризм и противостояние севера и юга - вот три основных угрозы для Мали, Нигера и Нигерии в 2014 году, указывает Foreign Policy. Несмотря на французское вторжение начала 2013 года, обстановка в Мали сегодня "далека от стабильной". Туареги продолжают вооруженное противостояние с государственной армией и грозят отказаться от продолжения переговоров. Чтобы исправить положение, правительству нужно не только решать сиюминутные проблемы, связанные с обеспечением безопасности, но и открыть населению доступ к базовому набору государственных услуг и независимому правосудию, а также прекратить дискриминацию в политике. Главным бичом Нигерии остается радикальная секта "Боко Харам": если власти не справятся с системной коррупцией и не добьются, чтобы виновные несли ответственность за свои преступления, в 2014 году не избежать новых жертв.

Бангладеш

В преддверии назначенных на январь всеобщих выборов в Бангледеш набирает обороты политическое насилие - счет пострадавших пошел на сотни, множество людей погибло. Оппозиция обвинила правящую партию в намерении фальсифицировать выборы и решила их бойкотировать. Единственный выход из кризиса, по мнению Арбор, это прямые переговоры между лидерами враждующих лагерей - нынешним премьер-министром Шейх Хасиной и лидером оппозиции Халедой Зиа. Для этого им придется преодолеть взаимную ненависть, из-за которой в октябре этого года телефонный разговор между ними (как сообщалось, первый более чем за десять лет) "быстро свелся к обмену колкостями о психическом здоровье оппонента".

Центральная Азия

Здесь основные факторы риска, с точки зрения Foreign Policy, это вывод контингента НАТО из Афганистана и лишенная механизмов обеспечения преемственности политическая система большинства стран в данном регионе. Ветхая инфраструктура, пограничные споры и борьба за ресурсы, едва функционирующие органы безопасности, эндемичная коррупция - все это также не способствует стабильности. "Хотя в 2014 году внимание международной общественности, несомненно, вновь будет сосредоточено на Афганистане, страны Центральной Азии продолжат попытки побороть свои собственные, неповторимые обстоятельства, характерные для этого уголка мира, которому слишком долго отводилась роль пешки в чужой игре".

Северный Кавказ (Сочи)

"В феврале этого года Россия принимает зимнюю Олимпиаду в черноморском курортном городе Сочи. Ее стоимость - 47 млрд долларов - делает ее самой дорогой в истории, но главная проблема не в дороговизне, а в безопасности, ведь неподалеку, на Северном Кавказе, разворачивается самый активный из идущих на данный момент в Европе конфликтов, - говорится в статье. - Девиз олимпийского движения - "Быстрее, выше, сильнее", а Путин в своем подходе к северокавказским повстанцам, как видно, руководствуется лозунгом "подлее, грубее, сильнее". В ответ на террористическую угрозу, серьезность которой в очередной раз подтвердилась на днях в Волгограде, российское правительство ввело в Сочи беспрецедентные меры безопасности. "К сожалению, некоторые из этих мер могут ухудшить положение", - пишет автор. В частности, ошибочной ей кажется политика нового лидера Дагестана, Рамазана Абдулатипова. Он повел наступление на салафитов, прервав тем самым диалог между отдельными ответвлениями ислама, закрыл комиссию по реабилитации боевиков и стал потворствовать созданию народных ополчений, которые вместо того, чтобы бороться с экстремизмом, оказались вовлечены в межконфессиональное насилие.

"Безопасность на Олимпиаде в Сочи обеспечить необходимо, - заключает Арбор. - Однако возвращение к жесткой, силовой политике, вероятно, приведет к разрастанию конфликта после завершения Игр, а значит, 2014 год станет для южной России очередным кровавым годом".

Фото: flickr.com/soldiersmediacenter
Источник: Foreign Policy inopressa.ru
67 5 1 1 1 1 1 (67)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи