История мафии

В интервью один из ведущих экспертов по истории мафии развенчивает многие мифы, связанные с тремя основными преступными организациями: Коза Нострой, Каморрой и Ндрангеттой.
Детально изучив деятельность Коза Ностры, шотландский историк Джон Дики (John Dickie) на днях выпустил на испанском языке книгу «История мафии» (издательство Debate, 2015), в которой рассказывает о неаполитанской Каморре и калабрийской Ндрангетты и рисует целостную картину возникновения организованная преступность в Италии. «Мафиозные группировки это не просто сборища преступников. С помощью пропаганды и различных легенд им нужно завоевать поддержку хотя бы части населения», — сказал шотландский исследователь в ходе интервью с ABC, проходившем в одном из сицилийских ресторанов в Мадриде.

ABC: В предисловии к своей книге «История мафии» («Historia de la Mafia») Вы пишете о том, что три потерпевших кораблекрушение когда-то основали три главных мафиозных клана Италии. Что стоит за этой легендой?

Джон Дики: Итальянцы прекрасно знают, что не более, чем легенда. Впервые о трех потерпевших кораблекрушение испанцах упоминается в материалах судебного разбирательства, проходившего в 1890 году и якобы связанного с калабрийской мафией. Тем самым этой организации пытаются придать некий ореол благородства и давней истории, которых у нее в действительности нет.

— Потому что в действительности три вышеупомянутые организации возникли сравнительно недавно.

— Совершенно верно. Мафиози весьма тщательно относились к пропаганде и созданию своего положительного образа. Придание некоего ореола романтичности как раз и отличает мафию от других преступных группировок. Одним из наглядных примеров является то, что Муссолини якобы покончил с мафией, и только после победы союзников во Второй мировой войне она появилась вновь.

— То есть, борьба Муссолини с мафией — это сплошной миф?

— Это версия, которая устраивала фашистские власти, тех, кто испытывал ностальгию по режиму после войны, и даже некоторую часть левых. Многие из них возлагали на американцев вину за возвращение мафиози. Так, ответственность за вновь возникшую хроническую проблему они сваливали на ЦРУ и на иностранцев вообще. Да и сами гангстеры хотели, чтобы люди в это верили, чтобы у них создавалось впечатление, что новая мафия — это организация, широко применяющая насилие в духе американских банд. Однако, в действительности фашистам никогда и удавалось покончить с мафией.

— Почему у мафии возникла потребность в приукрашивании своего образа, ведь ее основные усилия должны были бы быть направлены достижение преступных целей?

— Мафиозные организации — это не просто сборище преступников, по крайней мере, они стремятся к тому, чтобы таковым не быть. Иерархические системы власти, которым необходимо заручиться поддержкой, пусть даже пассивной, части населения. Адвокаты, защищающие их в суде, всегда используют изощренную формулировку, что, мол, «мафия — не более, чем миф. Это всего лишь несколько семей, которые защищают интересы тех территорий, на которых проживают». Поэтому им надо заявлять о себе как о хранителях традиционных ценностей и прибегать к более гибким формам осуществления своей власти. Им нужна своя собственная мифология, чтобы достойно выглядеть за границей. Однако, помимо пропаганды, направленной на внешний мир, им необходима внутренняя идеология для воспитания членов мафиозных кланов.

— Мафия является следствием или причиной низкого уровня развития южной части Италии?

— И то, и другое. И причина, и следствие, хотя мафию нельзя рассматривать исключительно как прямое следствие низкого уровня развития. Если посмотрим, где мафия наиболее закрепилась в XIX веке, то увидим, что это сельскохозяйственные угодья к северу от Неаполя, винодельческие районы, оливковые плантации. В Палермо это плантации цитрусовых, а также зоны высокой торговой активности. Таким образом, в 1870 года земли сельскохозяйственного предназначения, где возникла мафия, представляли собой самый крупный земледельческий район в Европе. Так что слаборазвитым его назвать никак нельзя. Другое дело, слабые государственные институты и недостаточно развитое правовое государство.

— Тогда почему в Италии возникли и набрали силу эти мафиозные группировки, а в других зонах Европы — нет?

— Это исторический процесс, ставший следствием объединения Италии. Мафия — один из побочных эффектов создания Итальянского государства. Процесс объединения особенно на юге заключался в разрушении структур абсолютистского режима Бурбонов, которые заменили на еще более слабые институты. Изначально молодежь, выступавшая против Бурбонов, организовывалась в тайные общества, напоминавшие масонские ложи, чтобы обезопасить себя от осведомителей и агентов тайной полиции. И все же, для успеха революции нужно нечто большее, чем тайное общество. Для этого нужно боевое крыло, членов которого революционеры набирали среди преступного мира. Постепенно представители преступного мира стали пополнять ряды членов тайных обществ. Со временем они поняли, насколько полезно использовать масонские принципы организации для совершения преступлений. Итак, можно сказать, что в начале своего существования мафия было братством преступников, ложей, освоившей главные принципы деятельности против власти.

— Отношения между политиками и мафией всегда были достаточно тесными. Именно по этой причине организованная преступность существует до настоящего дня?

— Эта одна из многих причин живучести мафии. Существуют тесные связи с полицией, Церковью и, разумеется, очень тесные отношения с политическими кругами. Политики постоянно заключали союз с мафией с целью устранения или слежки за своими соперниками. Кроме того, они сотрудничали на постоянной основе с тем, чтобы держать под контролем уличную преступность. Когда люди стали замечать, что мафиозные авторитеты чуть ли не под руку прогуливается по центральной площади с командиром карабинеров, вера в государственные органы власти оказалась сильно подорванной.

— Какие различия существуют в деятельности и методах трех мафиозных кланов: неаполитанской Каморры, сицилийской Коза Ностры и калабрийской Ндрангетты?

— Каморра в настоящее время не является единой организацией, и многие даже утверждают, что ее нельзя рассматривать как мафию. Это бесформенное нагромождение различных группировок, некоторые из которых являются всего лишь мелкими бандами наркоторговцев, в то время как другие имеют большие возможности для влияния на политику и экономику. В Неаполе и его окрестностях Каморра в настоящее время представляет собой что-то вроде пролетарской преступности, то есть, это организация, связанная с народом. У них более тесные связи с народными массами, чем, скажем, в Сицилии, где преобладают те, кого мы называем преступниками среднего класса.

— И, наоборот, Коза Ностра и Ндрангетта представляют собой организации с жесткой иерархической структурой.

— Это как братства или масонские ложи преступного профиля. Они используют практически те же методы, что и полтора века назад. Если в XIX это был угон скота, то XXI наркоторговля, но мафиози действуют одинаково. Они прибегают к насилию, чтобы держать под контролем нужную им территорию и используют свое влияние с целью извлечения разного рода доходов.

— Ндрангетта является в настоящее время наиболее могущественной группировкой, и о ней по-прежнему очень мало сведений. Как ей удалось оставаться незамеченной до сегодняшнего дня?

— Область Калабрия имеет очень малый политический вес, а Каморра и Коза Ностра всегда действовали в больших городах и прилегающих к ним районах. Если ты не контролируешь Палермо и Неаполь, то тебе и мечтать не стоит о том, чтобы когда-нибудь установить контроль над Италией. Кроме того, исторически Калабрия значительно более раздроблена и не имеет политического веса. Неспроста с тех пор, как в начале 70-х годов деятельность Ндрангетты стала заметной, эта организация претерпела ряд изменений, которые сделали ее более сильной и выявили большое сходство с Каморрой, включая связи в службе исполнения наказаний и торговлю людьми. Изначально это была организация сутенеров, которые с течением времени поняли, что лучшим способом эксплуатации женщин является не принуждение их к занятию проституцией, и более изощренное использование их в качестве пешек в династических браках, подобных тем, что заключали монархи Европы в Средние века и в эпоху Возрождения. Они использовали женщин для создания клановых альянсов с другими мафиози. Именно с этого они начали свою деятельность. Наиболее удивительным является то, что история Ндрангетты развенчивает миф о мафии как семейной организации, поскольку основателями этого клана были простые сутенеры.

— В наши из трех мафиозных организаций к наибольшей театральности склонна Ндрангетта?

— Наиболее помпезной является Каморра. Ее члены любят манерно одеваться, навешивают на себя золотые медали, но все же постепенно отходят от эпатажности. Коза Ностра и Ндрангетта продолжают тяготеть к театральности, но следует уточнить, что они скорее традиционалисты и постоянно придумывают новые традиции.

— Почему Итальянскому государству никогда не удавалось полностью победить мафию?

— Проблема заключается в отсутствии преемственности. Спецоперации, которые проводил фашистский режим в 20-х годах с пропагандистскими целями, продлились 3-4 года. Однако, в 1932 году в рамках празднования 10-й годовщины Марша на Рим Муссолини амнистировал большинство осужденных мафиози, сведя на не нет всю проделанную работу. В 1935 году была проведена трехмесячная спецоперация в отношении калабрийской мафии. Борьба с мафией всегда преследовала политические цели, как при фашизме. Муссолини хотел не покончить с мафиози, а улучшить образ своего режима в глазах мирового сообщества.

— За последние годы, как представляется, в этом вопросе произошли изменения.

— В настоящее время начинает вырисовываться преемственность, которой раньше не было. Законы и приемы, которые стал применять следователь Джованни Фальконе (Giovanni Falcone), обеспечили определенную преемственность в борьбе с мафией, начиная с 90-х годов. Его методика предполагает специальные бригады следователей в каждом городе и координацию действий полиции в общенациональном масштабе, которые действуют подобно суду присяжных в США и занимаются исключительно расследованием преступлений мафии. Возможно, эти действия увенчаются успехом, но даже если мафия исчезнет в одночасье, сама проблема останется. Коррупция и неэффективное управление в Италии являются питательной средой для других преступных групп, что мы недавно наблюдали в Риме. В Риме только что зародилась новая мафия, не имеющая ничего общего с сицилийской или неаполитанской. Если что-то и отличает ее от других мафиозных кланов, так это отсутствие династических связей с другими исторически сложившимися группировками, а во всем остальном она действует точно также, выступая в качестве посредника между уличной преступностью и коррумпированными политиками. Это вскрылось после завершения работы над этой книгой, и многое еще предстоит вскрыть.

— В США итальянская мафия приобрела широкую известность в XX век. Как складывались отношения между мафиозными группировками, действовавшими в разных частях земного шара?

— Первое убийство в США, о котором имеются сведения, было совершено в Нью-Йорке в 70-х годах XIX века. Тогда же эти преступные группы начали действовать и в Европе. Кланы развивались параллельно, тем более, что многие их члены принадлежали к одним и тем же семьям. У других связи с Италией были ослаблены, но не прерывались полностью.

— Если говорить о США, то их кинематограф и литература в значительной степени способствовали созданию мифов о мафии.

— Часть средств на съемки фильма «Крестный отец» были предоставлены мафиозными структурами. Для съемок этого фильма, в котором многое является плодом воображения, разумеется, понадобилось согласие влиятельных семей. Настоящая мафия в «Крестном отце» не показана, зато очень много выдуманных клише, в частности, о том, что это не преступная организация, а семья. Они пытаются выдать себя за самую настоящую семью, хотя в действительности таковой вовсе не являются. Семья — лишь образное выражение, подчеркивающее, насколько тесно связаны между собой члены организации.

— Вы работаете в области истории и менее подвержены возможному давлению со стороны мафии, чем другие современные исследователи. И все же, Вам никогда не угрожали в связи с написанными на эту тему материалами?

— К счастью, нет. Я работаю как историк и поскольку не веду журналистских расследований, не представляю для них угрозы. На многих моих друзей, действительно, были совершены покушения, они постоянно получали письма с пулями и чувствовали угрозу своей жизни.

Источник: Сесар Сервера ABC.es
29 4.2 1 1 1 1 1 (29)
Темы мафия
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи