Создание образа простака

Хитер не тот, кого считают хитрым, а кого принимают за простака. Притвориться простодушным  и бесхитростным человеком иногда очень выгодно, для достижения определенных целей.
Хитер не тот, кого считают хитрым, а кого принимают за простака.  П. С. Таранов
 
В принципе данный прием является частью более общего способа психологического воздействия — «внушения чувства доверия», описанного выше, однако иногда приобретает самостоятельное значение.

Еще в 1647 году Бальтасар Грасиан четко сформулировал данный принцип: «Употреблять расчет, но не злоупотреблять им. Напоказ его не выставляй, тем паче не позволяй разгадать, расчет надобно скрывать, он настораживает, особливо расчет тонкий, он ненавистен людям». Впрочем, практическое применение данного метода можно обнаружить в книге, написанной за три столетия до «Карманного оракула», — в «Декамероне» Джованни Боккаччо. Там рассказывается история об одном парне по имени Мазетто, который проник в женский монастырь под видом глухонемого. Его расчет был прост: если и захотят молодые монашки согрешить с мужчиной, то в первую очередь с тем, кто не сможет потом проговориться. Так и произошло.

Правда, потом Мазетто пришлось пожалеть о содеянном: он пользовался у монашек такой популярностью, что едва не погубил свое здоровье. Пришлось им даже составлять график использования любвеобильного «немого».

Это, так сказать, крайняя степень применения «принципа простака», на деле же все происходит значительно тоньше и естественнее. Суть данного приема заключается в том, что мошенники всеми доступными им способами стараются создать у человека ощущение его интеллектуального превосходства, одновременно нарочито принижая свои собственные умственные способности. В результате человек теряет бдительность, так как не ожидает какого-либо подвоха от простака, с которым он якобы имеет дело. На самом же деле простаком и «лохом» оказывается он сам.

У китайцев есть специальное название для данного приема — «притвориться свиньей, чтобы убить тигра». Он означает, что от сильного врага скрывают клинок меча, представляются глупым, как свинья, поддаются во всем, изображают дружескую улыбку и прислуживают, подобно рабам. Но как только представляется случай, раб превращается в палача.

Иногда этот прием несколько модифицируется. В этом случае мошенники создают иллюзию того, что потенциальная жертва обмана обладает большим знанием, чем они, и на этом может что-то выиграть. На самом деле оказывается, что знание жертвы было ложным и служило лишь приманкой с целью вовлечь настоящего простака в преступную игру. Вот как описывает этот прием реальная жертва обмана, попавшаяся на крючок:

«…помню, стояли 3–4 столика и поблизости ряды стульев. За ближним столиком и около него сидели какие-то люди в темно-серых комбинезонах, похожие на танкистов. Четверо из них играли в карты. Два или три человека сидели тут же, наблюдая за игрой. У одного из игроков (он сидел близко ко мне) из брючного кармана виден был уголок белого носового платка. Я бы не обратил на это никакого внимания, но кто-то из присутствующих подошел и незаметно для самого играющего потихоньку вытащил этот платок. На нем был завязан узелок. Вытащивший развязал узелок — там оказался бумажный рубль. Я внимательно наблюдал, что же будет дальше. Вытащивший рубль положил себе в карман, подняв с пола обрывок газеты, оторвал кусочек, скомкал и завязал носовой платок так же, как был ранее завязан рубль. Затем осторожно засунул этот платок обратно в тот же карман играющему. Потом начал разговор с играющим, спросил между прочим: «Что у тебя из кармана торчит?» Тот ответил, что цыганка гадала и завязала рубль на счастье. Вытащивший сказал, что цыганка обманула, завязала какую-нибудь бумажку вместо рубля. Игрок ответил, что этого не может быть, ведь он сам видел, как она завязывала рубль. Начался спор. Играющий предложил на спор часы, другой что-то порядка 10 рублей. Владелец часов сказал, что часы дороже стоят.

Настолько все выглядело естественным, что я, осторожный в жизни человек, вмешался в этот спор и предложил 50 рублей (в то время сумма приличная): я же был уверен в своем выигрыше. Когда ударили по рукам и хозяин платка вытащил и развязал его, там оказался… рубль!

Я обалдел в буквальном смысле, ведь собственными глазами видел, как завязывали клочок газеты. Пока соображал, приходил в себя, тех ребят с моими 50 рублями уже не было.

Собрал морячков-корешей с целью расправиться с обидчиками, но, увы, они как сквозь землю провалились, да и затея была бессмысленна. Только по прошествии какого-то времени я разгадал технологию этих мошенников. Работали по сговору, все было заранее спланировано. Работали на простачка вроде меня, хотя, думаю, что на эту удочку мог попасться любой другой.

В кармане было два одинаковых носовых платка, в каждом завязано по рублю. В момент, когда хозяин извлекал из кармана якобы платок с бумажкой, он просто незаметно заталкивал его подальше, а извлекал другой, такой же, но с рублем» (журнал «Мошенники», № 3, 1996).

В каждой стране есть свой знаменитый детектив, которому под силу распутать любое преступление. У англичан это Шерлок Холмс, у американцев — Пинкертон, у французов — комиссар Мегрэ. Оказывается, у китайцев тоже есть свой гений сыска — господин Пэн, прототип которого действительно жил в XVII–XVIII веках в императорском Китае и возглавлял один из уездов страны. Господин Пэн оказался проницательным полицейским и расследовал множество самых запутанных преступлений.

Однажды он расследовал дело о двойном убийстве — мужчины и молодой женщины.

Женщина была задушена, а мужчина обезглавлен, причем головы нигде не было, так что его нельзя было опознать. Женщину же опознал ее отец, который сказал, что последнее время она жила со своим мужем по имени Яо Гуанчжи. Муж убитой, естественно, отрицал свою причастность к преступлению, хотя его поведение вызвало у господина Пэна подозрение. В то время когда был обнаружен труп его жены, он развлекался с хорошенькой соседкой — госпожой Ли. Муж ее, согласно показаниям подружки Яо Гуанчжи, несколько дней назад уехал за товарами и вернется не скоро. Все это наводило господина Пэна на мысль, что молодые люди, сговорившись, убили своих супругов, чтобы жить вместе.

Он приказал подвергнуть подозреваемого Гуанчжи допросу с пристрастием, но тот упорно настаивал на своей невиновности и кричал, что его бьют незаслуженно. Между тем явных улик против Гуанчжи и госпожи Ли у Пэна не было, и он решил изменить тактику поведения. Он приказал прекратить допрос, извинился перед Яо Гуанчжи за побои и даже выдал ему денежную компенсацию за причиненный моральный ущерб. После чего он отпустил подозреваемых домой. На прощание он сказал Яо Гуанчжи: «Иди, похорони свою жену и занимайся своими делами. Поверь, что я отомщу за твою жену негодяю, который ее убил!»

Арестованные поблагодарили Пэна и отправились восвояси. Но хитрый господин Пэн направил по их следам своего лучшего сыщика. Тот обнаружил, что они пошли в дом к госпоже Ли. Сыщик осторожно отклеил бумагу на окнах их дома и увидел, что они весело пируют за богато накрытым столом. Госпожа Ли подливала Яо Гуанчжи вино со словами: «Выпей еще два кубка за полученные сегодня удары». Тот отвечал: «Завтра мы избавимся от этой штуки, которая может нас погубить. Тогда у меня камень с души упадет». Женщина произнесла: «Теперь мы можем навечно стать мужем и женой. Ты избавился от нее, а я от него», — и она поднесла кубок с вином к губам Яо Гуанчжи. Услышав все это, сыщик ворвался в комнату и заковал захваченных врасплох преступников.

В данном рассказе господин Пэн притворился, что поверил россказням Яо Гуанчжи, и тем самым заставил того расслабиться и утратить бдительность. Прикинувшись простачком, Пэн проявил мудрость и тем самым обманул убийцу, заставив того проговориться.

Бывший профессиональный карточный игрок экстра-класса Анатолий Барбакару в своей книге «Записки шулера» неоднократно пишет, что хорошо играть в карты — еще полдела. Для того чтобы выиграть, нужно убедить потенциального партнера, что ты играешь не лучше его. А вот эта задача порою оказывается весьма непростой. Поэтому профессиональные игроки вынуждены прибегать к различным хитростям, чтобы заманить своих жертв за карточный стол. Некоторые шулеры достигали в этом искусстве подлинного совершенства, обманывая не только наивных «лохов», но и своих «братьев по ремеслу», что ценилось гораздо выше, да и приносило куда больший доход. Вот пример из его книги:

«…на Привозе у входа, в самом зловонном людской мерзостью месте, растерянно стоял сельский гражданин. В немыслимых полосатых штанах с мотней у колен, в немыслимом крапчатом пиджаке на вырост, лоснящемся от огородной грязи, в соответствующей костюмному ансамблю кепке набекрень. Растерянно рылся в карманах, искал чего-то.

Выворачивая, извлекал на свет Божий их содержимое: грязные тесемки, базарные квитанции, огрызки бублика, носовой платок, которым, должно быть, обтирал и сапоги. И вдруг — засаленную лохматую колоду карт и стопку, толстенную стопку разнокалиберных грязных купюр. Извлеченные вещи наивно и доверчиво держал пока в руке.

— Что, батя, посеял? — сладко посочувствовал возникший подле гражданина один из хозяев этого не самого уютного места под солнцем.
— Шо? — отозвался батя, не прерывая поисков.
— О, карты, что ли? — изумился вроде сочувствующий. — Ну.
— Ты шо, батя, в карты играешь? — явно подхалимажно сбился на сельский говор подошедший.
— Та, играю, — доверчиво, как соседу через плетень, подтвердил гражданин.

Что тянуть. Заманил этот привозный подхалим мужичка в игру. Мужичок его и нагрузил на восемнадцать штук. И пришлось платить. Потому как кличка у мужичка была Маэстро».

По материалам Щербатых Юрий Викторович «Искусство обмана»
28 4.2 1 1 1 1 1 (28)
Добавить комментарий


Защитный код

Статьи