Неизбежны ли зверства на войне: дело команды убийц

Неизбежны ли зверства на войне: дело команды убийц

Этот старый вопрос снова обрел актуальность с началом судебного процесса против "команды убийц" из Пятой ударной бригады армии США.

Дело сержанта Кальвина Гиббса, являющегося предполагаемым главарем "команды", слушается в военном суде.

Пятеро солдат, как утверждает обвинение, в 2010 году умышленно и глумливо убили нескольких мирных жителей в Афганистане.

Этот жуткий эпизод вряд ли можно назвать типичным для поведения американских военных в Афганистане и Ираке.

Тем не менее, зверства на войне случаются часто.

Военные обычно объясняют проявление дикой ярости как действия "плохих парней", которые встречаются иногда среди по преимуществу хороших солдат.

Есть и другое мнение. Оно заключается в том, что зверства происходят в результате причин структурного характера. Среди них - плохая подготовка, агрессивные командиры, попустительство военных.

И, наконец, дело в самой войне.

"Плохие парни"?

Какое же из трех объяснений подходит к действиям "команды убийц" и многим другим случаям убийств в Ираке и Афганистане?

Видимо, подходят все три.

В современных войнах различие между вражескими военными (комбатантами) и гражданскими лицами размыто, в том числе потому, что солдаты каждый день вступают в потенциально опасные контакты с гражданским населением в ходе обысков, на блокпостах, во время передвижений в колоннах.

Теория "плохих парней" очень удобна для военных, поскольку косвенно реабилитирует и их, и в целом военную политику.

"Плохие парни", безусловно, существуют. Смертоносные авантюры "команды убийц" подстегивались, среди прочего, наркотиками и алкоголем. Обвинение утверждает, что сержант Гиббс подстрекал других на преступления.

Однако во множестве других случаев этого не было.

Так, среди американских военных, которые в 1950 убили больше 100 невооруженных гражданских лиц у деревни Ногылли в Корее, "плохих парней", по-видимому, не было. Информация о трагедии у Ногылли стала известна спустя примерно 50 лет после самого события.

Даже в Сонгми, где почти 400 вьетнамцев были убиты в 1968 году, виновные до этого дня не отличались аномальным поведением.

Структурные причины

В качестве общего объяснения более правдоподобно выглядят структурные причины.

Правилам ведения войны учат мало, а убивать - интенсивно.

Согласно опросу, проведенному в американских войсках в разгар насилия в Ираке, треть морских пехотинцев и четверть солдат утверждали, что командиры не предупреждали их, что нельзя жестоко обращаться с гражданским населением.

Другой опрос, проведенный в 2007 году в американской армии, показал, что "лишь 38% морских пехотинцев и 47% солдат сказали, что к некомбатантам следует относиться с достоинством и уважением".

Более одной трети опрошенных заявили, что пытки гражданских лиц с целью получения информации, в принципе, допустимы, а 17% высказали уверенность в том, что все гражданские лица являются повстанцами.

Примерно такими же были взгляды офицеров во время вьетнамской войны.

Так, опрос, проведенный в 1967 году среди курсантов, показал, что около 50% готовы использовать пытки для получения информации, а в 1970 году крупный опрос показал, что 15% офицеров и солдат не знают правил ведения войны.

Треть опрошенных дала неправильные ответы на более чем половину вопросов о правилах, которые призваны защищать гражданских лиц во время войны.

При этом из солдат усиленно готовят убийц.

Исследование, проведенное среди американских солдат во время Второй мировой войны, показало, что стреляли лишь 15-20% из них. Остальные не делали этого даже в пылу сражения.

Количество стрелявших в Корейской войне поднялось до 55%, а во Вьетнаме – до 90%.

Некоторые ученые объясняют это естественным нежеланием убивать себе подобных. И такое поведение выбивают из солдат в процессе их обучения и подготовки к боевым действиям.

Еще одна серьезная проблема - отношение полевых офицеров.

Так, во время войны во Вьетнаме от офицеров постоянно требовали увеличения количества убитых военнослужащих противника.

По каждому факту гибели гражданского лица обязательно проводить расследование, поэтому офицеры предпочитали записывать всех убитых вражескими военными.

По данным одного из опросов, проведенных в Ираке, меньше половины военных признали, что сообщают о жертвах среди гражданского населения.

Трагические последствия

Усталость от боев приводит к психическому напряжению, которое может привести к тяжким последствиям для многих молодых парней.

Мы не знаем точно, сколько мирных жителей погибло в Ираке и Афганистане. Данных с предыдущих войн еще меньше.

Счет погибших в Ираке идет на сотни тысяч. В Афганистане, потери среди мирного населения составляют десятки тысяч человек.

Во многом, конечно, это из-за повстанцев. Но силы коалиции несут свою долю ответственности.

Как изменить это? Вопрос не простой.

Помочь могли бы лучшая подготовка, изучение правил применения силы, акцентирующих защиту гражданского населения, укрепление уважительного отношения к населению, которое армия должна защищать. Но эти меры вступают в противоречие с практикой поведения на войне.

Эта практика, также как и само военное насилие, приводят к трагическим последствиям.

Когда журналист Сеймур Херш готовил материал о резне в Сонгми, он поговорил с матерью одного из солдат, обвиняемых в массовых убийствах.

"Я послала им хорошего мальчика, – сказала она журналисту, – а они вернули мне убийцу".

Фото:  U.S. Army flickr.com/soldiersmediacenter
BBC Russian inosmi.ru
56 5 1 1 1 1 1 (56)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи