Идеал рыцарства - служить Даме. На перине и на сеновале.

Идеал рыцарства - служить Даме. На перине и на сеновале.

Женщины не любят робких мужчин ... Если вы думаете, что Любовь к Прекрасной даме была платонической, откройте рыцарский роман.

Удивительно, но под громкие вопли о сексе цивилизация становится асексуальной.

Выхолащиванию подвергаются и наши представления о роли любви в истории. Нельзя без слёз смотреть фильмы, где немытые греки, жизнелюбивые римляне и буйные пираты не знают, что делать с девой. Прямо как Александр Блок...

Некоторые считают, что культура возвращается к Средневековью. Это - заблуждение. "Тёмные века", когда обществу пытались навязать аскетизм, на деле такими тёмными не были. Народа эти заморочки не касались. А культура "верхов", пропитанная идеалами рыцарства, формировалась с XIII в. вместе с выражавшей её литературой, где главной темой была любовь.

Чем отличается литература от макулатуры? Тем, что смыслом литературы является любовь. А макулатуры - кровь.

Если вы думаете, что Любовь к Прекрасной даме была платонической, откройте рыцарский роман. Например, отца этого жанра Кретьена де Труа (а "Гептамерон" королевы Маргариты Наваррской и "Галантных дам" Брантома закройте - и "не пытайтесь повторить трюки самостоятельно"!). Допускаю, что ваш мобильник не показывает божественных строк мэтра Кретьена. Так я вам помогу.

Женщины не любят робких мужчин. Кошки не любят осторожных крыс.  Генри Луис Менкен

Где прячется светоч рыцарства Ивэйн, сразив хозяина заговоренного источника, пока убивца ищут слуги безутешной вдовы? В замке этой самой вдовушки, в постели придворной девы, забавляясь, как тонко выразился де Труа, с надетым на него девою волшебным колечком. Дожидаясь, пока дама, наслушавшись восторженных отзывов девы, сама воспылает к нему страстью и - не подумайте плохого - призовёт его на ложе в качестве супруга и хозяина замка. И все желавшие его убить это одобрят.

Дуэль рыцарей. Французский живописец Эжен Делакруа.
Дуэль рыцарей. Французский живописец Эжен Делакруа.

Помни: пенис сильнее, чем меч.  Джей Хокинс

Между тем другой светоч, сэр Гавэйн, совершает свой подвиг служения Даме в нечеловеческих условиях:

"Одну из всех избрать не просто,
Когда красавиц девяносто.
Ничуть не меньше было там
Предупредительнейших дам
Знатнейшего происхождения,
И все сулили наслажденье"


Но Гавэйн не подкачал. Отбросив старинные предрассудки, требовавшие от героя мужаться и ублажить всех (как Геракл),
"Одну Гавэйн своей назвал,
Гавэйн других не целовал!
Он всем одну предпочитает,
И с нею время коротает,
Покуда в замке пир горой
И в первый день, и во второй.
Уже кончается седмица,
Но разве можно утомиться?!"

Вестимо, нельзя. Всей душой и телом служить одной Даме (не считая, конечно, служанок и поселянок), в замке и на сеновале, на пуховой перине и под кустом, - вот идеал рыцарства, покончивший со временами варварства и беззакония неразборчивых половых связей!

Любовь - это попытка мужчины удовлетвориться одной-единственной женщиной.  Поль Жеральди

А как быть с возвышенным идеалом служения замужней Даме? Он требовал хранить верность той, что дарит другу наслаждение! Чтобы в этом убедиться, не надо снимать с полки лихие испанские романсеро и поэзию разнузданных вагантов. Откроем нежных трубадуров, и прочтём первое же стихотворение, пропущенное строгой советской цензурой (опуская припевы):

"Всё цветёт! Кругом весна!
Королева влюблена,
И, лишив ревнивца сна,
К нем пришла сюда она
Как апрель сияя.
Сам король тут, вот те на!
Поступь старца неверна,
Грудь тревогою полна,
Что другому суждена
Красавица такая.
Старца ревность ей смешна,
Ей любовь его скучна,
В этом юноши вина,
У красавца так стройна
Осанка молодая.

Марр, Карл фон. Адам и Ева.
Марр, Карл фон. Адам и Ева.

Второе стихотворение раздирает душу:

"Я хороша, а жизнь моя уныла:
Мне муж не мил, любовь его постыла...
Довольно ждать - давно решиться надо,
В любви дружка - одна моя отрада...
И про дружка я всем поведать рада,
Мне верен друг и ждёт его награда.
В любви к дружку с собой не знаю слада...".


И романтичные миннезингеры, воспевавшие в 12-13 веках придворную любовь, даже возвышенный Вольфрам фон Эшенбах туда же,- у него страж песней призывает "сладостную" даму отпустить из постели заезжего рыцаря:

"Одуматься бы ей, пока любимый цел,
Но перси льнут к его груди,
И в нём проснулся прежний пыл.
Хоть голос песнею сорви!
По всем статьям он рыцарь был
И на прощанье отдал дань любви"


Дама - это объект страстной любви. Или мужчина не рыцарь.

Автор: Андрей Богданов superstyle.ru
14 4.8 1 1 1 1 1 (14)
Темы история
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи