Наркотики в Третьем Рейхе

Рекомендовалось давать каждому солдату по одной таблетке днем и по две ночью, а также еще одну или несколько доз по мере необходимости. Таким образом круглые сутки поддерживалась максимальная возможная скорость наступления.
Миф о человеке чистой жизни

В эпоху Веймарской республики между двумя мировыми войнами, прежде чем нацисты пришли к власти, Германия была мировым лидером по экспорту опиатов, в том числе морфина и кокаина. Наркотики можно было купить в аптеке.

В то же время в тесном кругу нацистской партии возник образ Адольфа Гитлера как человека чистой жизни, неустанно трудящегося на благо своей страны. Гитлер отрицал все возможные формы ядов в организме, он даже не пил кофе.

«Он — это гений и тело, — заявил один из товарищей Гитлера в 1930 году, — Он не пьет, ест практически одни овощи и не притрагивается к женщинам».

Нацисты хотели сказать, что только Германия занимает мысли Гитлера.

После прихода нацистов к власти в 1933 году отношение к наркотикам стало намного строже. В следующем году наркоманов нарекли «уголовниками и безумцами». Некоторые впоследствии стали жертвами программы умерщвления Т-4, их убивали при помощи смертельной инъекции вместе с физическими и психическими инвалидами. Других отправляли в концентрационные лагеря. Кроме того, нацисты стали связывать наркотики с евреями. Например, орган, следящий за расовой чистотой в нацистской Германии, утверждал, что злоупотребление наркотиками — одна из характерных черт еврейского народа.

Разумеется, в действительности все было иначе.

Собственный «чудо-наркотик»

Существовали наркотики, которые идеально подходили нацистам, несмотря на все запреты и наказания.

Главного химика компании Temmler доктора Фритца Хаушильда (Fritz Hauschild) вдохновили достижения ряда спортсменов, которые на Олимпийских играх в Берлине в 1936 году принимали американскую амфетаминовую смесь бензедрин. Хаушильд начал разработку собственного «чудо-наркотика». Год спустя ему был выдан патент на первый немецкий амфетамин — первитин.

Таблетки первитина имели в новой Германии огромный успех. Говорили, что они чудесным образом влияют на уверенность человека в себе, так что они стали «народным наркотиком». Множество граждан — от секретарей до машинистов — паровозов принимали препарат, чтобы сохранять бодрость и лучше работать.

Норман Олер называет первитин «национал-социализмом в пилюлях». Вскоре солдаты воюющей страны пали жертвами наркотической зависимости. Норман Олер приводит письмо с фронта, написанное солдатом Генрихом Бёллем (Heinrich Böll), будущим лауреатом Нобелевской премии по литературе 1972 года. В письме Бёлль просит родителей прислать ему первитин — единственное средство против постоянного желания спать, настоящего врага уставшего солдата.

В Берлине директор одного из государственных институтов доктор Отто Ратке (Otto Ratke) констатировал, что первитин — отличное средство для изнуренных солдат.

Ловушка захлопнулась: капитуляция Франции

Весной 1940 года Германия воплотила планы по захвату Франции.

Завоевание Польши годом ранее было скорее генеральной репетицией нового стремительного способа Германии вести войну — «блицкрига».

Но Франция — это не Польша.

Всему миру казалось, что там у Германии нет шансов на успех. С юга Францию защищала линия Мажино — практически неприступная полоса укреплений, совершенно неподходящая местность для молниеносных атак.

Единственный доступный путь располагался на севере — между Бельгией и Нидерландами. Но там немцам пришлось бы столкнуться с большей частью предположительно сильной и тренированной британско-французской армии.

Гитлер был в восторге от подготовленного немецким командованием нового плана. Для главного удара, осуществляемого в основном моторизованными частями, была выбрана гористая местность в Арденнах. Преимущество в воздухе и поросшие лесом горные гряды должны были прикрыть быстрое продвижение немецких частей и замаскировать их основную цель. Согласно плану, войска выходили на побережье вблизи Ла-Манша и блокировали переброшенные в Бельгию французские и британские дивизии. В Бельгии союзники ожидали удара немецких сил.

План вызвал сомнения у многих высокопоставленных немецких генералов. Будет ли наступление в Арденнах достаточно быстрым? Не успеют ли французы и британцы отступить и избежать ловушки, пока немецкие войска будут отдыхать, застряв на узких горных дорогах?

Армейским врачам разослали декрет: рекомендовалось давать каждому солдату по одной таблетке первитина днем и по две ночью, а также еще одну или несколько доз по мере необходимости. Таким образом круглые сутки поддерживалась максимальная возможная скорость наступления.

Немцы вступили во Францию с запасом в 35 миллионов таблеток первитина.

Немецкий план оказался успешным и даже превзошел все ожидания. Очевидно, британцам удалось эвакуировать большую часть дивизий из Дюнкерка, но капитуляция Франции в июне 1940 года шокировала весь мир.

В своей книге Норман Олер задается вопросом, смогла бы Германия разбить Францию, если бы Эрвин Роммель (Erwin Rommel) и другие командующие танковыми частями не бодрствовали сутки напролет.

Как бы то ни было, французский поход убедил немецких вождей в эффективности наркотиков. Солдатам больше не приходилось писать домой и просить прислать им препараты, как делал Генрих Бёлль. С тех пор доступ к наркотикам в немецкой армии стал почти неограниченным.

Но война продолжалась, и спрос тоже вырос. Ученые разрабатывали все более сильные средства. Одним из них была кокаиновая жевательная резинка — самый мощный наркотик из всех предлагаемых немецким военным.

Препарат тестировали в концентрационном лагере Заксенхаузен. Узников заставляли его принимать и ходить без остановки, пока они не падали без сил.

Гитлер — настоящий наркоман

Если верить книге Нормана Олера, диктатор Третьего Рейха был самым настоящим наркоманом, особенно в последние годы Второй мировой войны.

К концу 1944 года военные проблемы росли и нагромождались одна на другую. С запада наступали армии союзников. С востока более шести миллионов советских солдат уже стучались в двери Германии. Бомбардировщики уничтожали немецкие города и промышленные объекты. Но все более далекий от реальности фюрер на встречах с военным командованием сохранял удивительно хорошее настроение. Часто диктатор был взвинчен, оптимистичен и даже пребывал в эйфории.

Диктатор сидел на наркотиках — вот весьма правдоподобное объяснение его поведения.

Норман Олер изучил заметки лейб-медика Гитлера доктора Теодора Морелля (Theodor Morell). Гитлер и Морелль познакомились через общего приятеля задолго до войны. В конце 1920-х у доктора была небольшая частная клиника в Берлине. Морелль славился обыкновением делать своим пациентам витаминные инъекции.

Гитлер, у которого, по многим свидетельствам, был чувствительный желудок, не выносил пилюль. Но уколы Морелля ему нравились. От такого лечения диктатор чувствовал себя лучше. Вскоре Гитлер, проходивший под кодовым именем «пациент А», в вопросах здоровья уже не доверял никому, кроме доктора Морелля.

Но когда в военном 1941 году фюрер серьезно заболел, прежние уколы мало помогали. Нужны были более сильные средства. Морелль задумался над этой задачей. Сначала он протестировал на Гитлере, самом известном вегетарианце своего времени, инъекции гормонов животных. Продолжил усиленным коктейлем медицинских препаратов и в конце концов остановился на синтетическом опиате эукодал, который сегодня известен как оксикодон и имеет большое сходство с героином.

Диктатор получал инъекцию несколько раз в день, а позже лечение сочеталось с ежедневными дозами кокаина. Годы злоупотребления препаратами оставили глубокий след, в частности, повредили кровеносные сосуды Гитлера.

Морелль лечил и итальянского коллегу Гитлера Бенито Муссолини, чье кодовое имя было «пациент Д» в честь его прозвища «Дуче». Муссолини получал те же наркотики, что и Гитлер.

Тяжелая абстиненция

Похоже, последние недели были для Гитлера настоящим мучением.

Когда фабрики, производящие первитин и эукодал, оказались разрушены в бомбардировках, запас любимых наркотиков вождя начал иссякать. Для всех, у кого был доступ в бункер фюрера в Берлине, было очевидно, что состояние здоровья Гитлера резко ухудшилось.

Гитлер покрывался холодным потом, дрожал, у него текли слюни и он был бледен как полотно. Ученые предполагают, что он страдал от болезни Паркинсона.

А Норман Олер просто-напросто утверждает, что у Гитлера был тяжелый абстинентный синдром.

Наркотики закончились, и он почти проиграл Вторую мировую войну.

Автор: Маркус Валлен, Expressen, Швеция
13 4.9 1 1 1 1 1 (13)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи