Жизнь в анекдоте. Василий Иванович Чапаев.

Жизнь в анекдоте. Василий Иванович Чапаев.

Но Чапаев жив. Можно даже сказать – живее всех живых. Такая память – добрый знак. Ведь если человека помнят – то, значит, к нему неравнодушны.

Василий Иванович Чапаев родился 9 февраля 1887 года. Отец его, Иван Степанович, по национальности был мордвин-эрзя; мать, Екатерина Семеновна, – наполовину русская, наполовину чувашка. Именно благодаря этому смешению кровей Василий Иванович Чапаев и был настоящим русским человеком.

Погиб Василий Иванович 5 сентября 1919 года при тёмных и неясных обстоятельствах, мало схожих с теми, которые отражены в известном кинофильме. Место его захоронения до сих пор неизвестно.

Но Чапаев жив. Можно даже сказать – живее всех живых. Народная память сохранила его имя и образ в гораздо большей степени, чем имена и образы других военачальников Гражданской войны, про которых сейчас помнят разве что специалисты-историки. Такая память – добрый знак. Ведь если человека помнят – то, значит, к нему неравнодушны; а те, кто забыт, о ком не помнят – словно бы и не существовали никогда.

Столь долгую жизнь Василию Ивановичу Чапаеву обеспечил, конечно, не весьма слабый роман о нём, написанный Дмитрием Фурмановым. Чапаева прославил одноимённый кинофильм – довольно плакатный и прямолинейный, но в своё время очень популярный.

И вот что интересно: фильм "Чапаев" продержался в кинопрокате до самого конца сталинской эпохи только потому, что репертуар советского кинематографа тех времён был довольно скуден. Когда в середине 1950-х закончился так называемый "период малокартинья" и фильмов стали снимать достаточно много, "Чапаев" сошёл с экранов кинотеатров.

Время от времени его демонстрировали по телевидению – и только. А на замену лёгшему на полку фильму в самом начале 1960-х явилось нечто совершенно невиданное и ранее немыслимое – чапаевские анекдоты.

Специальных учёных исследований по этой теме встречать не доводилось. Поискав ответ самостоятельно, я пришёл к выводу: анекдоты о Чапаеве появились и приобрели массовое распространение именно в начале 1960-х, и почему-то сначала в детской и подростковой аудитории. Почему? Попробую ответить и на этот вопрос.

Василий Иванович Чапаев.
Василий Иванович Чапаев.
Революционной эпохе была необходима своя мифология – героическая, былинная, эпическая. Однако на народно-фольклорную основу эта мифология никак не ложилась. Народная сказительница Марфа Крюкова одно время пробовала складывать "новины", то есть былины наоборот, с новейшим революционным содержанием, в том числе и про Чапаева. Но из этой затеи ничего не вышло, искусственный жанр не прижился.

Зато у революционной эпохи быстро сложились священная история с агиографией (история большевистской партии плюс жития святых мучеников революции), торжественная гимническая песенная поэзия ("Суровые годы проходят борьбы за свободу страны..."), простой песенный фольклор ("Что за стыд, что за срам, что за безобразия, поналезла нонче к нам всяка буржуaзия..."), революционный плутовской роман (история похождений знаменитого авантюриста-террориста Камо), классицистская драматургия (Вишневский, Лавренев, Погодин), романтическая повесть (Николай Островский) и реалистический роман (А.Н. Толстой, К. Федин).

Не хватало только волшебной сказки. Литература о Ленине, создаваемая для детей, на сказку не тянула. Потребовалось немало времени – больше сорока лет – чтобы из недр народного словотворчества вышел, наконец, первый сказочный революционный герой – Василий Иванович Чапаев.

Анекдотический Чапаев воплотил некоторые черты излюбленных героев русской мифологии – Иванушки-дурачка, простоватого парвеню, простота которого во многом наигранна, и былинного богатыря вроде Алёши Поповича, в образе которого сочетаются героически-возвышенные и сниженно-бытовые качества. В чапаевском своде анекдотов образ героя обработан также реликтовой формой мифа, то есть в сказочном плане, и чисто юмористически, то есть в свободном от мифологического мышления анекдотическом плане.

Чапаевские анекдоты поразительно близки к так называемым "заветным сказкам", и не только тем, что многие из них грубо-эротичны или прямо непристойны. Выродившаяся форма мифа – сказка – позволяет обыграть то, что ещё недавно было сакральным и неприкосновенным. Заветную сказку в книжках не печатают и официально не одобряют, но позволяют ей жить в устной передаче, охотно слушают в узком кругу, покатываясь от хохота.

Анекдоты про Чапаева никогда не относились к разряду "политических анекдотов", т. е. антисоветской пропаганды. Их безо всякой оглядки и стеснения рассказывали даже на самых верхах. Тогдашние советские руководители оказались достаточно проницательными, чтобы понять: чапаевские анекдоты работают на их имидж, отводят народное острословие от них самих.

Вспомним основные мотивы чапаевских анекдотов. С одной стороны – нечистоплотность героя, неумение обращаться с простыми вещами, туповатость, малограмотность, фанфаронство, заносчивость, склонность к пьянству, цинизм, похотливость. А с другой стороны – остроумие, находчивость, ловкачество, изворотливость, хитрость, смекалка...

Одним словом, черты персонажа и мотивация его поступков – чисто фольклорные. В анекдотических образах Чапаева и Петьки мы видим то косных недотёп (так называемый хтонический, "земляной" образ большой, но неуклюжей разрушительной силы, вроде богатыря Святогора, который "по колени в землю врос"), то так называемых трикстеров (плутов-прохиндеев), то героических воителей.
 
Актёр Борис Бабочкин в роли Чапаева в фильме «Чапаев».
Актёр Борис Бабочкин в роли Чапаева в фильме «Чапаев».
Чапаев и Петька кочуют по всему миру, совершают даже путешествия во времени, общаются с персонажами разных эпох и современными политическими деятелями – и всех их неизменно вышучивают, обставляют и облапошивают. Но и сами не забывают то и дело попадать в смешное положение.

...Чапаев и Петька и по сей день продолжают жить в анекдотах, популярность которых со временем не снижается, и многие из которых являют собою настоящие шедевры юмора. Причём не какого-нибудь, а русского национального юмора, весьма отличающегося от национальной юмористики других народов. А поскольку анекдот – жанр фольклорный и анонимный, то можно уверенно сказать: Василий Иванович Чапаев остаётся поистине народным героем.

Вот пример того, с какой скоростью красный комдив и его верный ординарец реагировали на культурно-знаковые события своего времени. Это малоизвестный чапаевский анекдот образца 1968 года.

"Фантомас сидит в подземелье своего замка. В подземелье вводят журналиста Фандора. Фантомас мрачно глядит на него:
– Всё, Фандор, ты попался. Больше я тебя не отпущу. Сейчас ты умрёшь. Говори своё последнее желание!
– Ну, если я сейчас умру, то тебе бояться нечего. Сними маску, Фантомас, покажи мне своё лицо!
Фантомас медленно стягивает маску. Фандор изумлённо смотрит:
– Ну и постарел же ты, Василий Иваныч!
– А я тебя, Петька, сразу узнал, хоть ты тоже не помолодел..."

Автор: Андрей Кротков superstyle.ru
30 4.1 1 1 1 1 1 (30)
Темы история
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи