Как всё поменять, если вам уже не 20?

Нельзя себя списывать со счетов раньше времени. И все, что в 20 кажется таким смелым, легким и простым, уже в 30 лет пугает до ужаса. Как поменять всё, если вам уже не 20?
Легко менять жизнь, когда вам 20 лет: можно бросить всё, сорваться в другой город, найти новых друзей, постричься наголо, сделать татуировку, потом свести татуировку, умудряться жить без денег и быть счастливым.

И все, что в 20 кажется таким смелым, легким и простым, уже в 30 лет пугает до ужаса. Как поменять всё, если вам уже не 20?

Недавно моя подруга Ксения в 34 года вдруг уволилась из крупной компании, где она была коммерческим директором, и…стала стюардессой.

Вот прямо пошла и начала летать. Конечно, сначала ее не поняли: «Как можно во время кризиса променять престижную работу в стабильной компании, хороший соцпакет и полную финансовую защищенность на работу в…небе?»

Ксюша никого не слушала и была вполне счастлива. Мечта у человека была всю жизнь, понимаете: небо, самолет, девушка. «Мои родители во время «перестройки» потеряли работу, и это было для них большим ударом. Всю сознательную жизнь они говорили: «Главное, стабильность. Меня очень веселит слово «стабильность». Когда мы выбираем «стабильность», это почти всегда означает «болото», — говорит Ксюша.

Конечно, была последняя капля, которая запустила процесс воплощения мечты: у Ксюшиной сестры обнаружили рак на последней стадии. «Меня вдруг накрыло: а мы, оказывается, не бессмертны. Вот это открытие! Пока я стремилась сохранить мнимую „стабильность“, настоящая жизнь проходила мимо», — сказала Ксюша. И полетела.

Недавно видела отличную цитату Джима Рона: «Мы изменяем себя в основном по одной из двух причин — вдохновение или отчаяние». Как правило, вдохновение стучится в наше сердце так тихо и так ненастойчиво, что его заглушает голос денег, стабильности и прочих штук, которые придумали «взрослые».

Вдохновение копится на задворках души до тех пор, пока не приходит отчаяние, которое помогает понять: «А мы ведь и, правда, смертны. Вот незадача». И только тут начинаются перемены.

А если за 40?

У Аристарха, которому около 40, тоже была отличная работа в Москве, но он устал. В целом, работа его устраивала, но ему захотелось бросить всё, сменить род деятельности и переехать в другую страну.

Он сказал: «Ты знаешь, менять жизнь в 30, 40 или даже 50 совершенно не страшно. По-настоящему страшно в этом возрасте только одно: не знать, чего ты хочешь. Я уверен: человек обязан выяснить, что для него важно? Для чего он пришел? И добиться этого.

Многие мои сверстники признают, что выбрали неправильный путь, но они боятся что-то поменять. „Взрослые“ очень бояться рисковать. Но знаете, кто рискует больше всего? Тот, кто ничего не делает. „Безопасность“ гораздо опаснее риска».

Можно я еще раз повторю эту фразу Аристарха? Нам всем ее надо хорошенько запомнить.

Безопасность опаснее риска.

А если за 60?

Барбара Шер в книге «Лучше поздно, чем никогда» рассказывает такую историю: «Седовласая женщина подошла ко мне в книжном магазине в Вайоминге и сказала: „Как жаль, что я не слышала вас много лет назад. Были вещи, которыми мне хотелось бы заняться, но ничего не получалось. А сейчас уже слишком поздно“. Я спросила: „Вы больны?“

„Нет-нет, но мне уже шестьдесят три, я действительно прождала слишком долго“. „Знаете, — сказала я, — вы можете прожить до восьмидесяти или девяноста. И будете чувствовать себя полной дурой, когда поймете, что считали себя старой в шестьдесят три! Это чувство вам точно не понравится. Лучше начинайте действовать прямо сейчас“.

Ее проблема в том, что, как вас и меня, ее преждевременно травмировали собственные дни рождения. Пока мы достаточно поумнеем, чтобы понять, как молоды были в сорок, пятьдесят или шестьдесят, уже стукнет семьдесят, восемьдесят или девяносто!»

Нельзя себя списывать со счетов раньше времени.

А если за 70?

И вот напоследок одна из моих любимых историй из проекта Владимира Яковлева «Возраст счастья». Знакомьтесь, Линн Рут Миллер. Ей 80 лет.

В 70 лет она впервые вышла на сцену и начала карьеру в шоу-бизнесе как стенд-ап комик. Когда Линн выходит на сцену, она говорит: «Организаторы шоу сказали, что у меня есть всего девять минут. Они, вероятно, думают, дольше я не протяну».

Зрители начинают смеяться и уже не останавливаются. Сначала Линн просто рассказывала смешные истории из Интернета, а потом стала сочинять шутки самостоятельно. Линн признает, что много времени потеряла из-за глупых страхов выглядеть странно в глазах других людей.

Но она смогла побороть страх: «Теперь мне не страшно быть самой собой, и я умею ценить окружающих такими, какие они есть. Когда я была молодой, чужое мнение очень много значило для меня. Я не понимала, как прекрасно быть несовершенной. Зато теперь я это понимаю».

Мечты нужны для того, чтобы их воплощать, ведь так? Это наша святая обязанность перед миром. Никто не говорит, что всё закончится хорошо. Возможно, Ксюша налетается и вернется в кресло коммерческого директора. Возможно, Аристарх вернется в московские пробки.

Но ведь каждый из них вернется уже другим человеком, верно? Человеком, который освободил место для новой мечты.
13 4.8 1 1 1 1 1 (13)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи