Мы делим планету с каннибалами.

Мы делим планету с каннибалами.

В наши дни нет-нет, а доходят до нас сообщения о случаях каннибализма, причем во вполне цивилизованных обществах.

Подавляющее большинство наших (и не только наших) сограждан рассматривает феномен каннибализма как нечто из ряда вон выходящее и, в целом, принадлежащее истории. Все слышали про ужасающие традиции древних ацтеков и майя, поражались в детстве описанию не менее отвратительных обычаев новозеландцев-маори в «Детях капитана Гранта» Жюля Верна. Однако и в наши дни нет-нет, а доходят до нас сообщения о случаях каннибализма, причем во вполне цивилизованных обществах. В начале января из Франции пришла ужасающая новость. В тюрьме города Руан произошло ЧП: между двумя сокамерниками началась ссора, затем один преступник убил и, как выяснилось в дальнейшем, съел сердце своего сокамерника. На следующее утро охранники обнаружили тело со вскрытой грудной клеткой. Это дает все основания выдвинуть весьма нелицеприятный тезис: поедание себе подобных является, к сожалению, неотъемлемой частью истории человечества — как древней, так и новейшей.

Исследование примеров вынужденного и криминально-патологического людоедства мы оставим за рамками статьи, ограничившись краткой историко-этнографической подборкой фактов.

Экскурс в прошлое.


Существует множество свидетельств того, что в самую далёкую эпоху предки Homo sapiens вкушали мясо своих сородичей. Раскопки на острове Ява (Индонезия), в Восточном и Южном Китае доказали каннибальскую сущность питекантропов, живших около полумиллиона лет назад. Тамошние «гурманы» предпочитали вскрывать черепа врагов (или друзей?) и лакомиться мозгом. «Китай, Индонезия… варварская азиатчина», — усмехнётся иной читатель. И будет в корне неправ.

Некоторые группы протоевропейцев отличались теми же вкусами, причём в гораздо менее «изысканных» формах. В 1996–2006 годах палеобиолог Антонио Росас Гонсалес (Antonio Rosas Gonzаlez), работающий в мадридском Национальном музее естественных наук (Museo Nacional de Ciencias Naturales), изучил 43-тысячелетние остатки неандертальцев мустьерской культуры, найденных на севере Пиренейского полуострова в системе пещер Эль Сидрон. Отметины, обнаруженные на ряде ископаемых костей, позволили заключить, что среди этого сообщества имели место случаи коллективного людоедства. Причём пожираемые тела расчленялись, а кости оказывались ещё и расколоты — каннибалы стремились таким образом добраться до мякоти костного мозга.

Его «Бразильский дневник», красочно описывавший каннибализм аборигенов.
 
Бургундец Жан де Лери (Jean de Lery, 1529–1611) предпринял со своими друзьями опасное путешествие в Бразилию. Его «Бразильский дневник», красочно описывавший каннибализм аборигенов, имел выдающийся успех среди современников. В 1578 году он был опубликован на французском языке, восемь лет спустя появился латинский, а еще через семь лет — и немецкий перевод. Именно это последнее издание 1593 года, снабженное гравюрами Теодора де Бри, хранил в своей библиотеке самый знаменитый пират XVI века сэр Фрэнсис Дрейк (Sir Francis Drake, 1540–1596). Некоторые из гравюр де Бри изображали сцены людоедских оргий. Library of Congress, Rare Book & Special Collections Division

Надо пояснить, что факт близкого родства неандертальцев и собственно людей оспаривается многими представителями научного мира. Согласно результатам анализа ДНК вымерших Homo neanderthalensis, вся «ветвь» неандертальцев «отошла» от генеалогического древа сапиенсов приблизительно 450–500 тысяч лет назад, и больше никаких пересечений у нас в родословной вроде бы нет, но косвенные данные и находки странных гибридов дают знать, что данный вопрос далеко не закрыт; впрочем, это тема для другой статьи.

Наши прямые предки, коими считаются кроманьонцы, если судить по свидетельствам, обнаруженным в пещере Ориньяк возле Тулузы, тоже частенько «баловались» мясом своих соплеменников. К тому же выводу нас приводят результаты раскопок на древних стоянках в Хорватии, Северной Италии, Австрии, Швейцарии, Бельгии. На территории Европы подобная практика существовала вплоть до первых веков нашей эры, что отражено в трудах Геродота, Страбона, Святого Иеронима и других историков. Ритуальное и вынужденное людоедство было распространено в глухих уголках Ирландии, Шотландии, Далмации, Испании, Сицилии, Сардинии, Корсики, Скандинавии, Южной Франции, Южной Чехии. В истории России и сопредельных земель признаков массового ритуального каннибализма не зафиксировано вообще. В европейские средние века следов ритуального каннибализма почти нет — к людоедству принуждали крайние обстоятельства. Например, голод 1315–1317 годов.

Конвейер жертвоприношений.


Ко времени Великих географических открытий европейская экспансия за пределы христианской ойкумены столкнула белых «цивилизаторов» с этническими группами, для которых поедание человеческой плоти оставалось нормальной практикой. В Африке, в Северной и Южной Америке, в Южной и Юго-Восточной Азии, в Австралии и Океании — везде ошеломлённые европейцы наблюдали ритуально-магические и иные формы каннибализма.

Номинальный первооткрыватель Америки Христофор Колумб уже во время своего второго путешествия нашёл неопровержимые доказательства людоедского пиршества на острове Гваделупа в Малом Антильском архипелаге. Но всё меркнет перед той картиной, которая открылась конкистадорам в Мексике. Сами основы государства ацтеков (1,5 миллиона их вполне безобидных потомков проживают в Центральной Мексике и сейчас) зиждились на культе смерти. Массовые человеческие жертвоприношения были поставлены «на конвейер», ритуальный каннибализм и вампиризм являлись одной из основных частей поистине дьявольской религии местных жрецов.

После увиденных кровавых ритуалов Эрнан Кортес (Hernan Cortes, 1485–1547) посчитал своим религиозным долгом уничтожить эту цивилизацию. Правда, в популярной литературе принято видеть в конкистадорах обычных грабителей и убийц, разрушивших «великие, высокоразвитые, высококультурные индейские государства ацтеков, майя и инков». Оккультисты двух последних веков ищут в истории этих племенных общностей то «мудрость атлантов», то «наследие дочеловеческих рас»…. Что ж, оставим антинаучный, антиисторический бред на совести его распространителей.

Причины, по которым британский капитан Джеймс Кук (James Cook, 1728–1779) был убит на Гавайском побережье, до сих пор до конца не ясны.
 
Причины, по которым британский капитан Джеймс Кук (James Cook, 1728–1779) был убит на Гавайском побережье, до сих пор до конца не ясны. По одной из версий, его съели. Может даже — «из большого уваженья»

Гораздо полезнее будет напомнить, что столь любимые туристами пирамиды майя с плоской верхушкой предназначались именно для человеческих жертвоприношений, призванных умилостивить жестоких идолов. Трупы с вырванными сердцами сбрасывались с пирамид, после чего съедались крестьянами (чаще всего в виде главного элемента мясной похлёбки с перцем, помидорами и цветками тыквы).

От Бразилии до Великих равнин в общинах американских индейцев процветали самые настоящие каннибальские оргии, в которых участвовало абсолютно всё население деревень. Помимо ацтеков и майя, особенно «отличились» на этом поприще ирокезы, гуроны и делавэры, любовно описанные Фенимором Купером (James Fenimore Cooper, 1789–1851), их северные соседи алгонкины, племенная группа квакиутль с канадского атлантического побережья, натчез и чикасо с берегов Миссисипи, колумбийские каука, бразильские тупинамба и ботокуды, племена Чако бразильско-парагвайско-боливийского пограничья. Квакиутль даже разработали уникальную мифологическую систему, целиком ориентированную на поедание своих же соплеменников.

Упоминавшиеся выше индейские этносы и сейчас благополучно существуют (кроме частично уничтоженных, частично ассимилированных тупинамба), насчитывая от нескольких сотен человек (делавэры, гуроны, ботокуды) до многих миллионов (майя). Традиции их, однако, сильно изменились: воспоминания о людоедских ритуалах можно наблюдать лишь в религиозных пантомимах, устраиваемых для туристов. Свою роль сыграло географическое расположение этих племён, оказавшееся в пределах ареалов наиболее интенсивной культурно-хозяйственной деятельности белых переселенцев. На этнической территории ацтеков и майя возникли мегаполисы Мехико, Гвадалахара, на земле квакиутль, вкушавших себе подобных аж до начала XX века, построен центр Западной Канады Ванкувер, племена ирокезской группы со страниц книг Купера перекочевали в окрестности крупнейших урбанистических зон северо-востока США…

Индейский каннибализм локализовался ныне в глубине Южной Америки, в труднодоступных районах Амазонской сельвы. Чаще всего местные этносы (яномама, кокама, амауака и др.) «грешат» эндоканнибализмом, то есть поеданием умерших. Тем самым выказывается посмертное уважение, да и мясо к столу примитивных кочевников-собирателей никогда не бывает лишним. Трупы съедаются без остатка: перетёртые кости смешиваются с мучнистой массой и используются для приготовления лепёшек либо добавляются в галлюциногенные напитки. Собственно каннибализм остался только среди племён западной части бразильской сельвы, не контактирующих с представителями правительства. Дикари похищают охотников из более цивилизованных групп, углубившихся слишком далеко в леса, изредка совершают набеги на небольшие поселения.
 

Современные людоеды.


В континентальной Азии ритуальный каннибализм во многом изжит. До 1950-х годов самые дикие этносы китайско-бирманского и лаосско-вьетнамского пограничья занимались охотой за головами, временами съедали пленников или своих же стариков (во время войны с США племенами Юго-Западного Вьетнама были употреблены в пищу несколько сотен американских солдат); к настоящему времени правительства этих стран полностью ликвидировали отвратительную практику.

Начал свою новую жизнь с того, что съел четырех младенцев.

Этот австралийский садовник рассказал сфотографировавшему его швейцарскому туристу леденящую душу историю о том, как, приехав из Папуа – Новой Гвинеи, начал свою новую жизнь с того, что съел четырех младенцев, чудом избежал страшной мести отца последнего из съеденных и поселился в этом уединенном месте, спасаясь от правосудия. Фото (Creative Commons license): pizzodisevo

Не утихают споры среди учёных по поводу тибетских людоедов, приверженцев тайного культа бон в рамках местного ламаизма. Судя по всему, колонизаторская политика Китая во второй половине XX века свела на нет каннибальские обычаи части тибетцев.

История человеческих жертвоприношений весьма продолжительна в Индии. Она тесно связана с индуистскими религиозными представлениями и достигла своего расцвета, что интересно, при британском владычестве. При этом поедание жертв было распространено только на северо-востоке и юге Индии. Ассамцы до начала XX века приносили ежегодные жертвы матери-богине Кали: варёные лёгкие жертв съедали йоги, а аристократия довольствовалась рисом, сваренным в человеческой крови. Ритуальный каннибализм во славу бога Земли Тари Пенну был развит у гондов — большого южно-индийского народа.

И по сей день на юге Индии действует маргинальная секта, отпочковавшаяся некогда от религиозного течения вирашиваизм. Её члены (несколько тысяч человек) в обрядовых целях поедают в сыром виде разложившиеся трупы людей и домашних животных, останки сожжённых человеческих трупов, но не брезгуют и живыми людьми.

Говоря о каннибализме в островной Азии, мы, конечно, имеем в виду Индонезию — самую «каннибальскую» страну современного мира. В этом государстве есть два знаменитых центра массового людоедства — принадлежащая Индонезии часть острова Новая Гвинея и остров Калимантан (Борнео). Джунгли последнего заселяют 7–8 миллионов даяков, известных охотников за черепами и каннибалов. Самыми лакомыми частями тела у них считаются голова (язык, щёки, кожа с подбородка, извлекаемый через носовую полость или ушное отверстие мозг), мясо с бёдер и икр, сердце, ладони. Инициаторами многолюдных походов за черепами у даяков являются женщины.

Последний по времени всплеск людоедства на Борнео произошёл на рубеже XX и XXI веков, когда индонезийское правительство попыталось организовать колонизацию внутренних районов острова силами цивилизованных выходцев с Явы и Мадуры. Надо ли говорить, что несчастные крестьяне-поселенцы и сопровождавшие их солдаты в большинстве своём были вырезаны и употреблены в пищу! До последнего времени сохранялся каннибализм на острове Суматра, где батакские племена ели приговорённых к смерти преступников и недееспособных стариков.

Большую роль в практически полной ликвидации каннибализма на Суматре и некоторых других островах (Сулавеси, Хальмахера) сыграла деятельность «отца индонезийской независимости» Сукарно и военного диктатора Сухарто. Но даже они не смогли ни на йоту улучшить ситуацию в Ириан-Джая — индонезийской Новой Гвинее. Живущие там папуасские этносы (дугум-дани, капауку, маринд-аним, асмат и другие), по свидетельству миссионеров, одержимы страстью к человеческому мясу и отличаются небывалой жестокостью. Особенно предпочитают они человеческую печень с целебными травами, пенисы, носы, языки, мясо с бёдер, ступни ног, грудные железы.

Необходимо отметить, что в восточной части острова Новая Гвинея (независимое государство Папуа — Новая Гвинея) фактов каннибализма фиксируется гораздо меньше, чем в Ириан-Джая. Зато на островах Меланезии (Новая Каледония, Вануату, Соломоновы Острова) людоеды кое-где встречаются. А в Австралии и Новой Зеландии каннибализм окончательно изжит к концу XIX века.

Это живописное местечко в Новой Зеландии называют Заливом людоедов (Cannibal Bay).

Это живописное местечко в Новой Зеландии называют Заливом людоедов (Cannibal Bay) вовсе не потому, что тут кого-то съели. Впервые высадившиеся здесь путешественники обнаружили много человеческих останков, и не могли придумать другой причины их появления. Фото (Creative Commons license): Tim Parkinson

В Африке случаев каннибализма наблюдается довольно много и сейчас. Связаны они, в основном, с деятельностью тайных мужских союзов Западной Африки («Общество леопардов», «Общество аллигаторов» и др.), и до сих пор распространены в Нигерии, Сьерра-Леоне, Бенине, Того, ЮАР, местными племенами иногда практикуется поедание человеческой плоти в ритуальных целях. Особняком стоит движение Мау-мау в Кении (1950–60-е годы), прикрывавшее свою сектантскую, откровенно каннибальскую сущность ультранационалистическими, антиевропейскими политическими лозунгами.

В прессе иногда появляются сообщения о случаях ритуального каннибализма в странах Европы и в США, якобы практикующихся в ряде тайных обществ элитарного типа. Но пока эти сведения можно отнести лишь к непроверенным слухам и отдать на откуп популярным таблоидам.

Что можно сказать в завершение? Наш мир несовершенен. Люди мучают, убивают и, наконец, съедают друг друга. Некоторые писатели и философы, особенно приветствующие идею «новых кочевников» и ратующие за тотальную деиндустриализацию, рассматривают каннибализм примитивных этносов в качестве необходимого условия сохранения их национальной идентичности. Другие объясняют это явление в русле фрейдизма, тоже фактически оправдывая его существование. А что бы на это сказал Кортес?..

Фото: Toast to Life flickr.com /radiate2357
59 5 1 1 1 1 1 (59)
Темы история
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи