Война в Ливии. Рассказ наёмника

Война в Ливии. Рассказ наёмника

В Украине нам удалось разыскать человека, который воевал в Ливии. Он приехал домой из охваченной беспорядками страны всего месяц назад.

Рассказ украинского наёмника.

Наемничество уже давно стало полноценной профессией. Оно имеет много названий, но лишь одно значение. Во Франции солдат по найму прозвали «легионерами», в Германии Landsknecht (слуга страны), в США их называют «дикие гуси».

История украинского наемничества начинается с рождением независимой Украины. В 90-е годы, когда экономика трещала по швам, по всей стране одна за другой разваливались воинские части. Опытных офицеров буквально выгоняли на улицу. Как раз в этот период первые украинские солдаты и ринулись за границу в поисках счастья. Чечня, Сьерра-Леоне, Карабах, Приднестровье, Югославия, Южная Осетия. Совсем недавно – очередная веха – Ливия.

Официально наших там не было. МИД Украины не раз заявлял: вести об украинских военных не что иное, как утка журналистов. Кстати, журналисты, в первую очередь западные, писали об украинских наемниках в Ливии еще в первые дни столкновений. Например, 22 февраля американское издание Stratfor со ссылкой на свои источники распространило информацию о том, что украинские летчики на советских МИГах якобы бомбят  войска повстанцев и мирные демонстрации против Каддафи. Сообщалось даже, что кто-то из наших асов угодил в плен.

Позднее – 23 августа – украинский след в ливийской войне обнаружила сотрудница американского канала Channel 4 News. В сети Твиттер она написала: «Ливийские повстанцы захватили украинских наемников, которые воевали на стороне лидера Ливии Муамара Каддафи. Я видела 11 мужчин, которые шли с поднятыми руками. Командующий повстанцев сообщил, что это наемные убийцы, которые приехали в Ливию из Украины».

Заработок

В Украине нам удалось разыскать человека, который воевал в Ливии. 39-летний Владимир Ляхович (так он попросил его называть) приехал домой из охваченной беспорядками страны всего месяц назад.

Там он несколько месяцев командовал подразделением войск правительства Муамара Каддафи в Мисурате. Несколько раз его жизнь висела на волоске. Перед самым отъездом был тяжело ранен в плечо.

Разрешения на публикацию своего фото Владимир не дал. Даже его жена и дочь-школьница понятия не имеют, чем на самом деле он занимался в Триполи – они считают, что работал по контракту – водителем на фирме по продаже подержанных автомобилей. А на самом деле Ляхович (кстати, он из офицерской семьи, с оружием с детства на ты) впервые в горячей точке побывал в 1999 году (Косово) правда, как миротворец. Там и познакомился с людьми, которые вербовали наемников.

- Как только заварухи из Египта перебросились в Ливию, понял, что смогу найти работу. Вышел на вербовщиков – они всегда активизируются в подобные нестабильные периоды, – рассказывает Владимир. – Тем более Ливия – страна богатая, техника там советская, арабы воевать особо не умеют… По своим каналам узнал: наемников вербует фирма из Одессы. В первые дни войны они отправили в Триполи самолет с инженерами. Эти ребята в 90-е годы обслуживали в Ливии авиацию и ракетные установки. Чуть позже слышал, что в Джамахирию улетели два десятка пехотинцев. В прошлом они участвовали в миротворческих операциях, а некоторые уже даже «обкатались» в Грузии.

В Одессу Владимир приехал в середине февраля. Небольшая конторка в центре города набирала в арабские страны специалистов-технарей. Были нужны нефтяники, инженеры, водители. Главное условие: хорошее здоровье и служба в армии.

- Молодая девушка вынесла мне контракт на двух листочках, сказала, буду я работать шофером в фирме по продажам авто, – продолжает Володя. – Вылет назначили на первые числа марта, но не в Триполи, а в соседний Судан. По этому контракту мне обещали 4 тысячи долларов в месяц.

Владимир рассказывает, что вместе с ним вылетели пятеро молодых парней, один из Донецка, остальные из Николаевской и Одесской областей. В аэропорту украинских коммандос встречал араб, назвавшийся Ибрагимом. Ребят рассадили по машинам и повезли в Триполи. Никаких виз на границе не ставили, наемников ввозили нелегально.

- С военным комендантом мы встретились в отеле на окраине Триполи, он отлично говорил на русском, – говорит Владимир Ляхович. – Нам коротко рассказали о вооружении, спросили, что нам ближе. Каддафи нужны были снайперы, командующие военными подразделениями, солдаты, которые умеют обращаться со сложным оружием. У ливийцев на вооружении были такие же машины, как у нас. Автоматы Калашникова, советские зенитки, пушки, реактивные системы залпового огня «Град». Из тяжелого – танки Т-72 и Т-62, боевые машины пехоты БМП-1, бронетранспортеры БТР-60, боевые разведывательные машины БРДМ-2, самоходные арт-установки 2С1 «Гвоздика» и 2С3 «Акация».

Меня определили в командование взвода пехоты. В него входило около 30 человек в основном из соседних с Ливией африканских государств. Были два парня из Сербии, один из Молдовы. Остальные ребята, которые прилетели из Украины, ушли в снайперы, один в пилоты.

Все нюансы утрясли быстро. Мне выдали справку с чужим именем и фамилией, на которой был серийный номер. Поставили боевые задачи.

Сразу же повысили «зарплату» – 10 тысяч долларов в месяц. Пообещали, если станет совсем «жарко», – 1500 долларов в день.

Русские в Ливии

После месяца более-менее спокойной службы – база, где служил Владимир, защищала спокойствие Триполи – наступил настоящий ад. В марте командование ливийских войск решило перебросить взвод Владимира в Мисурату. Войска Каддафи на тот момент уже три раза брали этот город, но им постоянно приходилось отступать.

- Мы прибыли в Мисурату 13 апреля, а уже через три дня в городе началось настоящее побоище, – с неохотой вспоминает Владимир. – 24 часа в сутки не прекращался шквальный огонь.

Я не знаю, кто участвовал в этой мясорубке, у моих ребят были свои задачи, но в радиоэфире я постоянно слышал русскую речь. В центре города было самое высокое здание, там работали украинские и белорусские снайперы. Во время очередного авианалета НАТО здание уничтожили. Все, кто находились внутри, погибли.

Неизвестно, чем бы закончилась для Владимира его командировка, но 27 апреля он получил шальную пулю в плечо. Сам он считает это везением. Потому что как раз в это время установилось затишье – начались очередные переговоры о перемирии. Ляхович получил свои деньги, документы, выехал в Триполи, а оттуда добрался домой (как именно, говорить не хочет).

- У наемника на войне мало прав, если приехал, воюй до конца. Попал в плен -  считай, что ты труп, – говорит Владимир. – В конце апреля несколько десятков солдат славянской внешности, которые говорят на русском, были арестованы в Мисурате. Их перевели в тюрьму Бенгази до начала суда. Что с ними – неизвестно. Судя по тому, как часто украинские власти повторяют, что наших соотечественников в Ливии нет, их скорее расстреляют, чем вернут. Ведь это огромный скандал, дома тоже могут в тюрьму посадить. Понимают это и наемники. Поэтому, когда ребята попадают в плен, они не говорят, из какой страны приехали…

Комментарий экперта

Александр Довгополов, военный аналитик: Едут, потому что нравится

- Наемники – это люди, которые подставляют свою родину. Ведь если кто-то из них попадет на чужой войне в плен, претензии будут предъявляться не солдату, а государству. Это большой скандал и пошатнувшийся имидж страны.

Почему наша страна доселе не подтвердила, что наши ребята воюют за рубежом? А зачем? Ведь пока официальных претензий нам никто не предъявлял. Прецедент случился только в Ливии, когда повстанцы взяли в плен 22 украинца и уже два месяца держат их в Триполи. Наша страна снова пытается выйти сухой из воды и замять это дело. Хотя украинский наемник ехал, едет и будет ехать туда, где платят деньги. Все это знают.

Ведь их родина не в состоянии обеспечить достойные условия жизни. Кроме того, большинству ребят, которые отправляются на войну, это нравится.

Фото: BRQ Network flickr.com/brqnetwork kp.ua
61 5 1 1 1 1 1 (61)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи