Батарея пяти героев

В этот день гвардейцы 6-й батареи уничтожили 24 танка, в том числе 10 «Тигров», и истребили много пехоты. Батарея гвардии лейтенанта Родионова стала батареей пяти Героев Советского Союза.
Советские воины отважно встретили наступление фашистских войск под Курском в июле 1943 года. Благодаря их героизму, стойкости и воинскому мастерству враг был остановлен. 167-й гвардейский легкий артиллерийский полк под командованием полковника А.А. Будко накануне наступления немцев занимал огневые позиции в районе населенных пунктов Муравль, Обыденки-Бузова (около 70 км северо-западнее Курска).

Утром 5 июля части германской пехотной дивизии при поддержке танков и авиации после усиленной воздушной бомбардировки и артиллерийской подготовки перешли в наступление. Завязался ожесточенный бой. Ценою огромных потерь врагу удалось вклиниться в нашу оборону на стыке 280-й и 132-й стрелковых дивизий 70-й армии. К концу дня фашисты вышли на рубеж Турейка, Пробуждение, Гнилец, Бобрик. Продвинуться дальше им не удалось — они были остановлены упорным сопротивлением советских войск.

В этих боях особенно отличились воины 6-й батареи, которой командовал лейтенант С.И. Родионов, и 167-го гвардейского артиллерийского полка. Они в тесном взаимодействии со стрелковыми подразделениями стойко отражали атаки наступающего врага. Около полудня гитлеровцы окружили огневую позицию батареи, находившуюся юго-западнее селения Болотного. Советские артиллеристы быстро заняли круговую оборону и продолжали удерживать свои позиции, пока вражеское кольцо не было прорвано стрелковыми подразделениями. При этом артиллеристы уничтожили несколько танков и до роты автоматчиков.

6 июля на участке стрелкового полка, который поддерживал 167-й гвардейский артиллерийский полк, продолжались ожесточенные бои. Фашисты неоднократно переходили в атаку, но каждый раз, встречаемые огнем стрелкового оружия и артиллерии, откатывались назад. К исходу 6 июля 167-й гвардейский легкий артиллерийский полк получил приказ перегруппироваться в район Никольского, где создалась угроза прорыва обороны 132-й стрелковой дивизии. Артполку предстояло во взаимодействии со стрелковым полком отражать натиск танков и живой силы врага.

6-я батарея, имевшая на вооружение дивизионные 76-миллимитровые орудия ЗИС-3, была поставлена на прямую наводку на танкоопасном направлении у дороги, севернее селения Молотычи. До рассвета, не разгибая спины, трудились воины-артиллеристы. Они отрыли орудийные окопы. Построили укрытия для орудий и личного состава, погребки для снарядов и патронов. Все тщательно замаскировали. Солдаты понимали, что от этого зависит неуязвимость их в обороне и сама жизнь. Наступало утро. Родионов еще раз обошел батарею, проверил готовность расчетов к бою. Осмотрел местность вокруг: черные развалины села Теплое были хорошим ориентиром. Оттуда, по данным разведки, должны были показаться вражеские танки.

Лейтенант С.И. Родионов прибыл в полк после окончания 1-го Сумского артиллерийского училища им. М.В. Фрунзе, незадолго до Курской битвы. Молодой командир уже имел боевой опыт. В августе 1941 года он, как и другие курсанты училища, принимал участие в боях за Путивль, хутор Бабаковку, населенные пункты Михайловка, Сафоновка, Волокитино и Бурвень. За проявленное мужество был награжден медалью «За отвагу». Прибыв в полк, он с первых же шагов стал усиленно обучать своих бойцов быстроте подготовки данных и меткости стрельбы. Солдаты очень скоро увидели в нем знающего командира, умеющего разбираться в боевой обстановке. Эти качества особенно ярко проявились у 23-летнего офицера, когда на долю его батареи выпали тяжелые испытания.

В 6 часов 30 мин. в небе послышался гул моторов. Лейтенант приказал убрать орудия в укрытия, а людям спрятаться в щели. Более десятка вражеских самолетов шли на малой высоте. Ясно было видно, как отделяются бомбы. Все вокруг содрогалось от взрывов. Дым и пламя окутали землю. Но ночная работа артиллеристов не пропала даром. Укрытия надежно защищали воинов и боевую технику.

Едва закончился налет, как над батареей с воем пролетел первый снаряд — гитлеровцы начали артиллерийскую подготовку. Снаряды стали ложиться все чаще и чаще. Вскоре за развалинами деревни показались вражеские танки. Их было двенадцать. Они шли в боевой линии. « Батарея, к бою!» — скомандовал Родионов. Бойцы быстро выкатили орудия, поднесли снаряды. Танки с грохотом приближались. Уже можно было рассмотреть фигуры автоматчиков, прижавшихся к броне машин. За танками двигалась пехота.

Батарея пяти героев

Команду «Огонь!» комбат подал только тогда, когда до вражеских танков осталось не более 400 м, чтобы бить наверняка. Одно из орудий ударило осколочными снарядами по пехоте, остальные вели огонь бронебойными по танкам. Батарейцы действовали без суматохи, четко и уверенно. Вскоре расчет старшего сержанта М.И. Абдулина поджег первый танк. Второй подбил расчет старшего сержанта Ф. Г. Резника. Третье орудие с первого же выстрела попало в бензобак развернувшегося танка. Над ним поднялся столб пламени и дыма. Вскоре перед позицией батареи пылало 6 бронированных машин. Вражеские пехотинцы прижались к земле. А из-за пригорка вышло еще 10 танков. Они шли углом вперед, ведя огонь на ходу. На позиции батареи рвались снаряды. Несколько раз прерывалась связь, но ее быстро восстанавливали солдаты отделения связи. Среди артиллеристов появились раненые. Когда фашистские танки прошли через боевой порядок наших стрелковых подразделений, вражеская пехота ринулась в атаку. Родионов приказал первому взводу бить по ней осколочными. Одновременно орудия огневого взвода В.К. Ловчева продолжали поражать танки.

Первая атака была отбита. Но всем было понятно, что за ней последуют другие, что, перегруппировав свои силы, противник вновь предпримет попытку прорвать нашу оборону. Артиллеристы готовились к продолжению боя.

Через 2 часа вновь показались самолеты. На землю с пронзительным визгом и ревом полетели куски рельсов, листы железа, просверленные бочки, таким образом, пилоты германских бомбардировщиков пытались оказать психологическое воздействие на обороняющихся. Солдаты спрятались в укрытия, так как уже знали, что вслед за обычным железом на землю полетят настоящие бомбы. И точно. Не прошло и двух минут, как мощной силы взрыв потряс воздух. Фугасная бомба образовала огромную воронку рядом с блиндажом, засыпав его землей. После воздушного налета на позиции подразделения двинулись танки. На этот раз со стороны Самодуровки. За ними шло более батальона пехоты.

Вновь разгорелся ожесточенный бой. Стрелковые подразделения 498-го стрелкового полка открыли по фашистам огонь из пулеметов, автоматов, винтовок, противотанковых ружей. Артиллерия прямой наводкой била по танкам. Метким выстрелом из орудия младший лейтенант В.К. Ловчев уничтожил головной танк. Такая же участь постигла еще несколько машин. Одну из них подбил расчет Федора Резника, две — Мансур Абдулин.

Фашистские танки открыли огонь по батарее. От частых разрывов дрожала земля. У орудия Резника раздался взрыв — осколком убило наводчика. Командир расчета занял его место и продолжал вести огонь по врагу. Не менее взвода вражеских автоматчиков полегло на поле боя от выстрелов его орудия. Через некоторое время слева от батареи показалось еще 10 бронированных машин. По команде младшего лейтенанта В.К. Ловчева бойцы выкатили свои орудия на открытые огневые позиции и в упор ударили по ним. В этом бою взвод Ловчева уничтожил 6 танков. До конца дня артиллеристы Родионова во взаимодействии с пехотинцами, под непрерывным минометно-артиллерийским огнем и воздушными бомбардировками, отразили еще несколько атак. Враг так и не сумел прорвать оборону.

Батарея пяти героев

Вечером полк получил приказ занять огневые позиции на юго-восточной окраине села Молотычи и совместно со 101-й танковой бригадой 19-го танкового корпуса отразить атаки немецких танков и пехоты. Наступила ночь. Сменив огневые позиции, артиллеристы принялись за дело: устраняли повреждения, пополняли боезапас, рыли окопы, строили укрытия.

В течение 9 июля враг несколько раз атаковал наши подразделения в районе Молотычей. Но самые жаркие бои разгорелись на следующий день, 10 июля. Утром по позиции 6-й батареи нанесли удар вражеские бомбардировщики. Затем показались танки. Они шли с трех сторон: справа, с фронта и слева. Подпустив их на 300-400 м, батарея открыла огонь. От прямых попаданий загорались вражеские боевые машины. Вновь с мужеством и мастерством сражался расчет Мансура Абдулина. Когда головной немецкий танк показался из-за гребня ближайшего холма, орудие открыло огонь. Первые 3 снаряда не накрыли цель. После четвертого «Тигр» загорелся. Вскоре загорелись второй и третий танки. Неожиданно на левом фланге появились вражеские автоматчики. Артиллеристы сделали несколько выстрелов осколочными снарядами. Фашисты сначала залегли, но потом стали пробираться вперед короткими перебежками. Расчет еще несколько раз ударил по ним осколочными снарядами. Автоматчики отступили. Но вскоре из-за легких утренних облаков на батарею спикировала четверка вражеских самолетов. Завыли бомбы. Разрыв следовал за разрывом. Одна бомба упала рядом с орудийным окопом. Из расчета уцелели только командир орудия М.И. Абдулин и наводчик И.В. Рябыкин. Оба были контужены, но, к счастью, не сильно.

Снова появились танки, и Абдулин открыл огонь бронебойными. Меткими выстрелами он подбил еще 3 бронированные машины. Они продолжали бить по врагу, пока прямым попаданием снаряда их орудие не было выведено из строя, а сами бойцы получили тяжелые ранения. 8 фашистских танков и много пехоты уничтожил в этом бою расчет Мансура Идиатовича Абдулина.

Несмотря на потери, вражеские танки и пехота продолжают рваться вперед. Раненые бойцы остаются на своих позициях. Медсестра Ася Кекеджан здесь же оказывает им помощь. Ряды защитников батареи редеют. Положение на батарее становилось все тяжелее. Огонь могли вести только два орудия. В строю осталось менее половины личного состава. Но артиллеристы продолжали драться.

Младший лейтенант Ловчев командовал одним оставшимся во взводе исправным орудием. Он тоже был ранен, но продолжал бой. Артиллеристы из орудия расстреливают танки, а из винтовок и пулемета — пехоту. Но вот офицер получил тяжелое ранение. Оно оказалось смертельным. Командир Виктор Константинович Ловчев, бывший до войны обычным московским токарем, до конца выполнил свой воинский долг.

Наводчик рядовой И.Т. Пименов принял командование орудием. Немалый боевой путь был за плечами этого 19-летнего солдата. Кавалер ордена Отечественной войны II степени, участник великой битвы на Волге, он и здесь отважно сражался. Два танка и десятки пехотинцев уже уничтожило его орудие. Но и он остался один на огневой позиции.

Обливаясь потом и кровью, Пименов успевает и подносить снаряды, и заряжать, и стрелять. В ходе боя Пименов заметил, что несколько вражеских танков начали прорываться к кустарнику: фашисты хотели замаскироваться в нем и оттуда поражать наши огневые точки. Пименов поджег головной танк. Вторая машина направилась к горящему. Противник пытался укрыться за ним, чтобы оттуда вести огонь. Но маневр немцам не удался. Два выстрела потребовались Пименову, чтобы уничтожить и этот танк.

Не считаясь с потерями, фашисты продолжают наступать. Казалось, стальную лавину уже ничем не остановить. Но тут из глубины обороны ударили наши тяжелые орудия, появившаяся над полем боя группа «илов» обрушила на врага шквал огня, с правого фланга гитлеровцев атаковали танкисты 101-й танковой бригады. Оставшиеся орудия 6-й батареи в упор били немецкие танки. Тех же из них, которым удалось прорваться к нашим позициям, уничтожали огнем из ПТР и бутылками с зажигательной смесью пехотинцы 498-го стрелкового полка. Скоро на подступах к деревне Молотычи пылало порядка двадцати бронированных машин.

Противник не выдержал и отошел. Но нескольким десяткам автоматчиков удалось просочиться на соседнюю с позицией высоту 244,9. Овладев ею, гитлеровцы имели возможность просматривать и обстреливать на значительном участке позиции наших подразделений, в том числе и 6-й батареи. Лейтенант Родионов решил поддержать контратаку пехотинцев по овладению высотой. Батарея открыла беглый огонь осколочными снарядами. Не выдержав артиллерийского огня и решительной контратаки пехоты, вражеские автоматчики отступили.

Кровопролитные упорные бои в районе Молотычи продолжались до наступления темноты. В этот день гвардейцы 6-й батареи уничтожили 24 танка, в том числе 10 «Тигров», и истребили много пехоты. Батарея гвардии лейтенанта Родионова стала батареей пяти Героев Советского Союза. Этого высокого звания были удостоены гвардии младший лейтенант Виктор Константинович Ловчев (посмертно), гвардии старший сержант Федор Григорьевич Резник (погибший 19 июля 1943 г. у села Новые Турьи), гвардии рядовой Иван Тимофеевич Пименов (жизнь которого оборвалась в бою за село Троена 22 июля 1943 г.), гвардии старший сержант Мансур Идиатович Абдулин и гвардии лейтенант Сергей Иванович Родионов.
9 4.2 1 1 1 1 1 (9)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи